понедельник, 25 мая 2009 г.

КИРКЕВИЧ. «Время Романовых. Киев в империи». Киев, 2004.

Уважаемый Виктор Геннадьевич,

Заявленная цель книги – раскрыть неизвестные страницы темы «Романовы и Киев» - заманчивая и многообещающая. Проблема интересна российскому читателю, наверняка и украинскому, особенно туристам. Колоссальный потенциал исследовательских задач, которые могут быть решены. Не скажу, что автор справился, но попытка – похвальна..
Жду второго издания, расширенного, исправленного и дополненного.

Книга имеет «научную редакцию». Указаны две фамилии уважаемых исследователей. Предисловие написал доктор наук, профессор. Есть индекс имён, что указывает на научность издания; у книги - редактор, два корректора. При таком штате «наблюдающих», ошибок многовато…
Не люблю, когда автор в предисловии испрашивает индульгенцию, мол «труд, безусловно, чисто компилятивный». Причём тут «потомок Романовых» или «служба при дворе»? Взялся за гуж, так не говори, что не дюж. Историю пишут не потомки и не служащие при дворе, а учёные. Популяризация – это серьёзный научный труд.
«Название книги – чисто условное», заявляет далее автор. Как понимать эту фразу? Условно, это «Романовские грифоны над Днепром», а здесь всё очень даже конкретно, тем более что автор обладатель тысяч документов (как заявлено). История – наука точная. «Автор не претендует на объективность», делается предупреждение. В то же время, из биографической справки видно, что автор окончил в 1989 году исторический факультет университета, а с 1979 года 15 лет возглавлял Клуб изучения истории Киева. Можно бы и выработать объективный взгляд. Мы устали от субъективизма советской истории (автор был членом КПСС ?). Зачем партийный субъективизм заменять националистическим? Империю строили вместе, вклад украинцев и конкретно киевлян – трудно измерим, а отвечать за грехи империи предлагается москалям? Самые ретивые чиновники и военные были украинского происхождения (до 1917 года - малороссийского), а в советское время правили Советской Россией и СССР (империей по терминологии автора) выходцы с Украины: Хрущёв, Брежнев. В первые годы: Троцкий, Зиновьев (много бед натворил в Петрограде-Ленинграде) и Каменев. Позднее Ворошилов, Подгорный и др. – все с Украины. Россияне могут предъявить счёт пассионариям с Украины, которым была тесна малая родина. На Украине всегда много было своих коммунистов, зачем искать их в Москве.
Автор «берется утверждать, что от Романовых доброго и нужного Киев получил значительно больше, чем после свержения самодержавия». Из книги этого не очевидно, поскольку советский период не рассмотрен, сравнивать не с чем. Зачем самодержавие свергали, если при Романовых было всё так блестяще? Провозгласили бы царицей Украины любезную Марию Фёдоровну, тем более, что она до весны 1919 года проживала в Крыму?
Много общеизвестных истин, перебор анекдотов. Из главы об Александре III непонятно, сколько раз и когда царь был в Киеве. Также непонятно, кто, когда из императорской семьи был в Киеве, сколько раз.
«До Петра никто из Романовых не был в Киеве» - Зачем же тогда так много о предшественниках Петра. Империя провозглашена в 1706 году, название книги «Киев в империи», следовало ожидать историю Киева с 1706 года по 1917 гг.
Книга написана в 2002-2003 гг. После 2003 года вышли книги-справочники о Романовых, которые желательно использовать при переиздании. Автор не использовал книги автора Боханова, но при этом использовал слабые книги Стаффена Скотта и Юлии Кудриной. Вышел прекрасный биобиблиографический справочник Ю.А. Кузьмина «Российская императорская фамилия. 1797-1917», СПб, 2005. Если автор так любит исторические анекдоты, то почему он не использовал книги мемуаров и дневников Суворина, Ламсдорфа, Минцлова, Василевского, Оома и др. Но осторожно с анекдотами – их перебор, легко сбиться в вульгарную социологию.
Некоторый материал включён явно по причине развлекательности (подход экскурсовода). Например, о внучке великой княжны Марии Николаевны – Дарье Евгеньевне Богарне. Дочь герцога Евгения Максимилиановича Лейхтенбергского от морганатического брака с графиней Дарьей Константиновной Богарне. «О её пребывании в Киеве сведений, даже самых смутных, нет» (с.108), а её бабушка великая княжна Мария Николаевна посетила Киев в 9-летнем возрасте, в 1828 году, вместе с матерью. Включение справки о Долли и её фотографии – явно в пользу дешёвой популярности. Если уж включать то надо говорить о всех детях и внуках от морганатических браков Романовых
Вызывает недоумение включение в состав цветных иллюстраций фотографии сына великой княгини Ольги Александровны от морганатического брака – Тихона Куликовского, который не носит фамилию «Романов» и не является ни князем, ни графом? Тогда почему нет упоминаний о посещении Киева Матильдой Кшесинской, которая в 1935 году получила титул светлейшей княгини Романовской - Красинской, а с 1921 года в морганатическом браке с великим князем Андреем Владимировичем.
Размещение иллюстраций – досадно не соответствует тексту постраничному тексту.

