пятница, 25 декабря 2009 г.

НОВЫЕ КАВАЛЕРЫ ОРДЕНА А.К. ДЕНИСОВА – УРАЛЬСКОГО.

12 декабря 2009 года, в рамках ежегодной выставки-конкурса «Петербургский Ювелир», организуемой Выставочным Обьединением «Мир Камня» (Конногвардейский Манеж, Санкт - Петербург) состоялась торжественная церемония вручения знаков Ордена А.К.Денисова-Уральского новым кавалерам.
Орден Денисова – Уральского был учрежден в 2006 году, в память 80-летия со дня смерти выдающегося российского камнереза и художника Алексея Козьмича Денисова – Уральского (1864 – 1926) , единственного при жизни Карла Фаберже достойного конкурента в творчестве и соратника в деле Возрождения русского камнерезного искусства.
В 2007 году заслуженный художник России Борис Харитонов разработал эскиз знака Ордена. В 2008 году первый комплект орденов был изготовлен «Ювелирным заводом АЛЬФА» в Санкт – Петербурге.

Первыми кавалерами ордена стали:
# 1. ЖУКОВ Анатолий Иванович. Род. в 1956 г. в Свердловске. Художник – камнерез, г. Екатеринбург. Член Союза художников.
# 2. АНТОНОВ Алексей Николаевич. Род. в 1973 г. в Свердловске. Руководитель «Творческой студии Алексея Антонова», художник – камнерез, г. Екатеринбург.
# 3. ХАРИТОНОВ Борис Николаевич. Род. с 1938 г. в Челябинске. Заслуженный художник Российской Федерации, г. Екатеринбург.
# 4. СЕМЕНОВА Светлана Валентиновна. Род. в 1933 г. в г. Луганске, Украинской ССР. Член Союза журналистов, г. Екатеринбург.
# 5. СУХАЧЕВА Надежда Николаевна.Род. в 1949 г. на ст. Чешли, Кзыл-Ординской области Казахской ССР. Заслуженный работник профессионально – технического образования РФ, г. Екатеринбург.
# 6. ПАХОМОВА Надежда Петровна. Род. в 1946 г. в Свердловске. Заслуженный работник культуры РФ. Директор Музея ювелирного камнерезного и искусства, г. Екатеринбург.
# 7. ИВАНОВ Александр Николаевич. Род. в 1962 г. в г. Острове, Псковской области. Генеральный директор Русского Национального музея, Президент Международного Мемориального Фонда Фаберже. Полный кавалер Ордена Карла Фаберже, г. Москва.
Награды были вручены екатеринбуржцам 14 ноября 2008 г., в Екатеринбурге во врема подведения итогов ежегодной выставки – конкурса имени А.К.Денисова – Уральского в Музее ювелирного и камнерезного искусства. А.Н. Иванову орден и свидетельство были вручен 16 октября 2008 года в Москве.

Год назад здесь же в Конногвардейском Манеже ордена Денисова-Уральского получили петербуржцы:

# 8. АНАНЬЕВ Антон Валентинович. Род. в 1976 г. в Ленинграде. Художник – камнерез. Мастерская «Каменный Гость», Санкт – Петербург.
# 9. ВЕСЕЛОВСКИЙ Александр Род. в 1974 г. с г. Апатиты Мурманской области. Художник – камнерез. Мастерская «Каменный Гость», Санкт – Петербург.
# 10. СКУРЛОВ Валентин Васильевич. Род. в 1947 г. в Ленинграде. Историк ювелирного искусства, эксперт Министерства культуры РФ. Полный кавалер Ордена Карла Фаберже, Санкт – Петербург.
Свидетельства подписала Татьяна Фаберже в Женеве 31 августа 2008 г.

На этот раз Валентин Скурлов, в качестве представителя Мемориального Фонда Фаберже, учредившего награду «Орден Денисова-Уральского», вместе с членом Наградной комиссии проф. Леонидом Юрьевичем Салминым (Екатеринбург) вручили ордена следующим персонам:

# 11. ФАЛЬКИН Сергей Александрович. Род. в 1955 г. в Иркутской области. Руководитель Творческой мастерской «Фалькин», Санкт-Петербург. Член Союза художников.
# 12. БАКУТ Наталия Алексеевна. Род. в 1958 г. в Калининграде. Руководитель «Творческой студии Наталии Бакут», Иркутск. Член Союза художников.
# 13. ПАВЛОВ Андрей Леонидович. Род. в 1946 г. в Ленинграде.
Ювелир-камнерез. Руководитель «Художественных мастерских Андрея Павлова», Санкт-Петербург.
# 14. ЛЕВЕНТАЛЬ Александр Соломонович. Род. в 1959 г. в Ленинграде. Художник-камнерез, Творческая мастерская «Фалькин», Санкт-Петербург.
# 15. ШИМАНСКИЙ Сергей Петрович. Род. в 1964 г. в Тернополе, Украинской ССР. Художник-камнерез, Творческая мастерская «Фалькин», Санкт-Петербург.
# 16. ПОНОМАРЕВ Григорий Анатольевич. Род. в 1964 г. в Свердловске. Художник-камнерез. Художественный руководитель «Мастерской имени Ильи Боровикова», Екатеринбург.
# 17. КСЕНОФОНТОВ Ярослав Юрьевич. Род. в 1969 г. в Ленинграде. Художник-камнерез, Санкт-Петербург.
# 18. ПЫЛИН Геннадий Евгеньевич. Род. в 1964 г. в Ленинграде. Художник-камнерез, Санкт-Петербург.
В удостоверении о вручении Ордена внесена формулировка обоснования:
«За выдающийся вклад в развитие камнерезного искусства Росии, совранение и творческое развитие традиций А.К. Денисова – Уральского». В соответствии со статусом Ордена всем награжденным присвоено звание «Заслуженный деятель камнерезного искусства».
Половина награжденных (4 из 8) родились в Ленинграде, остальные – в разных областях бысшего СССР. География гпворит о том, что круг кавалеров не ограничивается Санкт – Перебургом, где 30 лет жил и работал великий художник – камнерез Алексей Козьмич Денисов – Уральский, уралец по рождению. Большинство из награжденных уже более четверти века плодотворно трудится на ниве камнерезного творчества, без них невозможно представить широкую политру высокого российского камнерезного искусства. Старше всех - Андрей Павлов, организатор первого еще в Ленинграде кооператива «Первая Камнерезная Артель», названием отсылающим во времена Фаберже, и самый молодой – Ярослав Ксенофонтов (хотя ему уже исполнилось 40 лет) Ярослав Ксенофонтов, основоположник целого направления в искусстве камнерезной пластики, не получившего еще окончательного названия, но трактуемого, как «петербургский делицизм» или «невская гофманиада».
Наградные листы подписала 25 августа 2009 года с Дрездене председатель Наградной Комиссии Ордена А.К.Денисова-Уральского, Почетный председатель Мемориального Фонда Фаберже Татьяна Федоровна Фаберже и члены Комиссии с лице Валентина Скурлова, Виталия Пилюшина и Леонида Салмина.
Награжденным было передано приветственное послание Татьяны Федоровны Фаберже. В свою очередь, новые кавалеры выразили искреннюю благодарность за высокую оценку их творчества и общественное признание заслуг.
Валентин Скурлов выразил общее соболезнование по поводу кончины кавалера орденов Фаберже (знак # 4) и Денисова-Уральского (знак # 3), заслуженного художника России Бориса Николаевича Харитонова, г. Екатеринбург (умер 22 мая 2009 г.), автора проекта знака Ордена Денисова-Уральского.
На сегодняшний день мы имеем 18 достойных кавалеров Ордена Денисова – Уральского (включая Бориса Харитонова). По восемь представителей Екатеринбурга и Санкт – Петербурга, один москвич (Александр Иванов) и одна иркутянка (Наталия Бакут). 14 из 18 кавалеров – непосредственно художники-камнерезы.

Валентин СКУРЛОВ,
Женева, 21 декабря 2009 г.

понедельник, 7 декабря 2009 г.

Высоконаучное издание об истории Санкт-Петербурга (Рецензия на издание: «Старый Петербург. Поиски, находки, откры-тия»: Сборник статей / Сост. и ред. Е.И. Краснова. СПб.: На страже Родины, 2009. 414 с.)

Сергей Николаевич Полторак
доктор исторических наук, профессор,
академик РАЕН
главный редактор журнала «Клио»,
рoltorak2006@yandex.ru
195251, Санкт-Петербург, Политехническая ул., 29,
тел.: (812) 534-28-28

______________________________________________________

24 августа 2009 г.




Высоконаучное издание об истории Санкт-Петербурга
(Рецензия на издание: «Старый Петербург. Поиски, находки, откры-тия»: Сборник статей / Сост. и ред. Е.И. Краснова. СПб.: На страже Родины, 2009. 414 с.)

Нередко ученые свысока относятся к публикациям, посвященным истории Санкт-Петербурга, считая краеведение «околонаучной» дис-циплиной. Это большое заблуждение, поскольку степень научности той или иной работы определяется не столько тематикой труда, сколько его достоверностью, востребованностью, новизной и другими параметрами, в которые краеведение или, в нашем случае, петербур-говедение вписывается на полном основании.
Несколько месяцев назад в Санкт-Петербурге скромным тиражом в 500 экземпляров вышел сборник статей «Старый Петербург. Поис-ки, находки, открытия», который, на мой взгляд, заслуживает высокой профессиональной оценки. С выходом в свет этого издания в научный оборот были введены сотни новых архивных документов, а также све-дения из редких, а порой основательно забытых старых периодиче-ских изданий и монографий.
Вышедший из печати сборник статей – своеобразная итоговая ра-бота талантливого творческого коллектива – членов Секции истории старого Петербурга, которая уже 50 лет активно трудится при Музее истории Санкт-Петербурга. Основателем и руководителем этого на-учного сообщества был выдающийся петербурговед С.М. Вяземский. Последние 20 лет этой общественной организацией руководит извест-ный ученый, автор многочисленных блестящих публикаций об исто-рии города Е.И. Краснова.
В сборник вошло около 40 статей, каждая из которых без исклю-чения имеет немалую научную ценность. Вполне справедливо, что статьи Ю.А. Иванова, В.В. Лаврова и А.М. Блинова посвящены дея-тельности основателя Секции Сергея Михайловича Вяземского. От-мечая его несомненные многочисленные заслуги, авторы единодушны во мнении: этот человек внес крупный вклад в изучение истории Санкт-Петербурга, а его роль в исследовании прошлого города до сих пор не оценена по заслугам. Всецело поддерживая это мнение, счи-таю, что было бы справедливым увековечить память этого ученого в названии одной из улиц Санкт-Петербурга.
Поражает удивительное разнообразие публикаций, вошедших в это издание. Посвященные, казалось бы, локальным событиям или от-дельным персоналиям, эти статьи в совокупности представляют не-кую общность исследовательских материалов, позволяющих на каче-ственно новом уровне оценить многие факты истории Петербурга-Петрограда-Ленинграда. В статьях на прекрасном фактическом мате-риале освещается деятельность ряда самобытных учебных заведений, таких например, как школа Карла Мая (Благово Н.В. «Общество “Майский жук”» (с. 36-45)), немецкие школы (Векслер А.Ф. «Препо-даватели русского языка в немецкой школе и их воспитанники» (с. 97-116)), Удельное земледельческое училище (Красногородцев С.А. «Вдали от суеты селений…» (с. 271-279)).
Восхищают публикации о совершенно неизвестных прежде об-щественных организациях, таких, например, как «Измайловский До-суг», из которой вышли многочисленные деятели культуры, просла-вившие не только Петербург, но и всю Россию.
Бесспорно, к числу сильных сторон издания следует отнести пуб-ликации, посвященные деятельности отдельных петербуржцев, исто-рии домов и улиц имперской столицы. Отдавая дань уважения многим авторам, особо отмечу работы В.Е. Павлова «Бетанкур и Монферран» (с. 323-330) и Е.И. Красновой «Дидро в Петербурге. История одного поиска» (с. 238-246). Владимир Егорович Павлов – выдающийся био-граф А. Бетанкура, сделавший как никто много для исследования его вклада в развитие Петербурга и экономики всей России. Елена Иоси-фовна Краснова сделала ряд важных открытий, связанных, в том чис-ле, с пребыванием в нашем городе Д. Дидро.
Особого внимания заслуживают и статьи В.В. Скурлова, посвя-щенные различным аспектам деятельности выдающегося петербург-ского ювелира К. Фаберже. Работы Валентина Васильевича при всей их научной обоснованности захватывают, как талантливо написанный детектив, будоражат воображение увлекательными картинами про-шлого.
В то же время, совершенно блистательны статьи, в которых из-ложена история городских районов. В их числе следует особенно от-метить статью Л.И. Бройтман «Загадки Коломны» и В.М. Машкова «Кто Вы, господин Пискарёв?».
Отличительной особенностью сборника статей стала редкая плотность ссылок на документы Российского государственного исто-рического архива (РГИА), Государственного архива Российской Фе-дерации (ГАРФ), Российского государственного архива древних актов (РГАДА), Российского государственного военно-морского архив (РГА ВМФ), Центрального государственного архива литературы и искусст-ва Санкт-Петербурга (ЦГАЛИ СПб), Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), Архива Эрми-тажа, Отдела рукописей Русского музея.
Об основательности публикаций свидетельствует то, что авторы ссылаются не только на монографии, статьи предшественников, га-зетные публикации XVIII и XIX веков, но и на диссертации истори-ков, используют зарубежную историографию.
Очень профессионально авторы статей обращаются к мемуарным источникам, камер-фурьерским журналам, малотиражным изданиям, вышедших из печати порой тиражом в 100-200 экземпляров.
Сюжеты многих статей – совершенно неожиданные, что дает возможность по-новому взглянуть на, казалось бы, уже «закрытые» темы.
Радует то обстоятельство, что среди участников сборника – мно-гочисленные авторы журнала «История Петербурга»: Н.В. Благово, Л.И. Бройтман, А.Ф. Векслер, А.С. Дубин, М.Г. Корнева, Е.И. Крас-нова, В.Е. Павлов. Эти авторы – авторитетные исследователи истории нашего города, по трудам которых во многом можно оценивать уро-вень петербурговедения сегодняшнего дня.
Судя по содержанию сборника, его авторам есть к чему стре-миться, есть «резерв» для совершенствования. Обращает на себя вни-мание то, что некоторые периоды истории нашего города, в том числе и «петроградский» обойдены стороной. В статьях не часто делаются научные обобщения. Некоторые исследователи путают источники с историографией (с. 130). Крайне редко петербурговеды обращаются к документам, хранящимся в фондах музеев, в частности, в Музее ар-тиллерии, инженерных войск и войск связи. Немного удивляет то, что фонды Пушкинского Дома, Отдела рукописей Российской националь-ной библиотеки тоже пока не привлекают внимания исследователей прошлого нашего города.
При всей привлекательности этого сборника статей ему явно не достает иллюстративного материала, особенно редких фотографий, имеющихся как в архивохранилищах, так и в частных коллекциях.
Тем не менее, вышедший из печати сборник «Старый Петербург. Поиски, находки, открытия» – заметное событие в научной жизни не только культурной столице, но и всей страны. Надеюсь, что выход в свет этого издания не останется незамеченным нашей научной обще-ственностью.