ЗАМЕЧАНИЯ ПО ТЕКСТУ.

Слева с.33, цветная вкладка: Почему цветное фото Тихона Куликовского? Чем он заслужил такую честь?
С.43: генерал-лейтенант Б.П.Шереметьев (?). Правильнее исторически, «Шереметев».
С.50: Памятники Екатерине уже восстановлены в Одессе и Симферополе в 2007 году.
С.51: Но ведь Екатерина прирастила земли для современной Украины. За это её стоит поблагодарить. Площадь современной Украины в пять раз больше, чем во времена Переяславской рады. Это заслуга Романовых, Сталина и Хрущёва.
С.58: Фельдмаршальский жезл Румянцева-Задунайского находится в Гохране. Это был единственный в СССР фельдмаршальский жезл. Второй, принадлежавший императору Александру II, несколько лет назад куплен на аукционе КРИСТИ в Нью-Йорке и находится в коллекции Русского Национального музея в Москве.
С.64: Где сейчас риза и лампадка с кистями, которые подарила Екатерина II ?
С.69: Балабуха был придворным поставщиком «сухого варенья» (так называемого «киевского») на рубеже XIX-XX вв.
С.97: «ограниченность мышления Николая I» (?). Даже не будучи защитником Романовых, невозможно согласиться с такой характеристикой Николая Павловича.
С.98: Костюшко уже воевал в Северо-Американских Соединённых штатах в 1776-1793 гг. У Вас – «впоследствии», то есть после того, как Павел его отпустил.
С.106: У нас туристы тоже часто спрашивают: «почему Зимний дворец до революции был покрашен в красный цвет?». Ответ простой. Красно-бордовая краска была самой дешёвой.
С.106: Надо указать, что оплата своекоштных в Институте (800 руб. в год) была ассигнациями, а не серебром. Курс был 1:3, 1:3,5 ассигнаций к серебряному рублю.
С.108: Дарья Богарне «кичилась дружбой с Лениным и Троцким». Глагол «кичилась» здесь очень неудачный.
С.17:. Коня для Богдана Хмельницкого исполнил скульптор Артемий Обер. Очень обижался, что его не упоминают в числе авторов памятника.
С.121: Почему в названии газеты «… ведомости» вместо гласной «ерь» - ъ (твёрдый знак)?
С.122: Не ошибка ли это: 2 тысячи пудов меди. Ведь это более 32 тонн. Таких масштабных отливок я не знаю.
С.123: «Обошёлся монумент в 150 тыс. руб.». Серебром или ассигнациами?
С.123: Анекдот про слово «ховать» с такой бородой, что право стыдно. При чём тут Киев. Ведь не на киевских заборах было написано это слово. Такая же борода у большинства анекдотов, включённых в книгу.
С.124: «Планированный наследник». Так не говорят (стиль ужасный).
С.128: «один из наиболее оболганных и замаранных». Так не говорят: «замаранных» (стиль). Можно сказать: замарал репутацию», то есть сам себя замарал, но не кто-то его замарал. Ходынка – не на совести московского генерал-губернатора?
С.136: «Когда возник вопрос о гражданстве». – В России не было гражданства – было подданство.
С.137: «Новый гражданин России». – Та же претензия по подданству.
С.143: Граф Перовский был наставником Александра Александровича в то время, когда он ещё не был Александром III. Цесаревичем Александр стал с 1865 года, после смерти старшего брата. Учение с братьями в группе с Николаем (цесаревичем) и Владимиром
к 1865 году практически закончилось.
С.143: Константина Победоносцева никто не называл «легендарным пугалом». Если кавычки, значит откуда-то цитата?
С.143: «Воинствующие патриотические движения». Слово «воинствующие» - очень сильное. Всё же – не воевали. Почему выпали из списка Эстония, Армения, Азербайджан, Молдавия (Бессарабия), да и Бухара с Хивой?
С.144: «Александр III изображен не в порфире, а в мундире». Порфира – это корона. Она не может быть противопоставлена мундиру. Надо: с непокрытой головой, без короны.
С.147: Отливка памятника Богдану Хмельницкому обошлась в 30 тыс. руб. Наверное серебром. Сравни со 150 тыс. руб. на стр.123.
С.149: Екатерина Числова не была «балериной». Балерина это высшее звание в танцевальной иерархии. Агриппина Ваганова достигла этого звания в 38 лет. Числова было «танцовщицей».
С.152: Почему про Николая Николаевича-младшего упоминается, что он был «даже верховным главнокомандующим». Что удивительного? Почему слово «даже»?
С.155: «Анастасия была дочерью Черногорского короля Николая I». Правильно, но после 1910 года, до этого – она дочь черногорского князя. Королём Черногории Никола (не Николай) стал в 1910 году.