С.Н. Полторак

РЕЦЕНЗИЯ О КНИГЕ «СТАРЫЙ ПЕТЕРБУРГ. Поиски, находки, открытия»: Сборник статей / Составитель и редактор Е.И. Краснова (СПб.: На страже Родины, 2009. 414 с.)

ВЛАДЛЕН СЕМЕНОВИЧ ИЗМОЗИК
доктор исторических наук, профессор,

заместитель главного редактора журнала
«История Петербурга»

195251, Санкт-Петербург, Политехническая ул., 29
тел./факс (812) 534-28-28


21 августа 2009 г.

РЕЦЕНЗИЯ
О КНИГЕ «СТАРЫЙ ПЕТЕРБУРГ. Поиски, находки, открытия»: Сборник статей / Составитель и редактор Е.И. Краснова (СПб.: На страже Родины, 2009. 414 с.)

С выходом в свет книги «Старый Петербург. Поиски, находки, открытия»: Сборник статей (Составитель и редактор Е.И. Краснова) петербурговедение явно обогатилось. И не только открытием новых страниц и воскрешением забытых имен в истории великого города. Издание, скромно означенное как сборник статей, напомнило нам о людях, на протяжении нескольких десятилетий служащих верою и правдой, без «жалованья», а по велению души и сердца городу Святого Петра на ниве его исторического изучения, познания и научной популяризации.
Пятьдесят лет при Музее истории Санкт-Петербурга – Ленинграда (вне штата, а стало быть, исключительно для общественной пользы) работает когорта людей – Секция истории Старого Петербурга, делом жизни которых стала исследовательская деятельность различных аспектов историко-краеведческих знаний. Последние 20 лет этой Секцией руководит известный исследователь истории Санкт-Петербурга Е.И.Краснова.
Пятидесятилетнему юбилею своего сообщества, светлой памяти его основателя С.М. Вяземского (1895–1983) и ряда других активнейших членов – А.М. Блинова (1920–2007), С.И. Гришкиной (1962–2007), В.И. Дедюлина (1926–2002), Ю.А. Иванова (1939–2002), С.А. Красногородцева (1904–1996), Б.М. Кудашева (1920–2005), В.А. Машкова (1947–2006), А.Н. Саввиной (1928–2006) посвящено это издание.
В скупых строках небольшой первой части этой книги, буднично, по-деловому рассказывается об истории секции, о ее возникновении, называются имена участников, обозначается круг их интересов и исследовательских пристрастий. Поразительно, но факт: большинство членов секции не является историками по образованию. Петербурговедение стало сначала их призванием, а затем для большинства подлинной профессией и смыслом жизни. В конце сборника помещены сведения об авторах публикаций. По моему мнению, до обидного короткие. Следовало бы их расширить и поместить развернутые биобиблиографические справки. Ведь многие из авторов имеют в творческом багаже монографии, книги, брошюры, буклеты, а уж их научных и публицистических статей, популярных публикаций не счесть. Имена участников юбилейного сборника сегодня хорошо и широко известны всем, кто соприкасается и историко-краеведческими знаниями о Петербурге.
Вот они: Н.В. Благово – специалист в области электротехники, а А.Ф. Векслер – радиотехник. Т.В. Герхен – геофизик, а В.И. Дедюлин и А.Н. Саввина – медики, С.И. Гришкина окончила Политехнический институт, а М.Г. Козырева – геологический факультет ЛГУ. Е.И. Краснова окончила физический факультет и многие годы читала курс физики в вузе. Ю.А. Иванов занимался наземной нефтяной и инженерной сейсморазведкой и морской звуковой геолокацией. С.А. Красногородцев – инженер – электрик, а А.Н. Лукоянов – работает в химической промышленности. Б.М. Кудашев, А.Е. Мамонтов и Г.Н. Корнева окончили ЛЭТИ, а Т.Н. Чебоксарова много лет там преподает. В.Е. Павлов – доктор технических наук, профессор был ректором ЛИИЖТа, а сейчас имеет более 120 научных публикаций об истории нашего города. В.А. Машков много лет работал на Кировском заводе. В.Д. Привалов – инженер, а В.В. Скурлов – авторитетный эксперт в области ювелирного искусства. Лишь только четверо – А.М. Блинов, Л.И. Бройтман, А.С. Дубин и К.Ф. Чижов из 25-ти авторов публикаций, объединенных в книгу «Старый Петербург», изначально были профессиональными историками.
Как сильна любовь к своему городу у этих людей, ставших глубокими исследователями и неутомимыми пропагандистами подлинной истории города, ведь им прежде приходилось с большим упорством пробиваться через административные и идеологические препоны, часто стоявшие на их пути. Обращение к «неудобным», «нежелательным», а то и вовсе прежде «закрытым» темам и именам в истории Санкт-Петербурга – Ленинграда как в исследованиях, публикациях, так и в лекционной и экскурсионной практике было для них не только привычным, но и делом чести. Они во второй половине ХХ столетия воскресили разгромленное коммунистическим режимом краеведение, очистили его от вульгарного идеологического налета, во многом проложили новые пути, ставшими сегодня не просто «проторенными», а магистральными.
Удивительная книга! Вряд ли найдется взявший ее в руки читатель, который не получит удовлетворения своим интересам к тому или иному явлению или периоду в истории Петербурга. Откройте ее буквально на любой странице.
…Чем памятен нашим современникам придворный банкир Александр Раль? Пожалуй, лишь очень тонкие знатоки истории экономики России и придворной жизни императорского двора ХIХ столетия смогут ответить на этот вопрос. Однако, жизнь его чрезвычайно любопытна и другими сторонами деятельности. Он – организатор «Нового музыкального общества Санкт-Петербурга», из которого выросло Санкт-Петербургское филармоническое общество. Один из его сыновей был капельмейстером Императорских театров, правнучка – С.В. Ковалевская – первой женщиной – академиком. Александр Раль был тестем выдающегося художника и архитектора А.П. Брюллова.
Какой след в истории русского декоративно-прикладного искусства и интерьера оставила английская мебельная фирма «Мейпл» («Maple and Co»)? Какие здания в Северной столице были оформлены ее продукцией? Оказывается, очень значительные – Александровский дворец и дворец великого князя Бориса Владимировича в Царском Селе, дворец великого князя Павла Александровича на Английской набережной, 68…
Как изменялась нумерация домов в Петербурге на протяжении двух столетий и как точно выяснить прежние официальные адреса городских домовладений? Ответ на этот вопрос дает статья Е.И. Красновой «Источники для изучения истории домовладения в Санкт-Петербурге».
В каком именно доме и у кого из Нарышкиных жил во время приезда в Санкт-Петербург Дени Дидро? Мемориальная доска, отмечающая это событие, украшает дом на Исаакиевской площади, что не соответствует исторической правде.
Где в ХVIII веке жили в Петербурге известные художники и ваятели, архитекторы-строители города на Неве? (Лишь единичные дома отмечены мемориальными досками). А ведь многие адреса известны. Речь идет о Доменико Трезини, Михаиле Махаеве, Иване и Романе Никитиных, Карле Людвиге Христинеке, Иване Вишнякове, братьях Бельских и других.
Оказывается, что история дома № 60 на Невском проспекте, внешне и сегодня примечательного размещенным в нем кинотеатром «Аврора», столь исключительна по блеску исторических лиц с ним связанных, что даже искушенные в истории Петербурга удивятся! Здесь жили основатели Румянцевского музея братья Сергей и Николай Петровичи Румянцевы, литератор П. А. Вяземский и Франц Сен-Галли, знаменитый механик и фабрикант. Здесь замышляли дуэльный поединок с А. С. Пушкиным Геккерн и Дантес. Дом, перестроенный академиком Г. Боссе, вместит в своих стенах литераторов – создателей Козьмы Пруткова и художника и медальера Ф. П. Толстого, позднее – знаменитых издателей Глазуновых и композитора А. К. Глазунова. В кинотеатре «Пиккадили» (нынешней «Авроре») служил пианистом Д. Д. Шостакович…
Кружок офицеров «Измайловский Досуг» просуществовал всего лишь тридцать лет. В 1914 году он прекратил свое существование, все офицеры – измайловцы ушли на фронт. Казалось бы, объединений любителей в старом Петербурге существовало множество, да и какой особенный след в истории оно могло оставить? Однако, «Досуг» оказался не пустым! На его «знамени» значились – литература, искусство, просвещение, самообразование, а не офицерские попойки, пирушки, кутежи. «Звездой Досугов» был великий князь, президент Императорской академии наук, командир Государевой роты Измайловского полка Константин Константинович Романов (К.Р.). Надевая форму того полка, «Жетон Досугов» носили Александр III и Николай II. А кроме военных в число участников «Досуга» входили избранные общим собранием, поэты А. Н. Майков и Я. Н. Полонский, композитор А. К. Глазунов, режиссер В. Н. Давыдов и другие известные деятели русской культуры той поры.
Тысячи действующих лиц – персонажи истории далекой, реже – современников, сотни исторических адресов – исчезнувших и существующих ныне, объемлет это удивительное, внешне скромное издание. Все публикации – плод скрупулезных поисков и обобщений авторов, посвятивших ликвидации «белых» пятен и лакун в многосложной истории Петербурга.
Как рождалась эта книга? Похоже, что не просто. Ведь она, хоть и имеет «шапку» Музея истории Санкт-Петербурга, издана на деньги, собранные авторами. Музей, видимо, не считает подобные издания не только приоритетными, но и просто нужными. Все делалось, как было принято говорить раньше, «на общественных началах». Честь и хвала подвижникам! Всем! Но, отдельное слово благодарности хочется выразить Елене Иосифовне Красновой – редактору-составителю, одному из авторов, нынешнему лидеру секции, а главное – «мотору» настоящего издания.
Особо придирчивому читателю книга может показаться несколько стилистически неровной, представленные очерки «разношерстными». Но их строгая научность и документальность, помноженные на тематическое многообразие, неравнодушие авторских оценок и индивидуальные литературные почерки, высветят исключительный объем исторического материала, вводимого в оборот петербурговедения, и обозначат групповой портрет необыкновенного собрания лиц настоящих петербуржцев – благородных, самоотверженных, преданных своему Великому городу и его подлинной истории.

Ю. В. Мудров,
член редколлегии журнала «История Петербурга»,
вице-президент Российского Комитета
Международного Совета музеев (ИКОМ),
член Международного Совета по охране
памятников и исторических мест (ИКОМОС),
член Европейского общества культуры


Настоящая рецензия принята к печати журналом «История Петербурга» и будет опубликована в № 6 (52) – в декабре 2009 г.


В.С. Измозик

понедельник, 2 ноября 2009 г.

История ювелирного искусства.