С.157: Мария Фёдоровна прожила в России 53 года (не 52). Императрицей стала в 1881 году и была ею 13 лет, а не 11, хотя короновалась действительно в 1883 году.
С.157: Георгий Александрович умер от туберкулеза. Он никогда не падал с мотоцикла. В Абастумане не было мотоциклов. В автокатастрофе погиб Брасов Георгий Михайлович (1910-1931).
С.157: Правильнее говорить не Кристиан IX, а Христиан, как писали тогда в официальной литературе и газетах. (То же на с.159)
С.158: Во время катастрофы в Борках пострадали также великие княжны Ольга и Ксения Александровны. Лечить их приезжал знаменитый голландский доктор Метцгер, основоположник физиотерапии.
С.159: «Продолжение обучения»? Надо: «продолжать обучение»
С.163: «сопроврдлающаяся» (?)
С.163: «не популярной» - надо вместе «непопулярной» (смотрите справочник по грамматике).
С.165: «При советском режиме этот день отмечался как коммунистический праздник». Не надо обвинять коммунистов в таком кощунстве. День памяти жертв «Кровавого воскресения» отмечался в календаре, но «праздником» никогда не был.
С.165: Сергей Витальевич Витте. Надо отчество: «Юльевич»
С.169: «первое посещение Киева Николаем II». – В каком году?
С.170: Почему нет портрета великого князя Владимира Александровича при справке о нём. Посещал ли он Киев?
С.171: Что за торжества планировались в конце августа в1911 года в Киеве? По поводу приезда императора?
С.173: Роман великого князя Андрея Александровича с Матильдой Кшесинской начался в 1900 году, а не после Николая II (1894 год). После Николая Александровича был ещё Сергей Михайлович.
С.174: Что за Киевский вокзал? Есть Киевский вокзал в Москве. Может быть, это вокзал в Киеве?
С.184: Первый памятник П.А.Столыпину (бюст) исполнил петербургский скульптор Б.О. Фрёдман - Клюзель, работавший для фирмы Фаберже. В советское время на месте памятника Столыпину хотели поставить памятники Мошко Богрову.
С.187: Почему дана фотография М.В.Родзянко, но нет его биографии. Нет фотографий знаменитых монархистов Пуришкевича и Юзефовича?
С.188: Фото Марии Фёдоровны с сыном Николаем здесь совершенно неуместно по тексту.
С.191: Писали «патриарх Антиохийский», а не «Антиохский»
С.192: не Гантворг, а Гантварг
С.194: Антонина Нестеровская не была «балериной», а только танцовщицей.
С.201: «Мария Фёдоровна с тремя князьями из её свиты». – Всё же Александр Михайлович был великим князем, а не просто князем. Он не состоял в свите Марии Фёдоровны? Это новость.
С.203: Принц назначил Николая Куликовского своим личным адъютантом с повелением поселиться в его доме. – Чей дом? «Его – принца?» или «его – Куликовского?»
С.204: Рассказ об Ольге Александровне, а фото Александры Фёдоровны.
С.215: Почему фото и биография Терещенко? Он ярый монархист, сторонник Романовых? Ведь книга про Романовых и Киев?
С.218: Где фото великого князя Георгия Михайловича. Женился 30 апреля – какого года? Почему имение «Херакс», а не «Харакс»? Большевики «предпочли их всех расстрелять». Слово «предпочли» - дико в таком контексте.
С.226: «305 лет» или «304 года» были Романовы на престоле? (1613 -1917 гг.)
С.226: Почему указана только девичья фамилия Брасовой, а не Вульферт (ранее Мамонтова), урождённая Шереметьевская. Известно, что Вульферт получил за жену немалый выкуп от Михаила Александровича.
С.233: «Киев не пришёлся по душе Екатерине II, которая, прожив здесь три месяца, просто скучала». – Откуда мы знаем, что было на душе у Екатерины.
С.234: Во времена Николая I происходит тотальная русификация всего уклада жизни». Русификация – это внедрение русского языка. Я что-то не слышал про «русификацию уклада жизни». Вопрос о тотальности при Николае I – спорный, исторической наукой столь категорически («тотально») не употребляется. Сейчас идёт тотальная украинизация – насильное внедрение украинского языка. Ситуация повторяется, с точностью наоборот?
c/235: «Тотальная русификация продолжалась до 1991 года, её проводили новые московские правители». А как же «украинизация 1920-1930-х гг.»? Какие такие московские правители: Хрущёв и Брежнев – выходцы с Украины?