11.01.2006
Введение
История ювелирного искусства неразрывна от истории государства.
Пожалуй, ни один вид искусства и промышленного производства не зависит так от государственного регулирования как ювелирное дело. Так было и остается во всех странах. Франция во время Великой революции сбросила корону, оковы монархии, уничтожила цеховщину, ювелирным мастерством мог заниматься любой. В результате снижения качества изделий, но ювелирное искусство не было уничтожено. Иное дело у нас, в России. Советское государство фактически запретило заниматься ювелирным ремеслом, ювелирное дело: искусство оказалось в загоне.
Авторитет имени, авторитет русских фирм Фаберже воспринимается как российское имя. ФАБЕРЖЕ во всем мире ассоциируется с Россией. САЗИКОВ, ХЛЕБНИКОВ, ОВЧИННИКОВ – славные имена предшественников. ФЕЛЬКЕРЗАМ: ФАБЕРЖЕ – ведущая фирма в мире. ФАБЕРЖЕ смело мог сказать: «я стоял на плечах гигантов». Нами был сделан анализ трудовых биографий ювелиров МЮТ по состоянию на 1927 года (в связи с закрытием фабрики МЮТ). Рабочие переходили с одного предприятия на другое. Трудовая миграция. Следовательно, они выбирали, где лучше, несли свое умение, накопленный опыт, обогащались новым опытом на новом предприятии.
Были два центральных художественно-промышленных училища: Строгановское и Штиглица. Два центра обучения и курируемые ими художественно-промышленные училища училища-филиалы, в 1995 году было отмечено 100-летие здания Училища Штиглица, сооруженное по проекту его первого директора академика архитектуры Максимилиана Месмахера.
Авторитет русской ювелирной школы. Задачи нашей ювелирной промышленности. Отрасли промышленности и торговли, несмотря на конкуренцию, мы обречены на взаимодействие. Рынок наш российский – особенный рынок. Его надо изучать. Здесь можно многое найти и многое потерять. Надо уметь войти на русский рынок. До революции – экспансия германских фирм на русском рынке. Дело пошло до того; что на русском рынке предлагались германские фабричные изделия в древнерусском стиле (как об этом пишет в своей статье С. Недлер). Франц Бирбаум пишет об экспансии французских фирм.: Картье и Шоме (существующих и поныне, из них Картье имеет магазин в Москве). Но, не проходило и дня, замечает далее Бирбаум, чтобы нам не приносили эти изделия в починку. Может быть, уступая дизайном французским изделиям, русские изделия отличались безукоризненным качеством закрепки. Фирма БОЛИН имела четырех французских художников, ее драгоценные изделия отличались изяществом и благородством. Фирма Болин специализировалась на драгоценных вещах для свадебных и иных подарков императорского двора. Мы делали изделия из серебра, продолжает Бирбаум. Но Россия еще не дошла до такого состояния, чтобы приглашать для работы себе как Париж, японцев. Между тем, в Париже японскую эмаль накладывали в некоторых мастерских японцы.
Бомонд предпочитал Картье. Провинция питалась изделиями московских фирм. Поэтому через Московское пробирное управление проходило более половины золотых, серебряных и ювелирных изделий России. В Москве оплата ювелиров была на 20 % ниже, чем в Петербурге. Извечный спор Москвы и Петербурга. Россия гигантскими шагами наверстывает сейчас отставание.
(В Петербурге изучают спрос на шампуни Фаберже).
Художник МЮТ, а, выпускник Строгановского училища Ногтев. Мишуев. Колярский – один из сочинителей герба России. Калугин – художник многих фильмов Ленфильма. Клавдия Апухина – о своих занятиях ювелирным делом и не вспоминала. По - разному сложились судьбы ювелиров в 1920-1930 годы. Расстрелянное поколение.
Философия русского ювелира. Отличие от западного. Это подметил еще биограф Фаберже, бывший сотрудник его Лондонского филиала Г.Ч. Бэйнбридж. Английский ювелир – ростовщик. Берет в заклад бриллианты. Зачем думать о качестве, если ростовщичество приносит больше доходов.
Взаимосвязь русского ювелирного искусства с мировой шкалой . См. БИРБАУМ, ссылки на западных ювелиров. Бирбаум фактически отразил многие вопросы, теоретические. теория вещи, теория Морриса. Ленин –«золотые нужники»(том 44 ПСС). Но ведь уже были золотые сосуды известного назначения (фирмы Генрихсен, продолжатель Любавин) из золота, эмали с гравировкой. Рабочие с яростью смотрели на изображения Ольги и Татьяны в образах святых. - На яйце «Красный Крест, 1915 года»?.
ОЛОВЯНИШНИКОВ, ХЛЕБНИКОВ, «БЕЙЛИН и Сын», ЛОРИЕ: все торговые дома. Успех был за торговыми домами, акционерными обществами. Новая схема управления. Выживает только многопрофильно предприятие.
Талантливые капиталисты. При этом не обязательно возглавлять Торговый Дом представителю фамилии, есть много талантливых директоров, приглашаемых. Хозяева предприятия входят в состав директората номинальными членами. ХЛЕБНИКОВ: фирма – директора Педашенко и др. Мария Педашенко – его дочь – ученица Училища Строгановского. Роль культурного ремесленника, воспитанного рабочего. Рабочего мастера, гордящегося своей профессией. Об этом говорит хорошо в своем очерке Регина Ванюшова – рабочие гордились своей профессией. Они хорошо зарабатывали, стремились привить вкус к профессии своим детям. Семейное дело. Роль капиталиста. Личность капиталиста-организатора. Роль его чрезвычайно велика. Мотор. Фаберже, как Форд, как Тэйлор. Организатор производства. Доскональное знание профессии (сам он сдал экзамен на мастера золотых дел). Обучение за границей. Так же Маршак – ездил за рубеж, изучал ювелирное производство. Привлекал к работе женщин. Так же БОЛИН. Привлекал французских художников, имел магазины в Баден-Бадене, в Лондоне и Париже, обучался за рубежом.
Клиенты и хозяева. Роль новой клиентуры буржуазной. Об этом хорошо сказал Бирбаум. Они уважали в художнике творца. Роль талантливых исполнителей. Дербышев (его друг Иван Шадр, вместе учились в Екатеринбургском художественно-промышленном училище, их учил Федор Грюнберг, он же Теодор Зальканс).
Революционное движение затронуло и рабочих-ювелиров. Но закончилось оно не в пользу бастовавших. И какие претензии хозяевам: грязные полотенца. Но в 1917 году именно забастовки погубили Московское предприятие Фаберже. Не помогли и обращения к военному министру Керенскому (завод выполнял военные заказы).
Попытки системного анализа. Точнее подходы системные. Производство, распределение, обмен и потребление. Классические схемы. Этого в книге нет. Есть мозаичность. Статьи очень разные. Но в мемуарах чувствуется биение эпохи, что очень важно. И, добавим, интересно. Такую информацию, что называется, не купишь. Откуда, к примеру, знать, что полировали камень бычьими хвостами. Между тем, это было.
А смертность от наждачной пыли? Пресловутая синюга, о которой пишет Мостовенко. Поражаешься условиям, в которых рабочие Екатеринбургской фабрики создавали шедевры. Мостовенко – еще один лидер производства. Руководитель божьей милостью. 25 лет возглавлял Екатеринбургскую Гранильную фабрику, затем, с 1911 года – Петергофскую фабрику. Во время работы в Петергофе активно сотрудничал с фирмой Фаберже, пригласил в качестве главного художника талантливого Е.Е. Лансере. Помощником у него был талантливый Гомилевский.
Мы не знаем, отчего погибли фирмы» Английский, магазин, НИКОЛЬС и ПЛИНКЕ». Они не передали знамя.
Талантливые заказчики: Нобель, Кельх, Владимир и Алексей Александровичи, братья Александра III, да и сам Александр III. Прекрасно разбирался в церковной археологии. Прочитал целую лекцию Мостовенко. Церковь в качестве заказчиков. Сейчас огромный спрос на церковные предметы. Предметы культа. Еще в 1925 году на предметы культа приходилось более половины серебряного производства в стране. Сейчас, конечно, усилиями только одной Софринской фабрики церковной утвари Московского патриархата не выполнить многочисленные заявки приходов. До революции на церковь активно работали такие фирмы как Оловянникова, Хлебникова, Овчинникова, Сытова, Сапожникова, Евстифеева, Журина, Смирнова и многих других.
Взаимосвязь с французским искусством и обучением. Уже не в Рим ездили художники, как это было в первой половине XIX века, а в Париж. Париж – центр ювелирной моде. Французские фирмы активно работали в России: Картье, Бущерон, Вальян (преемник его Гериа). Тиффани, американские искусственные бриллианты ТЭТА. Но Россия, как самобытное государство не попадало полностью под влияние Франции и, испытывая влияние французского искусства, японского, китайского (экспансия на Восток и необходимость изучения восточного искусства) сама влияла на мировую ювелирную моду. Это выразилось в Русских сезонах. Не случайно, автор предисловия к книге Г. Ч. Бэйнбриджа английский искусствовед сэр С. Ситуэлл называл Фаберже «ювелирным Дягилевым». Но Фаберже не был Дягилевым. Он был Фаберже. Фаберже был первой фирмой в Сиаме. Первыми (одними из первых) в Китае, Японии, Корее. Русские ювелирные изделия были особенно любимы на Востоке: Османская империя, Эфиопия, Египет, Южная Африка, Персия. Здесь русское ювелирное искусство знают и уважают. Удивительно, но страна древне развитого ювелирного искусства – Индия активно покупала изделия Фаберже. Процитирую тогдашнюю ситуацию на сегодняшний день, можно активно ожидать экспансию русских товаров. Китай (особенно Манчжурия). После русско-японской войны, резко возник интерес к русской культуре в Японии, и аналогично, многочисленные китайские и японские трофеи были перевезены в Россию. Александр Бенуа вспоминает о начале русско-японской войны, резко возник интерес к русской культуре в Японии, и аналогично, многочисленные китайские и японские трофеи были перевезены в Россию. Александр Бенуа вспоминает о начале русско-японской войны: Жаль было бы, если погибнет уникальная японская культура. Единственность и неповторимость русской цивилизации. Сейчас совсем иная географическая ситуация. Россия резко ужалась, стала многонациональной. Но она во главе русскоговорящего содружества, во всяком случае, во главе государств, где русский язык еще долго будет вторым языком общения, а может и вторым государственным языком.
Революция во Франции в конце XVIII века дала волну эмиграции в монархическую Россию. Революция 1917 года в России дала обратную волну – откат русской эмиграции, обогащенной в течении XIX века французской культурой. Поэтому так легко эмиграция адаптировалась и растворилась в Европе и во всем мире, внеся новые грани и краски.
Живы остаются только те народы, которые ценят свое духовное наследие.
Мир оказался слишком мал для Фаберже. ювелирное искусство как синтез трех искусств: об этом говорил Бирбаум. Живописи, ваяния и зодчества: Эмблемы Академии художеств на набережной Невы. Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве. Там училась художница Московского отделения – Евгения Шишкина. Роль женщин в ювелирном искусстве. Мария Федоровна, супруга Павла I, мать двух императоров, самая талантливая художница по камню. Илинская - Андриолетти, вторая жена Бирбаума, Мусселиус, та же Шишкина. Фохт, Нина Эрнестовна (был такой хороший ювелир и гранильщик, Казанская улица). Александр Фохт. Марта Мусселиус – дочка заместителя директора Училища Штиглица Владимира Мусселиуса. Клара Цейдлер – профессор, специалист по живописи цветов. Дмитрий Иванов, пропавший в огне гражданской войны, последний из талантливой молодежи, выпускников Штиглица, автор фарфоровых фигурок.
Синтез трех искусств. Почему искусство Фаберже было понятно художникам и ценителям любой части света. Русская эмиграция разнесла славу Фаберже по всему миру. Фредман - Клюзель преподавал в Каирской Академии Художеств. Лейзер Стрих – профессор в Хайфе и Тель-Авиве.
Русской ювелирное искусство – это национальная гордость, это необходимый атрибут, это неотъемлемый элемент культуры России.
Название книги: ВЕНОК РУССКИМ ЮВЕЛИРАМ, ИСТРИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ.
Бирбаум говорил, что стиль – это полдела. Главное – техника. То же мы видим сейчас. Много специалистов по стилям, но мало, разбирающихся в технике. Многие утверждают, что познали технику Фаберже, но оказывается это не так. Ярмарки последних двух лет показывают, что многие, бросившиеся копировать Фаберже, схватывают, в погоне за конъюнктурным успехом, только внешние, наиболее узнаваемые элементы стиля Фаберже, ремесленники еще не изучили Фаберже основательно. Нельзя забывать, что в фирме Фаберже, помимо постоянных 30-40 художников работали привлеченные и естественно, у каждого художника было свое лицо. Помимо естественной трансформации, эволюции стиля художника способного творить во многих стилях, наблюдался приход художников новой волны, со своим взглядом на вещи. Трудно согласиться с постоянно возникающим мнением, о том, что в 1910-е годы Фаберже уже был не тот, был на грани деградации. Так может утверждать только не точно осведомленный человек. Именно в 1910-х годах в фирму пришли такие талантливые художники Комаленков, Стрих, Колоярский , Иванов, Калугин, Мусселиус, Ильинская. Другое дело, что в связи с мировой войной, резко сократилось количество высококвалифицированных мастеров, на подготовку которых фирма затратила нмого усилий.
Все работают в стиле Фаберже, но так что впору воплощать заветы Луначарского и открывать Музей кича. (Луначарский называл Музей дурного вкуса). Работы даже лучших фирм страдают перенасыщенностью декоративных элементов – это признак смерти стиля. В моде московский купеческий стиль, в расчете на новых русских – много декоративных фигур, чересчур много. «Переувлажнение почвы» на которой, как известно, не приходится ждать хорошо урожаев. Об этом еще Фаберже предупреждал: Если хотите искать вещь за полтора миллиона рублей – идите. также изобилием бриллиантов отличаются вещи фирмы КАРАТ.
Розовый флер, ошибочность взгляда на Фаберже. И у Фаберже были кражи, и золотые слитки валялись на полу, воспринимая грязь. Различные совершенно новые взгляды на общее состояние ювелирного отдела и искусства.
Щусев и Недлер дают негативную оценку. С горечью пишет о недостатке в постановке художественно-ремесленного образования Бирбаум.
депутат от московских ювелиров и золотосеребряников (выбиравшихся на три года) в Ремесленную управу и призванный защищать интересы мастеров, Георгий Самошин, сам оказывается первым подельщиком клейм. Наверно и Бирбаум и Фаберже сильно удивились бы, что об их эпохе будут говорить, как о легендарной. Эпоха Фаберже. Это звучит красиво. Так была или нет Эпоха Фаберже? Воистину большое видится на расстоянии. Сам Агафон Фаберже, будучи в 1937 году в Англии признался Генри Бэнбриджу: «Да, Вы правы, это была эпоха Фаберже»!
Аберрация исторического зрения. Сейчас, изучая архивные документы и мемуарные записи, мы с удивлением обнаруживаем, что некоторые недостатки, что называется имманентно присущи российского ювелира: умение не спать ночами, выполняя сложнейшую работу в кратчайшие сроки. Недостатки все те же: бюрократические препоны. Борьба за снижение пробирной пошлины. Министерство финансов было сильно удивлено, когда после повышения вдвое пошлины, поступление в казну осталось на том же уровне. Просто мастера перестали носить на пробирование изделия. В 1930-е годы Фаберже еще знали. Он был в Энциклопедии: БСЭ, 1 изж.
Нужны нам те же институты: Управление учебными заведениями, подготовка специалистов ювелиров, централизованное изучение рынка., институт ювелирной промышленности, как в Италии. Защита интересов отечественных производителей, как это делалось всегда и в Англии и во Франции, Протекционизм.

Выставка 1903 года.

Выставка 1903 года.

Первая Международная выставка изделий из металла и камня. Санкт-Петербург, декабрь 1903 года- февраль 1904 года.

100 лет назад, 2 декабря ( 15-го по новому стилю) 1903 года в залах «Пассажа». По невскому проспекту, 48 состоялось открытие Первой Международной художественно-промышленной выставки изделий из металла и камня в пользу состоящего под августейшим покровительством ее императорского высочества великой княгини Елисаветы Маврикиевны Общества попечения о больных и бедных детях (Синий Крест). В выствке приняли участие такие выдающиеся фирмы, как придворные поставщики К.Фаберже, К.Э.Болин, Фр. Кехли, К.Верфель, , Братья Сапожниковы, И.П.Хлебникова Сыновья и Ко, М.П.Овчинников, а также фирмы Бушерон, Курлюкова, Лорие, Дмитрия Осипова (ордена и знаки), Дмитрия Смирнова, Ивана Тараброва и Густава Клингерта , знаменитые варшавские фирмы белого металла и мельхиора Норблин, Бух и Вернер, Иосифа Фраже, фабрика Бр.Лопенских, петербургский бронзовщик А.Мори, московская бронзовая фирма Море, Златоустовские казенные заводы и Каслинский завод, екатеринбургские камнерезы Лагутяев, Овчинников, Калугин и многие другие, гранильные и шлифовальные фабрики Кабинета его величества, тульские медники во главе с фирмой Баташева, костромские ювелиры, в т.ч. известная мастерская А. Маклашина
мозаичная мастерская В.А.Фролова (Санкт-Петербург). скульпторы Адамсон, И.Гинцбург, М.Диллон, А.Вернер. Иностранный отдел был представлен девятью странами и несколькими десятками фирм. Научно-показательный отдел выделялся колоссальной коллекцией минералов музея Горного института, а также приборами механической лаборатории Института инженеров путей сообщения, гальваноапластикой Экспедиции заготовления государситвенных бумаг, медаля СПб Монетного двора и предметами из частных коллекций. Выставка проходила в период с о 2 декабря 1903 по 15 февраля 1904 года и имела грандиозный успех. Чистая прибыли выставки в размере 14 тыс. руб. (по сегодняшнему курсу 140 тыс. долларов) направлена Обществу попечения о бедных и больных детях - «Синий Крест».

Выставочное объединеие «Мир камня» проводит в Центральном Выставочном зале «Манеж», Исаакиевская площадь, 1, 25 - 28 декабря 2003 года Международную выставку-ярмарку «Петербургский Ювелир» и посвящает ее юбилею - 100-летию Первой Международной выставки изделий из металла и камня в Петербурге. На выставке пройдет конкурс авторского ювелирного искусства «Ювелирный Олимп», ювелирно-минералогическая ярмарка т фестиваль детского карнавального костюма «Новогодние фантазии».

Газета «Санкт-Петербургские ведомости» в номере от 2 декабря 1903 года сообщала:

Особо интересна в Русском отделе группа ювелирных изделий, в которой представлены редкие по работе и изяществу изделия фирмы Фаберже ( из цветного золота), Болин и Кехли (драгоценные камня) и др. Большой интерес представляет витрина любителя-ювелира Татищева, в виде дельфина с изделиями.
В группе изделий из камня 96 предметов из Кабинета его величества, в числе которых редкие вазы из яшмы работ Императорских гранильных фабрик. Здесь же представляет свои работы уральские гранильщики, которые будут демонстрировать способы гранения и шлифования камней. Будут выставлены образцы лабрадора, который ранее получали исключительно из Америки и стоил он очень дорого, а теперь обойдется около 80 коп. за пуд.
В группе художественных изделий из серебра будут фигурировать экспонаты Овчинникова, изделия из серебра фабрики бр. Лопенских из Варшавы, ранее все свои изделия отправлявшие исключительно в Америку, изделия из белого металла фирмы Фраже, варшавской фирмы Норблин Бух и Вернер, занявшей 40 квадратных сажен, Болина и др. Редкие образцы будут демонстрироваться в группе изделий из железа, в том числе варшавской фирмы Шиманского и управляющего заводом Винклера г-на Шульца, экспонирующего щит с рельефными изображениями из мягкого железа.
В группе изделий из чугуна выделяются работы казенного Каслинского завода и частного Коломенского, представляющего художественные чугунные вещицы, начиная от маленьких брелоков и кончая крупными статуями (производство из чугуна с примесью алюминия).
Особенно много экспонатов в группе бронзовых изделий, среди которых внимания заслуживают работы фирмы Морана по моделям художника Лансере. Тут же имеются изделия арматурных заводов (электрические принадлежности), московской фирмы Бушерон, Море и др.
Среди изделий из меди тульские фабриканты выставляют массу самоваров, имеются и по цене до 1000 руб.
Любительница Ф.И. Мусина-Пушкина выставляет камин и люстру редкой работы., Щестни - мелкие изделия.
Громадный интерес представляет научный отдел, в котором Экспедиция заготовления государственных бумаг экспонирует гравюрные клише и гальванопластику. Профессор Белелюбский будет демонстрировать пресс системы кн. Голицына, который проф. Матинский приспособил для ускорения процесса бурения при помощи алмазов. Известный глиновед Белавенец экспонирует картину производства и применения в разных видах алюминия и покажет способ получения температуры в 3000 градусов с помощью тетмита, в состав которого входит порошок алюиния. Тут же бут выставлены Монетных Двором медали 1812 года работы Толстого. Тентелевский завод демонстрирует платиновые изделия и картину производства платины.

«Новости из Биржевая газета» (03.12.1903)
Статья «Открытие выставки изделий из металла и камня»:

Сегодня в залах Пассажа состоялось торжественное открытие Первой международной выставки изделий из металла и камня. Прямая цель ее показать успехи, достигнутые в обработке камней и металлов в России и за границей. Экспонаты привезены не только из государств Западной Европы, но и из Палестины, Египта, Китая, Индостана, Бухары.
Занимает выставка все три этажа Пассажа. Первый отведен для России и здесь публика может ознакомиться с изделиями из металла и камня лучших русских фабрик и гранилен. Бриллиантов такое множество, что на стоимость их, кажется, можно прокормить всю Европу. Кустарному производству отведено очень почтенное место; Тула в обработке металла, Екатеринбург в обработке камня дали все, что достойно внимания.
Иностранный отдел размещен в двух этажах. Есть поразительная художественная бронза, масса изящных вещиц из золота, серебра, алюминия и всяких сплавов. Здесь же рубины и изумруды редкой величины. Среди бриллиантов есть редкие по чистоте и «жизни». Присматриваясь к декадентских фасонам дамских колечек, невольно побаиваешься за карманы мужей и отцов. Иностранцы, главным образом и ценят свою работу. Колечко с рубином и бриллиантов по 1/8 карата в каждом камешке, оценено французом-ювелиром в 250 франков и, когда Вы спрашиваете, почему так дорого, француз Вам рекомендует обратить внимание на художественность, на творчество в его экспонатах.
Как на редкое явление на наших выставках следует указать на тот факт, что выставка ко дню ее открытия для публики, то есть к 3-му декабря, вполне готова.
Трудились по устройству ее почетная председательница Е.В.Сабурова, вице-председательница А.В.Сабанеева, генеральный комиссар В. П. Погожев и др.

«Новости и Биржевая газета» (04.12.1904)
Статья «Международная художественно-промышленная выставка».

2-го декабря состоялось торжественное открытие выставки в залах «Пассажа». В 8 час. 15 мин. Вечера на выставку прибили их императорские высочества великая княгиня Елисавета Маврикиевна и принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская. Их высочества были встречены председателем комитета выставки В.И.Ковалевским, который представил всх членов комитета и заведующих отделами. Высокие посетительницы прошли в учебно-показательный отдел, где был установлен временный аналой для молебствия.
После молебствия, на котором было возглашено царское многолетие и многолетие их высочествам, председатель комитета сказал речь. Выставка была объявлена открытой и их высочества осматривали экспонаты научно-показательного отдела. И обратили внимание на полную картину изделий из алюминия и алюминиевой бумаги, а также на богатую коллекцию из бирюзы и украшения из нее. Затем высокие посетительницы прошли в иностранный отдел и осматривали в египетском отделе филигранные вещи. Во французском отделе их высочества смотрели художественные бронзы Тибо, коллективную выставку бронзы мастерских, бронзовые фигуры, статуэтки и предметов роскоши. Высокие посетительницы в Шведском отделе осматривали серебряные вещи, а в бельгийском - медали королевской придворной фабрики. В австрийском отделе их высочества осматривали медали, поднесенные городом Веною в различных торжественных случаях августейшим особам (медали эти имеются в одном экземпляре). Потом их высочества осматривали японский отдел. Здесь японский посланник Курино поднес великим княгиням букет из живых цветов. В германском отделе высокие посетительницы осматривали бюсты и статуи, а также разные металлические изделия. После этого отдела их высочества прошли вниз, где при входе в русский отдел были встречены детьми приютов Общества и, осмотрев его, посетили среднеазиатский отдел, где обратили внимание на богатую коллекцию его высочества эмира Бухарского.


«Правительственный вестник» (04.12.1903) добавляет:

«...Министр земледелия и государственных имуществ Ермолов у витрины златоустовских и каслинских заводов имел счастье поднести великой княгине Елисавете Маврикиевне чугунную статую Жанны д*Арк, а принцесса Евгении Максимилиановне Ольденбургской - группу «Джигитовка».
«Коллекция Эмира Бухарского, по закрытии выставки будет отправлена на Всемирную выставку в Сен-Луи»
«Г-н Богданов из Киева, представил богатую коллекцию разнообразных древних эмалированных вещей».

Петербургская газета «Свет» (04.12.1903):

«Выставка блещет удивительным богатством и художественным вкусом. Самый большой отдел Русский. Он расположен почти по всему зданию в бельэтаже. Выставка помещается в трех этажах. Художественные вещи редкой красоты и изящества выставлены Кабинетом его величества. Особенно в этом отделе великолепна чаша-ваза гигантской величины из камня «орлец» на изящном пьедестале из темного мрамора и колонны и панно из яшмы. Эти последние предназначены для храма Воскресения на Екатерининском канале».

«Торгово-промышленная газета» (04.12.1903)

Выставка изделий из металла и камня.

В общем, даже при самом беглом осмотре, выставка заинтересовывает посетителей и производит на него самое приятное впечатление, благодаря изобилию, разнообразию и изяществу его экспонатов. Выставка распадается на три отдела: русский, иностранный и научно-показательный.
В числе церковных изделий приковывает на себя внимание экспонат Т-ва Хлебникова И.П. Сыновья и Ко - церковные врата из кованого серебра для строящегося храма Воскресенмя Христова в Санкт-Петербурге, отделка которых в художественном отношении не оставляет желать ничего лучшего и экспонат фирмы В.Т.Тиханова - художественной работы два подсвечника, исполненные по рисункам акад. Ф. И. Шехтеля. Весьма интересна группа ювелирных изделий - экспонаты всем известных по своей работе и изяществу фирм Ф.И. и Ф.Ф.Кехли, Э.К. и Г.К. Болин, К.Г.Фаберже, Бушерон, любителя-ювелира Татищева, размещенные в витрине, имеющей вид дельфина и др.
В группе изделий из серебра и белого металла фигурируют экспонаты акционерного общества Вернер, Норблин и Бух, М. П. Овчинникова, И.Фраже.
Изделия из бронзы имеют на выставке таких представителей, как всем известная фабрика А. Моран (владелец С.Л.Гоне), которые демонстрируют свои изделия, исполненные по моделям художника Лансере. В числе художественных изделий из железа фирм: московской Э.Э.Бардорф и санкт-петербургской А.О.Шульц, варшавской - Р. Шиманского. Металлические цветы, растения, украшения для электрического освещения, венки и проч.,. изготовленные товариществом Вержбицкий и Ко. Изделия из стали и чугуна, среди которых имеются изделия всем известных златоустовских казенных заводов, начиная от маленьких брелоков и кончая крупными статуями.
Кабинетом его величества представлено на выставку около 100 экземпляров художественных изделий из камней Екатеринбургской гранильной и Колыванской шлифовальной фабрик, в числе их имеются замечательной красоты и изящества вещи из яшмы, красного мрамора, орлеца, различные чаши, туалетный прибор из орской и калканской яшмы, около 15 образцов камней, изготовленных на Колыванской фабрике. Среди изделий императорской Петергофской гранильной фабрики находится прекрасное, художественно исполненное мозаичное распятие из разных сибирских цветных камней, ковш из кашгарского нефрита, доставленного Мургабским государевым имением, вазы из сибирского белорецкого кварца, раковины из сибирского зеленого нефрита и др. В этой же группе экспонируют свои изделия екатеринбургские гранильщики.
Среди изделий из меди тульские фабриканты выставляют массу самоваров, среди которых фигурирую самовары известной фирмы В.С. Баташева. Товарищество гатчинского завода А.С.Лаврова выставило один звон колоколов, звук которых отличается звонкостью и серебристостью.
В группе восточных изделий первое место занимают экспонаты его высочества эмира Бухарского, числом около 60, среди них находятся украшения для женщин, оружие, ларцы, пояса и разные другие изделия.
В иностранном отделе принимают участие Франция, Австро-Венгрия, Италия, Германия, Швеция, Испания, Голландия, Бельгия и Япония. В египетском отделе разные мелкие изделия из металла и камня от александрийской фирмы Стефана Габиба.
Как по количеству, так и по качеству экспонатов иностранный отдел богат и представляет большой интерес. Более роскошно на выставке представлены наши соседки Германия и Австро-Венгрия. Обращают на себя внимание художественно исполненные изделия из стекла и металла фирмы Бакалович Сыновья (Вена), венской фабрики художественно-металлических изделий А.М.Бешорнер, выставившей кованую статую из меди «Спасителя», вазу из меди и ляпис-лазури и две кованых медных вещи. Изделия из терракоты фирмы Гольдшейдер, изделия из бронзы со слоновой костью фирмы Артур Рубинштейн, различные металлические изделия фирмы Хакер, галантерейные вещи с металлом фирмы Август Сирк и др.
Город Вена в двух витринах демонстрирует около 25 медалей и плакетов, а венские городские каменщики Зоммер и Венингер - образцы сиецита собственных каменоломен из Богемии. Из числа экспонатов берлинских фирм невольно бросаются в глаза изделия фирм Мартин и Пильзинг: бронзовая статуя Спасителя, бюст графа Мольтке из бронзы и группа, изображающая пажа с лошадью, тоже из бронзы.
Нюрнбергская фирма В. Шерф демонстрирует мелкие художественные изделия из металла, а акционерное общество «Кольмар и Журдан» изделия из накладного золота, цепочки для часов, брелоки и пр. Придворные каменотесы императора Германского Раше, Виммель и Ко выставили изделия из камня: рельефные портреты государя императора Александра Третьего и образцы полированного мрамора, гранита и других камней. Швеция представлена фирмой Андерсон и акционерным обществом Халльбер. Обе фирмы экспонируют серебряные изделия. Весьма интересны изделия испанской фирмы Фридрих Лопец - художественные вещи из стали с инкрустацией из золота. Японские изделия представлены всем известной фирмой Д.А.Дементьевы, П.В.Васильев и Ко. Среди них несколько изящных ширм, панно из щипаного бархата и различные изделия из металла и камня. Бельгия дает редкую коллекцию художественных медалей.

ПЕРХИН. (29.07.1997).

ПЕРХИН. (29.07.1997).

К 150-летию Великого Ювелира, помощника Карла Фаберже.
МИХАИЛ ЕВЛАМПИЕВИЧ ПЕРХИН (1860-1903). ВЕЛИКИЙ МАСТЕР-ЮВЕЛИР.

Михаил Евлампиевич Перхин родился в деревне Окуловской Шуйской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии в 1860 г. Записан подмастерьем Петербургской Ремесленной управы по золотых дел ремеслу 24 января 1884 г. навечно. В 1888 году открывает собственную мастерскую. В 1895 г. уже купец 2-ой гильдии и личный почетный гражданин. В том же году посылает 500 руб. на церковь в своем родном селе. Как записано в кладбищенских книгах Санкт-Петербургского Воскресенского Новодевичьего монастыря , умел Михаил Перхин 28 августа 1903 года, «от сухотки спинного мозга». Могила частично сохранилась и расположена недалеко от могилы гроссмейстера Михаила Чигорина.
Из мемуаров главного мастера фирмы Фаберже Франца Бирбаума:

«Мастерская Перхина производила чеканные и граверные работы, оправы нефрита и других сибирских каменных работа. Производство это было очень значительное, лучшие золотые работы фирмы изготовлялись в этой мастерской. Владелец ее Перхин заслуживает, чтобы о нем сказано было несколько слов. Уроженец Олонецкой губернии, он прибыл в Петербург еще мальчиком без всякого образования, по всей вероятности даже безграмотный, он упорным трудом и сметливостью сумел выбиться из подмастерьев в мастера, организовать с помощью фирмы мастерскую и привлечь к себе способных работников по всем специальностям производства. Соединяя в себе громадную трудоспособносить, знание дела и настойчивость в преследовании определенных технических задач, он высоко ценился фирмой и пользовался редким авторитетом среди подмастерьев. За короткий сравнительно срок он нажил порядочное состояние, но не успел им воспользоваться, умер в больнице для душевнобольных в 1903 году. По смерти его, мастерская перешла в ведение старшего его подмастерья и товарища по ученью Г.Вигстрема»
Бирбаум продолжает далее, , что мастера-владельцы мастерских были автономны в ведении хозяйства своих мастерских, и фирма редко вмешивалась в отношения между мастерами и подмастерьями. Обычно мастера были хозяевами-эксплуататорами, но были и исключения. К таковым относился Михаил Перхин. Он бы лучший работник своей мастерской, лично работал за верстаком и любил свое ремесло. Перхин был художественной натурой.
С участием Михаила Перхина изготовлено 28 императорских пасхальных яиц (из 51), в том числе такие шедевры как «Дворцы Дании», «Бутон розы», «Мадонна Лилия» «Транссибирский экспресс», «Медный всадник». Автограф Перхина стоит на знаменитых часах к серебряной свадьбе императора, изображающих 25 ангелов (1891 год). Эти часы самый дорогой предет Фаберже, исключая императорские яйца. В 1996 году они были проданы на аукционе «Кристи» в Нью-Йорке за 1 млн. 650 тыс. долл. Фирма Фаберже в 1891 г. продала их за 18 585 руб. Всего мастерской Перхина было выполнено не менее 20 тыс. изделий, которые сейчас называют шедеврами.

ПОТОМКИ Михаила ПЕРХИНА.
В 1991 году я приехал в Баку, где жила внучка Перхина. Лидия Георгиевна. Она любезно рассказала мне о кавказских потомках Фаберже и посоветовала ехать в Тбилиси и встретиться со своей племянницей Татьяной Георгиевной Бадриашвили. Я поехал в Тбилиси в марте следующего, 1992 года. Кстати, говоря, прилетел я в один день с Шеварднадзе и видел следы боев со сторонниками свергнутого президента Гамсахурдия на проспекте Руставели.
Вот что мне рассказала правнучка Михаила Перхина Татьяна Георгиевна..
.Михаил Евлампиевич Перхин (1860-1903) был женат на Татьяне Владимировне (1867-1907).
Старшая дочь Евгения Михайловна Перхина (1884-1932) вышла замуж за Георгия Евсееевича Бадриашвили (1881-1961), который обучался на юридическом факультете Петербургского университета. Мать Георгия была немецкого происхождения. В Петербурге Бадриашвили жили одно время в знаменитом доме на Каменноостровском проспекте, 26-28 (позднее известном как «Дом Кирова»). Семья приехала в 1917 в Тифлис и поселилась в Овлеви, родовом имении.
Другая дочь, Зинаида Михайловна была абсолютно неприспособленной. Приехала с кучей детей, завела корову. Ее муж при меньшевиках был городским головой города Гори. Дворянский род Бандриашвили - древний. Потомственные дворяне Бадриевы упоминаются в свите последнего грузинского царя в 1770-х годах. Отец Георгия Бадриашвили - Евсей Ревазович заведовал мастерскими Закавказского телеграфа и, а также складом почтового имущества. Трудился 75 лет.
Картина - перспектива всего телеграфа и фото «75 лет работы.» его и сослуживцев. В имении Бадриевых до революции выращивали яблоки для поставки ко Двору. Специально на яблоки накладывали вырезанного двуглавого орла и на красном яблоке получался белый силуэт Государственного герба.
В молодости Евсей Ревазович был командирован в Саратов и там в немецкой колонии жинлся на Ольге Богдановне Конради (1880). В 1881 г. родился Георгий Евсеевич.
Вскоре у Ольги умирают родители. Ее младшая сестра Жозефина Конради была замужем за сенатором Мельниковым. Другая сестра Мария Конради вышла замуж за черногорского князя Карагеоргиевича. Брат Адольф Конради еще до революции 1917 г. выехал в Германию. Семья Конради имела родственника - персидского хана фон Шталя. Он получил титул хана от шаха за работу по прокладке дорог Персии. Фон Шталь оплачивал проживание и обучение Георгия Бадриашвили в университете. Через фон Шталя семья Конради из Саратова переезжает в Петербург. Адольф с женой и двумя сыновьями еще до 1914 г. навещал родственников в России. У Жозефины Мельниковой (урождённая Конради) в Петербурге и в Царском Селе были собственные дома. Конради были в родстве с художником Зоммером, который некоторое время проживал в Тифлисе.
Евсей Ревазович Бадриашвили умер в 1942 г. от воспаления легких Ему уже было под 100 лет.
Сестры Георгия Евсеевича Бадриашвили:
Мария Евсеевна (самая старшая, умерла в 1959 г., ей было 90 лет). Она была любимицей Шталей, ей все преимущества. Ездила ко двору Надиршаха (картины из Персии - информация зашифрованная). Должна была выйти замуж за японского посла, но того убили, и она осталась незамужней.
Лидия Евсеевна Бадриашвили (умерла в 1949, примерно 80 лет было) вышла замуж за полковника Чикоидзе.
Нина Евсеевна Бадриашвили (умерла в 1973 году, около 80 лет) вышла замуж за Арчила Мефодьевича Кашия. Он работал в сельском хозяйстве, выращивал цитрусовыен.
Варвара Евсеевна (умерла в 1942, ей было около 40 лет) вышла замуж за Александра Коринтели.
Тамара Евсеевна (умерла в 1979) замужем за Дмитрием Спиридоновым. Работала на Центральном телеграфе. Сидела в лагере Явас, Мордовия в 1937-1947 гг., затем еще три года как вольнонаемная, экономистом. В ссылке была с Верой Николаевной Мертенс, преподавателем Лесного института. Мать Веры Николаевны Мертенс Евгения Петровна, урождённая Татаринова, дочь адмирала. Иванов, художник-любитель (мать Татаринова, отец Иванова). Картина в столовой у Татьяны Бадриашвили.
Николай Евсееевич Бадриашвили (умер в 1962, около 60 лет). Директор музея истории Тбилиси. Этот историко-этнографический музей пропал в начале 1990-х гг. во времена Гамсахурдия. В 1957 году праздновали 1500-летие Тбилиси.
У Евгении Михайловны Перхиной и Георгия Евсеевича Бадриашвили родился сын Георгий Георгиевич (1904-1937). Был заместителем народного комиссара лесной промышленности Грузии, репрессирован. Учился в Киевском политехническом институте, который закончил. В институте познакомился с Ольгой Гончаруковой (1904-1972). Ее мать - урожденная Зейферт Ольга Ивановна (1872-1950), отец Гочаруков Николай (1868-1934, Тбилиси), закончил медицинский факультет университета Св..Владимира, был земским врачом, в начале 1930-х гг. приехал в Тбилиси, перевезли мебель. Сестра Ольги Ивановны Зейферт, Людмила Ивановна была замужем за начальником Юго-Западной железной дороги.
У доктора Гончарукова в 1918 г. был интересный эпизод в Киеве с одним из сыновей известного ювелира Иосифа Маршака. При реквизиции имущества сейфов, какие-то вещи возвращали владельцам. Ювелир Маршак был экспертом. При осмотре драгоценностей семьи Гончаруков-Зейфертов, ювелир Маршак определил изделия как «дрянь, не имеющая ценности». И вещи были переданы владельцу. Между тем, это были настоящие бриллианты. Маршак хорошо знал и уважал семью доктора. У Ольги Ивановны Зейферт в Киеве, на Аннинской улице, 25 был собственный дом.
У Георгия Георгиевича Бадриашвили родилась дочь Татьяна Георгиевна (1932-2000) Ее воспитывали в Тбилиси Богдан Богданович и Нина Богдановна Арутюновы, у которых своих детей не было Есть открытка 1939 года с адресом : «Мордовская АССР, Лен. Жел. Дор., Станция Тотьма, Почтовый ящик Явас, 23 отделение, Ольге Николаевне Бадриашвили»..
После рождения сына Георгия, у Зинаиды Михайловны были еще сын Перикл, но рано умер, затем Константин (1911-1993). Окончил Политехнический институт, инженер-путеец. У Константина - сын Анатолий (27.09.1947), закончил Академический Институт живописи, ваяния и зодчества им. Репина в 1972 г., художник-монументалист. Сейчас правнук Михаила Перхина проживает в Ванкувере (Канада). Он покинул неспокойную Грузию в 1992 году, семь лет жил в Чехии. Также у Константина дочь Людмила (1941 г.р.), физик, предприятие «Мион» в Тбилиси. Замужем за Картвелишвили. У них дочь Тина (1968 г.р.), врач-инфекционист, работала для Всемирной организации здравоохранения, знает английский и испанский языки.
Еще одна внучка Михаила Перхина - Лидия Георгиевна Бадриашвили (1912-1993). Прожиала в Баку, замужем за Аристовым. Ее сын, Аристов, правнук Михаила Перхина в 1966 г. подарил кружку с портретом Михаила Евлампьевича Перхина Оружейной палате. Самому Аристову кружку подарил дядя, Константин Георгиевич Бадриашвили.
(Дать ФОТО знаменитой кружки и медаль Перхина из Парижа, 1900)
После Лидии родилась дочь Нина Георгиевна (1917-1937). Секретарь издательства «Заря Востока», арестована, умерла в заключении..
Последним был сын Реваз Георгиевич (1922-1941 или 1942). Участник финской войны, затем попал сразу на Отечественную, погиб.
Другие дети Михаила Евлампиевича Перхина:
После Евгении, у Михаила Перхина родилась вторая дочь Александра. Она вышла замуж за немца-инженера и уехала в Югославию. На фото она с мужем и сыном.
Затем была Занаида Михайловна Перхина (умерла в 1944 в Баку). Была замужем за Алимом Сибгатулловым, детей не было.
Следующим был сын Михаил Михайлович. Именно он должен был получить в наследство мастерскую отца в 1903 году, но отец завещал свое дело старшему помощнику - Генрику Вигстрему, потому что сыну Михаилу было только 9 лет. Старший Перхин и его жена Татьяна были крестыми родителями детей Вигстрема.
Михаил был талантливым мастером-самоучкой, мастером -золотые руки. В первую мировую войну он был авиамехаником, в 1920-х годах работал начальником физической лаборатории в Военно-Морском училище им. Фрунзе и в училище им. Дзержинского. В середине 1930-х гг., он перешел на работу в Университет. С лабораторной посудой было тогда сложно, но Михаил Михайлович Перхин изготовлял ее самостоятельно, освоив профессию стеклодува.. Он ремонтировал сложные физические приборы, был «механик от Бога». Умер он в самом начале войны, от той же болезни, что и отец.. Вторая жена Михаила Михайловича - немка Ритова Эрнестина Бернгардовна (1899 г.р.) из Царского Села (после 1935 года) первая -Мария Федотовна Ващенко (ей, как и жениху, было 16 лет). Отец Марии, Федот Семенович был управляющим дома Михаила Перхина в Царском Селе. Брат Марии, Алексей Федотович, был первым мужем Эрнестины Ритовой, Он закончил в 1916 году Царскосельскую классическую гимназию с золотой медалью. Учился в одном классе с детьми великих князей. Эрнестина Бернгардовна Ритова училась в Царскосельской женской гимназии вместе с дочерью лейб-мелика Татьяной Евгениевной Боткиной. Ритова жила на Леонтьевской улице, в одном доме в генералом Пиотровским, сын которого стал впоследствии директором Эрмитажа.
От брака с Марией Ващенко было два сына: старший - Михаил (1913 г.р.) погиб в войну . Младший, Олег Михайлович (1915 -1968) попал в плен возле Равы Русской , после войны сидел в Карагандинских лагерях. После смерти Сталина был освобожден, но остался в Темиртау, работал режиссером в театре. Был очень талантливым. По выходе из лагеря встретил на дороге такую же только освобожденную молодую женщину, которая была немкой. Она стала его женой.
Последней была Анна Михайловна. Дома ее звали Аса, умерла в 1942 во время блокады. Замужем за Корсаковым, детей не было.
Семья жила в Царском селе. Дети обучались в немецких пансионах, все знали немецкий язык. Дом Перхиных не сохранился.
Приношу свою благодарность г-же Васчёнок (Ващенко) Татьяне Алексеевне, дочери Эрнестины Ритовой и Алексея Ващенко за любезно предоставленные сведения и фотографии из семейного архива. Благодарю также г-на Анатолия Бадри (Бадриашвили), правнука Михаила Перхина (Канада) за воспоминания и сведения.

КЛИЕНТЫ ФИРМЫ ФАБЕРЖЕ. (Текст от 14.11.1993).

КЛИЕНТЫ ФИРМЫ ФАБЕРЖЕ. (Текст от 14.11.1993).

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ПОДАРКИ РОССИЙСКОГО ДВОРА.
В качестве подарков выбирались самые лучшие предметы декоративно-прикладного искусства. Подарок - это «лицо государства и императора». («Лицо фирмы»). Нефрит считался русским камнем во всём мире. Поэтому его никому не давали добывать, чтобы не разрушить монополию государства и не снизить цены. Нефрит и малахинт воспринимались за рубежом как российские царские камни. Это удивительно, хотя бы потому, что нефрит есть и в Китае, но Китай в те годы имел мало авторитета на международной арене. Старны: Китай, Япония, Тибет, Сиам, индия, Турция, Персия, Египет, Эфиопия, Южно-Африканская республика (там была сильная русская колония) Гркция, Румыния, Болгария (Карл Фаберже и его сын Евгений имели болгарские ордена). Румыния, меньше Австро-Венгрия. Италия. Сербия, Черногория, Испания, Португалия, республиканская Франция,, рравзумеентся Англия, иногочисленные германские князья, герцоги. Император Германский, короли Дании, Швеции, Норвегии (с 1905 года). Все эти сьтраны и короли – получатели российских дипломатических подарков.
Американские миллионеры. Ситка (копия Архангельского собора в Ново-Архангельске – работы Фаберже). Аршгентина: 1932 год, богатая аристократка, вышедшая замуж за графа Зубова, купила массу вещей Фаберже.
В Индии бывал Агафон. Раджа подарил ему слона. В Левашово, на даче Агафона Карловитча уже готовили слоновник, но помешала Первая мировая война, может быть к счастью для слона. Иначе его сьъели бы крестьяне, как они съели обитателей зверинца князей Вяземских-графов Левашевых, владельцев «Осиновой Рощи» в голодную зиму 1918-1919 гг.
Вещи Фаберже в качестве дипломатических подарков фактически ещё не исследованная тема.
АРТИСТЫ. Недавно (осень 1993 г.) показывали по телевизору перстень Шаляпина. Рубн огромный в окружении шести жемчужин. Шаляпин надевал перстень на безымянный палец правой руки.. Это был егог талисман при исполнении роли царя Бориса. И сам перстень сделан в царском стиле. Перстень подарила Ирина Шаляпина (внучка?, дочка?) басу Петрову, а тот в октябре 1993 г. Передал его Московскому музею Шаляпина.
Куда делись вещи НОБЕЛЯ? Их должно быть гораздо больше, чем на самом деле. В музее Нобеля в Стокгольме только пара вещей Фаберже. А ведь он заказывал очень много. И не только Фаберже. Но документов, архивов Нобеля я не обнаружил В России. Может быть, они где-то спрятаны. Надо спросить «нобелеведов», тех, кто хорошо знает историю Эммануила Людвиговича Нобеля (племянника великого Альфреда), умершего в 1932 году в Швеции.
Ювелирные изделия в отличие от одежды, живут «второй» и «третьей» жизнью. И не всегда по майоратному праву, то-есть как фамильные драгоценности.. Можно много рассказывать во владельцах предметов Фаберже и сами вещи Фаберже могут много рассказать о жизни самих владельцев, о жизненных коллизиях, заставлявших расставаться с дорогими религвиями. По большей части это были дорогие для семейной памяти подарки, а вовсе не предметы из драгоценных металлов с драгоценными камнями. Ещё в 1920-1950-х гг. сохранялась мода дарить сослуживцам портфели с серебряной или даже золотой табличкой «Дорогому юбиляру». Во времена Фаберже таких подарков было гораздо больше.
Нам неизвестно, сколько успели изъять вещей Фаберже чекисты. Вероятно, немало. Сейчас (1993 г.) в Гохран идут потоком вещи антикварного плана. Много конфиската. В Латвии тоже запретили вывоз «фаберже» за границу. Строгое правило насчет утески национального достояния во Франции. Мне известны случаи, когда «портсигнар от Фаберже» выкупали по смехотворной стоимости из Гохрана для подарка всесильному министру внутренних дел Щёлокову.
Известен портсигар, подарок Матильды Кшесинской наследнику Николаю Александровичу, будущему императору, с надписью «Ники от Мали». Командир корпуса червонного казачества Примаков хвалился этим портсигаром перед князем Трубецким, который работал у Примакова тренгером-жокеем.
Кстати о конном спорте. Агафон Карлович Фаберже был яхтсменом. Фирма Фаберже ежегодно исполняла много призов для яхтсменов и прочих любителей водного спорта. Один из друзей семьи Фаберже Гергий Дюперрон, «дедушка русского футбола». Кто-то из семьи Дюперронов был воспитателем царской семьи. Георгий был основателем Русского футбольного союза. Ювелир Александр Тилландер был председателем Финского лыжного клуба в Петербурге-Петрограде. Сами Фаберже были очевидно лошадниками, так много делали призов для конных состязаний. Может это идёь от министра императорского двора Воронцова-Дашкова, председателя Русского общества рысистого коннозаводства. А может сами Фаберже, еще со времён Красносельских скачек и летних лагерей 1870-1880-х годов увлеклись конным спортом. Какие вещи исполнила фирма в 1912 году к Олимпиаде в Стокгольме. Серебряный олимпийский кубок по офицерскому пятиборью. В этом виде спорта от России выступал великий князь Димитрий Павлович. Предмета Фаберже к Шахматному турниру 1914 года, поединок Алехина с Капабланкой.
Александр Трейберг-младший был яхтсменом, редактором журнала «Рулевой!. Членом правления Невского яхт-клуба. Юлий Леопольдович Зефтиген был членом императорского клуба собаководства, умер в 1914 г. В том же клубе состоял Леопольд Нейшеллер, клиент и друг Карла Фаберже.
Дочь Столыпина, баронесса Бок, вышедшая 19 дек. 06 г. Система подарков была и по министерствам. Такие подарки заносились в послужной список. Например, по Морскому министреству указывались ордена, медали и затем «ковш», за отличную стрельбу- подарок из Кабинета его величества.
Среди английской клиентуры: леди Зияя Вернер, внучка Пушкина, хорошая знакомая Евгения Карловича Фаберже. Королева Мэри, жена принца Уэльского (затем королева) составила мнение о предметах Фаберже: «У всех вещей Фаберже есть одно общее – они дают глубокое удовлетворение» (по Бэйнбрижу). Вслед за августейшими особами к Фаберже тянулась вся аристократическая элита. То же в России. СИмператрица Мария Фёдоровна питала чувства к Фаберже. «Фаберже – несравненный гений». Императрица всего на год моложе Карла Густавовича («шерше ля фам»). Император Николай II придерживался вкусов отца и матери и продолжал сочувствовать Фаберже. Матильда Кшесинская покупала ювелирные вещи только от Фаберже.

Подарок от Императора.

Подарок от Императора.

Понятие «царского подарка» существовало всегда. И во времена Ивана Грозного и раньше, еще с Киевской Руси, желанным подарком была «шуба с царского плеча». Пётр I внедряя европейскую наградную систему, усилил наградную функцию подарка и снизил волюнтаризм. Основным отличием кабинетского подарка было наличие государственной символики (государственный герб), эмблемы Дома Романовых, портрет или вензель. Такой порядок сложился только к 1870 гг. До этого много перстней – царских подарков ничем не отличались от обычных, кроме гравированной надписи от императора.
Подарок из Кабинета Его Императорского Величества существовал в двух ипостасях: как предмет дарения и как вид награды. Если на протяжении XVIII века награждения подарками зависели от личного усмотрения царя, то с конца 20-х гг. XIX пожалования превращаются в отлаженный механизм государственного поощрения. В законе 1859 года подарки разделялись на два рода: с “вензелевым изображением Высочайшего имени», ими награждались чины не ниже 5 класса (с 1892 года для военных – не ниже 4 класса, то есть генералы), и «обыкновенные подарки». Вензелевые подарки нельзя было получать два года подряд и такое награждение могло состояться не ранее двухлетнего срока, а с 1892 года – трёхлетнего., после получения предмета из Кабинета.
Самым почётным считалось получение бриллиантового медальона с портретом императора. Награду эту учредил Петр I, затем мы видим медальоны с портретом Екатерины II её «любимцев» и заслуженных деятелей России. Обычно такую награду получала персона, у которой уже были все мыслимые российские ордена. Далее по рангу самыми почётными считались табакерки и перстни с портретом. Несколько ниже котировались такие же изделия но с вензелем царя или членов императорской семьи. Подарками из Кабинета считались ордена в бриллиантовом исполнении. Если обычный орден надо было выкупать из Капитула (цена 150 – 300 руб.), то бриллиантовый вариант из Кабинета стоил 1500 – 5000 руб. и был именно подарком.
Подарки жаловались за счёт министерств, к которым принадлежал награждаемый, с условием, чтобы цена подарка не превышала получаемого жалования. Такими подарками могли награждаться ранее трёхлетнего срока. По желанию награждаемых подарки могли заменяться денежной стоимостью, за вычетом 10 % в пользу Комитета о раненых, как установил еще в 1829 году Николай I. С 1864 г. были разрешены «обратные покупки» пожалованных подарков.
Подарки от Высочайшего имени были наградами, жалуемыми за отличия по службе, и подчинялись общим требованиям к наградам: нельзя было просить у начальства ходатайствовать о собственном награждении.
Выбор вида награды, куда, помимо подарков, относились Высочайшее благоволение, чины, ордена, назначение аренд и пожалование земель, одновременные денежные выдачи. Ко времени правления Александра II были добавлены ещё перевод в гвардию и золотое оружие, а во времена царствования Александра III эта система уже насчитывала более 10 видов.
Высочайшие подарки жаловались: за поднесение вещей и посвящение сочинений, на крестины, в память государственных празднований, дипломатических и прочих визитов, в том числе во время Высочайших путешествий, и, наконец, назначались лично Их Величествам без всякого представления.
Можно выделить три группы подарков по следующим критериям:
- за услугу, оказанную Их Величествам;
.- в память или в честь события (праздника);
- подарки, жалуемые по личному усмотрению Их Величества, не требующие представления.
К «услугам» относятся подношения, которые преподносились царской семье от верных и преданных ей подданных всех сословий. Сюда же относились научные и литературные сочинения, произведения изобразительного искусства, посвящённые Их Величествам.
Вторая группа имеет более сложный характер, поскольку в ней можно выделить два раздела. Первый – подарки в честь государственного праздников, внутрисемейных торжеств, юбилеев императорской фамилии, а также награждения в честь коронации.
Заготовление вещей для пожалования подарков и прочие расходы на устроение таких праздников также возлагалось на Кабинет Его Величества. Такие праздники требовали привлечения труда придворных ювелиров, которые должны были изготовить большое количество драгоценных предметов с символикой праздника. Примером могут служить броши с символикой 300-летия Дома Романовых.
Ежегодно Кабинетом приобретались вещи, в основном ювелирные украшения, для подарков, которые преподносились членам императорской семьи и европейских королевских домов.
.
К «дипломатическим подаркам» относят драгоценные вещи, жалуемые во время заграничных поездок, как правило, Их Величествами. Сюда же входят подарки иностранным дипломатам и членам их свит, посещающих Россию с визитами, и подарки, проходящие через русские дипломатические миссии.
К третьей подгруппе относятся подарки, носящие частный характер. Примером таких награждений могут быть пожалования вещей поварам, певчим, лакеям и т.д. Как правило, жаловались серебряные и золотые карманные часы с цепочками и без, запонки и другие «обычные подарки» Запись о пожаловании шла в послужной список с указанием, за что было произведено награждение.
На рубеже XIX - XX вв. характерна покупка подарочных вещей уже в готовом виде. По свидетельству главного художника фирмы Фаберже Франца Бирбаума, во дворец посылались целые наборы вещей, из которых выбирались подарки. Сами предметы являются великолепными образцами творчества выдающихся мастеров и фирм – поставщиков Двора: К.Фаберже, Болин, Гана, Кёхли, Зефтигена, братьев Грачёвых, Хлебникова, Овчинникова, Морозова и других.
Фирма Фаберже начала поставлять Кабинету Его Величества ювелирные изделия еще в 1866 году. Первой покупкой Кабинета был бриллиант стоимостью 6600 руб, который в 1896 году при переоценке получил повую цену в 14000 руб. В 1871 фирма поставила ювелирные украшения для награждения из Кабинета артистов Красносельского театра. В 1870-х гг. браслеты и броши Фаберже приобретались для награждения в лучшем случае директорис гимназий. И только с 1885 года, послу получения звания Поставщика Высочайшего двора Фаберже стал регулярно выполнять «кабинетские вещи» и завёл специальный «кабинетский журнал» К 1917 году в этом журнале числилось 5000 записей, хотя к 1900 году фирма исполнила только 1200 предметов. Фаберже выполнял эксклюзивные предметы. Благодаря фирме ассортимент кабинетских подарков неизмеримо вырос. Фаберже исполнил 22 из 44 табакерок с портретом императора Николая II. 150 из 298 табакерок с вензелем Николая II. Цена такой табакерки была 1000 – 2000 руб. В музеях России их нет, на аукционах они продаются в диапазоне 500 тыс. – 1 млн. долл. и дороже. По таким же ценам продаются «кабинетские часы» от Фаберже, особенно с Романовским Грифоном, фамильным гербом рода Романовых. Во всём мире знали, что нефритовые предметы – это визитная карточка русского императора. Такие были настоящими ювелирными шедеврами. Например, в коллекции Вексельберга (бывшей Форбса) есть нефритовый поднос, украшенный драгоценными камнями и золотой арматурой. Это подарок на свадьбу германскому принцу Генриху в 1905 году. Работа Фаберже для Кабинета Его Величества, цена 8000 руб., сейчас только в прямом пересчёте это 200 000 долл., а антикварная цена составляет не менее 2 млн. долл.
Временное правительство не собиралось отказываться от системы «государственных подарков» (кабинет перестал существовать). В мае 1917 года была исполнена партия часов с новым двуглавым орлом – без корон (вариант художника Билибина). И только большевики сломали хорошо налаженную систему, заменив её награждением «красными шароварами», патефоном и кожаными портфелями с серебряными накладками. Однако ещё в 1930-х гг. передовиков наркоматов награждали часами на цепочке – остатками кабинетских запасов от Павла Буре. Сейчас есть попытки возродить систему государственных (ювелирных) подарков. В частности президент России уже награждал спортсменок золотыми с бриллиантами серьгами.

За 14 лет (1881 – 1894 гг.) царствования императора Александра III пожаловано высочайших подарков из Кабинета его величества 9688 шт. на сумму 4 179 387 руб., Из них:

1. Статс - дамские знаки - 14 на 48 тыс. руб.
2. Фрейлинских знаков – 188 на сумму 123 тыс. руб.
3. Табакерок - 228 на сумму 399 тыс. руб.
4. Медальонов с портретами - 15 на сумму 143 тыс. руб.
5. Орден Св. Андрея Первозванного - 22 на сумму 133 тыс. руб.
6. Орденов Александра Невского - 216 на сумму 719 тыс. руб.
7. Орден Св. Анны 1 и 2 класса - 131 на 106 тыс. руб.
8. Орден Св. Екатерины 1 класса - 31 на сумму 135 тыс. руб.
9. Диадемы - 11 на сумму 135 тыс. руб.
10. Ожерелья – 21 на сумму 393 тыс. руб.
11. Браслеты - 279 на сумму 249 тыс.
12. Жемчужные ожерелья, броши и подвески - 478 на 243 тыс. руб.
13. Часы с государственным гербом – 3477 на сумму 277 тыс. руб.
14. Колец - 2730 на сумму 586 тыс. руб.
15. Булавка для галстука - 663 на сумму 61 тыс. руб.
16. earrings - 147 на сумму 39 тыс. руб.
17. Запонки - 524 на сумму 66 тыс. руб.
18. Портсигары - 538 на сумму 76 тыс. руб.
19. Митры и клобуки – 39 на сумму 13,5 тыс. руб.
20. Кресты бриллиантовые на клобук -15 на сумму 21,2
21. Панагии – 9 на сумму 13,4 тыс. руб.
22. Кресты с драгоценными камнями – 126 на сумму 71
23. Кресты золотые – 133 на сумму 23 тыс. руб.
24. Прочие - 290 на 79 тыс. руб.

Во время царствования императора Николая II ежегодно вручалось около 2000 подарков на сумму около 500 тыс. руб., то есть средняя стоимость подарка составляла 250 руб. Более трети подарков составляли часы, практически все от фирмы Буре. Отличительная особенность таких часов – «орёл» - государственный герб на крышке. Серебряные часы стоили 29 – 40 руб., золотые 60 – 100 руб.
В 1896 году, было вручено 2889 подарков на сумму 868 тыс. руб., в том числе по случаю коронации 1091 подарок. В 1883 году, во время предыдущей коронации число пожалований составило 2860.
В 1904 году пожаловано 3800 подарков на сумму 641 тыс. руб., почти вдвое больше годовой нормы, что связано с рождением наследника – цесаревича.
В 1913 году – по случаю 300-летия Дома Романовых, на сумму 775 тыс. руб. (количество не подсчитано).

Валентин Скурлов, историк ювелирного искусстива
23.09.2009, Санкт-Петербург.

Агафон и КЕПС.

Агафон и КЕПС.

Архив РАН, СПб, Фонд 132, оп.2, д.3. Комиссия естественных производительных сил России (КЕПС).
Лист 32:
Протокол 5-го заседания Отдела драгоценных камней.
27 ноября 1918 г.

Бирбаум не согласен с Ферсманом в оценке элементов в успешности огранки камня. По его мнению, тут главную роль играет не художественное чутьё, а культура. Амстердамский гранильщик не художник, а хороший техник и знаток камня.
Аг. Фаберже очень низкого мнения об искусстве сибирских гранильщиков. Поступавшие в течение 20 лет к нему в мастерскую сибирские камни были настолько нехудожественной обработки, что требовали переогранки.
Рупини замечает, что старые уральские гранильщики были хорошими работниками. На ухудшение качества огранки повлияло падение цен на этого рода труд.
Возвращаясь к программе Сводки (выпуск сведений о драгоценных камнях Европейской и Азиатской России – В.С.)
Ферсман предлагает А.К.Фаберже и Ф.П.Бирбауму принять участие в составлении главы об огранке камня, ввиду их огромного опыта и знаний в данном направлении.

(Комментарий.
Агафон Фаберже принимал участие в научной работе, член Отдела драгоценных камней в КЕПС Академии наук. КЕПС возглавляет А.Е.Ферсман. В КЕПСе Агафон встречается с Карлом Верфелем (его фамилия в протоколах до конца 1918 г.), с Мостовенко (бывший директор Екатеринбургской гранильной и Петергофской фабрики, тайный советник: живёт в Гатчине) и самое интересное – с Францем Бирбаумом). Вячеслав Рупини – бывший директор Екатерибургского художественно-промышленного училища, в Петрограде имел на Пушкинской улице магазин уральских камней).

Энциклопедия Финляндии.том 6. Хельсинки, 1961 г.

Энциклопедия Финляндии.том 6. Хельсинки, 1961 г.
(перевод с финского)
ФАБЕРЖЕ Агафон (1875 – 1951). Родился в Петербурге, работал придворным ювелиром, в своё время самый известный. С 1926 г. проживал в Финляндии. Фаберже был большой знаток в области филателии. Он имел самую большую в мире коллекцию финских почтовых марок, основная часть которой была продана в 1940 г. в Лондоне.

(ПРИМЕЧАНИЕ:
Агафон родился в феврале 1876, а не 1875 г.
«Придворным ювелиром» был его отец – Карл Фаберже. Агафон – сотрудник в фирме отца.
В Финляндии проживал с 11 декабря 1927 года, а не 1926 года.
Валентин Скурлов).

четверг, 29 октября 2009 г.

Уникальная книга о Карле Фаберже и продолжателях его дела. С.Н. Полторак, доктор исторических наук, профессор.

Несколько месяцев назад в петербургском издательстве «Лики России» вышла из печати удивительная книга «К.Фаберже и его продолжатели». Авторы монографии – правнучка Карла Фаберже Татьяна Фаберже, штатный консультант-исследователь Русского отдела Аукционного дома Кристи В. В. Скурлов, а также бизнесмен и коллекционер В. Н. Илюхин.
Великолепно оформленная работа, вобравшая в себя многие сотни ценнейших иллюстраций и отличающаяся хорошей полиграфией, выпущена тиражом в 2000 экземпляров. Тираж по нынешним временам большой. Книга рассчитана в первую очередь на специалистов, хотя она интереса любому, кто интересуется искусством.
Несмотря на то, что в работе над изданием приняли участие три автора, на самом деле их значительно больше. В число фактических соавторов – многие знатоки камнерезного искусства, в том числе и те, кто жил ещё в первой половине XX века.
При всей масштабности творчества К. Фаберже, его учеников и последователей, монографию стоит считать сугубо петербургским явлением. И дело не только в том, что Петербург – «столица» творчества Карла Фаберже, но и в том, что герои его произведений – это в значительной мере жители нашего города. Важной особенностью труда стало то, что в нём предпринята успешная попытка проследить диалектику лучших традиций творчества Фаберже, его сотрудников, учеников, духовных преемников. В книге дан анализ эпохи Карла Фаберже, исследуется русский архетип с акцентом на петербуржцев и петербурженок. Впервые проведено комплексное изучение камнерезной пластики не только периода Фаберже, но и 1920 – 1970 годов, 1980 – 2000 годов, как качественно разных этапов, связанных незримой нитью общей стратегии развития. Отдельные главы посвящены творчеству современных мастеров, работающих в Петербурге, Екатеринбурге, Ярославле, Москве, Нью-Йорке и других городах. Ценно то, что в едином творческом ряду собраны лучшие последователи деятельности Карла Фаберже, независимо от того, сколь велики масштабы их производства. Крупнейшее петербургское ювелирное предприятие «Русские самоцветы», мастерские «Багульник», «Каменный гость», «Екатеринбургская художественная мастерская», «Художественные мастерские Андрея Павлова», самобытные ювелирные фирмы «Грингор», «Альфа», «Эболи», «Кахалонг», «Меркус», «Петрозолото», многочисленные имена современных ювелиров, ставшие уже давно известными брендами – все они в своём ювелирном творчестве черпают вдохновение в общем источнике – в исторических традициях ювелирного искусства Карла Фаберже.
Книга «К. Фаберже и его продолжатели» на редкость многопланова. В ней есть многочисленные аналитические материалы, подготовленные специалистами в разные годы. Фотографии дореволюционной поры органично сочетаются с образцами ювелирных произведений фирмы Фаберже. Особенно важно то, что создатели книги не пожалели сил на освещение творческих биографий множества талантливых ювелиров разного времени – на современников Карла Фаберже до наших современников.
По произведениям, о которых рассказывается в книге, можно составить представление об истории России и как об одном из её драгоценных сокровищ – об истории Петербурга. Фигурка малоросса из разных сибирских камней, приобретённая императором Николаем II, царские автографы на щитах фирмы К. Фаберже, дружеские шаржи на сотрудников К. Фаберже, фотографии камнерезной, гравёрной и других мастерских, продавцы-разносчики, кучеры, крестьянки, нищие, пирожники, солдаты, казаки, финские извозчики, франты, свахи, кавалеры, дворники, бражники, анархисты – всё это причудливо, но очень симпатично переплелось в общей работе. Читатель невольно втягивается в постижение тайн ювелирного искусства, в изучение феномена Карла Фаберже.
В книге немало замечательных творческих находок. Например, в ней очень удачно прослеживается творческая лаборатория ювелиров. Этому способствует то, что воедино собраны фрагменты картин, эскизы костюмов, фотографии и, как следствие, словно вырастающие из них фигурки людей. Такое составление не только позволяет увидеть потрясающее сходство оригинала с произведениями искусства, но и даёт возможность проследить траекторию ювелирного творчества.
О ювелирном искусстве Карла Фаберже написано много. Но гораздо меньше исследована проблема значения его школы в дальнейшем развитии ювелирного дела. Создатели книги исправляют эту ошибку. Для тех, кто стремится осмыслить развитие камнерезной пластики Ленинграда 1920-1970 годов, а также перестроечного и постперестроечного времени, это издание окажется поистине бесценно. Монография стала своеобразной энциклопедией, дающей исчерпывающие сведения о лучших произведениях, выполненных в стиле Фаберже, о лучших мастерах Петербурга и других крупных ювелирных регионов. Об энциклопедичности издания свидетельствуют и ценные приложения – список литературы, проиллюстрированный обложками изданий, а также именной указатель, позволяющий лучше ориентироваться в работе большого объёма.
Нельзя не удивляться тому, насколько велика была организаторская работа авторского коллектива и, в первую очередь, В. В. Скурлова, осуществившего общую редакцию издания. Он сумел привлечь в создании этого труда лучших искусствоведов Санкт-Петербурга, Москвы и других крупных ювелирных центров. Трудно представить, как авторам хватило сил справиться с такой грандиозной задачей – созданием комплексного научного труда о творчестве Карла Фаберже, его современников и последователей.
Радует и то, что книга невольно подводит читателя к выводу: история Петербурга – это и история ювелирного искусства, в которой нашему городу отведена особая роль.

Новосибирск.

7 октября 2009 года в помещении Новосибирской Академии архитектурно-художественной академии состоялась церемония вручения «Ордена Карла Фаберже» - почётного знака Мемориального фонда К.Фаберже.
Новым кавалером ордена стал ювелир из Новосибирска Виктор Константинович Павлов. Знак вручил учёный секретарь Фонда, полный кавалер ордена Карла Фаберже Валентин Скурлов. Удостоверение подписала почётный председатель Фонда г-жа Татьяна Фаберже в Дрездене 25 августа этого года.
Виктор Павлов родился в сентябре 1947 года в семье потомственных часовщиков. Дед работал в Новосибирске, когда город назывался ещё Ново-Николаевском. Отец Виктора работал часовщиком в Норильске, где прошло детство будущего кавалера. Виктор начал работать с 15 лет, освоил рабочие профессии токаря и фрезеровщика. Его с детства тянула к точным станкам и механизмам. Он избрал профессию ювелира. Судьба забросила его в Ригу, где он имел возможность реставрировать вещи дореволюционных российских мастеров и впервые держал в руках предметы Фаберже. Виктор стал собирать литературу о Фаберже, не жалея денег. Он самостоятельно изучил технологии старых мастеров, в том числе по учебнику Андрющенко, научился самостоятельно варить эмали и накладывать их на гильошированный фон. Себя Виктор считает специалистом по «гильоше» и эмальером.
В 1990 году ювелир вернулся в родной Новосибирск и сразу стал первым ювелиром на всех просторах далее Урала. Он член Союза художников. Участвовал в выставках и сибирских ежегодных ювелирных ярмарках, неоднократно был отмечен жюри, его работы публиковались в екатеринбургском журнале «Платинум». Скромность, а также объяснимая «закрытость» ювелирной сферы и отсутствие стремления к пиару долго держали в тени достижения сибирского ювелира, но когда членам Фонда Фаберже представилась возможность ознакомиться с работами мастера, решение было единогласным: Виктор Павлов достоин орена Карла Фаберже. Мастер отмечен именно как достойный продолжатель традиций классического русского ювелирного искусства, которое во всём мире связывают с именем великого Фаберже. У художника есть свои преданные ученики, такие как ювелир-дизайнер, архитектор по профессии Марк Балдин (неоднократный лауреат «Джунвекса»), лучший ювелир Омска Сергей Захаров, ювелир Сергей Мухарский и другие. Виктор Константинович передаёт свой богатый опыт студентам Архитектурно-художественной академии.
Пример Виктора Константиновича Павлова показывает, насколько наша земля полна талантами и что уникальные художники - ювелиры работают не только в обеих столицах, но и далеко в России. Впрочем, Новосибирск – это столица Сибирского Федерального центра, который теперь обзавёлся «столичным ювелиром», известным во всём ювелирном мире.

понедельник, 28 сентября 2009 г.

СОКРОВИЩА ФАБЕРЖЕ НАДО ИСКАТЬ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

Золотой рог - Владивосток, Владивосток, 22 Июля 2009

Автор: СЕРГЕЙ КОЖИН

Сенсационное заявление сделал Валентин СКУРЛОВ, эксперт Министерства культуры РФ и консультант Русского отдела Аукционного дома "Кристи", на днях посетивший столицу Приморья. В масштабе всемирной истории Владивосток - еще младенец. Тем не менее белых пятен в его истории, как у иного многовекового городища: где ни копни, везде какая-то тайна.

Исчезновение золотых украшений, изготовленных в начале ХХ века в мастерских известнейшего русского ювелира Карла ФАБЕРЖЕ и предназначенных для отправки в Королевство Сиам (ныне Таиланд) через Владивосток, - одна из загадок нашего города.

- Сам Карл Фаберже, основатель крупнейшей в мире ювелирной фирмы, никогда не был во Владивостоке. Но здесь проездом, после строительства Транссибирской магистрали, в разное время побывали все его четыре сына - Евгений, Агафон, Александр и Николай. А руководитель Московского отделения фирмы Фаберже Александр бывал во Владивостоке дважды, по пути в Шанхай, - рассказал "ЗР" Валентин Скурлов, специалист по антиквариату и ювелирному мастерству, Кавалер ордена Карла Фаберже, а также член редколлегий журналов "Антикварное обозрение" и "Русский ювелир".

Известно несколько случаев, когда от имени императорского двора в адрес царствующих особ иностранных государств через Владивосток переправлялись посылки с ювелирными изделиями работы фирмы Фаберже. Так, в июне 1897 года император Японии получил от самодержца всея Руси Николая II РОМАНОВА набор для царского стола за 15 тыс. рублей, куда входили часы, зеркало в золотой оправе, ваза агатовая и сервиз. По тем временам это был очень дорогой подарок, по цене эквивалентный 10 кг золота! В те годы 1 грамм золота стоил 1,5 рубля, а полковник получал 120 рублей в месяц. Ювелир средней руки зарабатывал в Петербурге 50 рублей в месяц, в Москве 40 рублей. Карл Фаберже, правда, зарабатывал, аки настоящий полковник.

Интересно, что изначально в качестве подарка японскому императору, большому поклоннику лошадей, отправили орловского рысака стоимостью в три тысячи рублей! Но подарочный конь не вынес долгого пути по железной дороге и сдох на побережье Байкала. И тогда взамен околевшего рысака в Страну восходящего солнца послали вазу из яшмы, выточенную на Колыванском заводе и инкрустированную золотом. Ваза благополучно доехала до Владивостока, но когда коробку вскрыли в Иокогаме, выяснилось, что от презента остались лишь мелкие кусочки. Видимо, коробку с вазой где-то грохнули.

- Подарок от русского царя упорно не хотел ехать в Японию. Очевидно, предчувствовал приближающуюся войну 1904-1905 гг. Такая же оказия случилась и с зеркалом Фаберже, оно раскололось. А это, как известно, плохая примета, которая сбылась через семь лет, - шутит Валентин Скурлов.

Очень много изделий фирмы Фаберже уходило через Владивосток в Китай к Великому императору, его сановникам и их женам. В 1905-1906 годах Фаберже послал в Харбин партию из 200 украшений для русских офицеров и их жен, каждая вещь стоила не менее 100-150 рублей золотом. Но эти драгоценности не дошли до адресатов, они бесследно исчезли. Валентин Скурлов полагает, что искать их надо в столице Приморья.

- Но самая загадочная история, связанная с украшениями Фаберже и Владивостоком, произошла в 1917 и 1922 годах. Известно, что в январе 1917 г., за месяц до февральской революции, из Петербурга в Сиам* была отправлена посылка с украшениями в подарок Сиамскому королю. Карл Фаберже ежегодно отправлял ему 100-150 драгоценных вещей. Торговые отношения Сиама с Россией были налажены с 1907 г. А впервые король Сиама приобрел изделия фирмы Фаберже в 1897 году, когда приезжал в Питер за покровительством к Николаю Второму. Сегодня изделия Фаберже в Сиаме на уровне национальных сокровищ, - рассказывает Валентин Васильевич.

Так вот две посылки с изделиями фирмы Фаберже для сиамского короля пропали в горниле революции и вовремя гражданской войны. Тогда казалось, что навсегда. Но в 1922 году их следы обнаружились в одном из банков Владивостока. Последний командующий белогвардейскими частями на Дальнем Востоке генерал Михаил Детерикс их изъял и незначительную часть украшений продал китайцам для приобретения фуража и продуктов. Остальные он оставил во Владивостоке, так как его частям предстоял тяжелый переход в Харбин через Маньчжурию. При этом письменно поклявшись честью офицера вернуть России сокровища. Но куда он спрятал остальные сокровища Фаберже, генерал не сообщал.

В 1926 году в одном из банков Шанхая были найдены золотые украшения с клеймом Фаберже. Есть даже список этих вещей. Валентин Скурлов считает, что это драгоценности из посылки для сиамского короля. Остальную часть, полагает ученый, следует искать во Владивостоке. Потому как больше они нигде не всплывали, в том числе и на аукционах "Кристи" и "Сотбис".

http://www.zrpress.ru/zr/2009/56/14