С пожеланием творческих успехов,
Валентин Скурлов, член Клуба историков города при Музее истории Санкт-Петербурга.
31 марта 2008 года, Санкт-Петербург.

четверг, 21 мая 2009 г.

«Король не должен иметь копий»

В рамках 200-летия обретения государственности Финляндии, и проведения
Дней Финляндии в Санкт-Петербурге, 23 апреля 2009 года в выставочном зале нового здания Российской национальной библиотеки (Московский пр., 165) открывается выставка «Фаберже: его художники, мастера и продолжатели».
Выставка организована Российской национальной библиотекой, Медиа-холдингом «РЕСТЭК JUNWEX», Генеральным консульством Финляндии в Санкт-Петербурге.
Впервые так широко представлены книги, альбомы, картины, рисунки и экспонаты, посвящённые теме Фаберже. Большинство материалов — издания уникальные, привезенные из частных коллекций специально к выставке и широкой публике демонстрируются впервые. Среди работ заслуживающих особого внимания 40 проектов мастерской Хенрика Вигсрема — одного из главных мастеров К.Фаберже. Альбом был найден в Финляндии 20 лет назад при загадочных обстоятельствах, а сейчас принадлежит доктору истории искусств Хельсинки г-же Улла Тилландер-Годенхиелм, которая привезла из Финляндии много редких книг из своей библиотеки. Украшением выставки стали 16 картин художника Анатолия Перевышко, на которых изображены ведущие матера работавшие в Доме Фаберже. Выставляется так же каталог аукциона «Сотбис» (1954г), на котором была выставлена ювелирная коллекция Фаберже, принадлежащая Королю Египта Фаруку. Особое внимание обращают шесть книг Татьяны Фаберже (внучка КФ), написанные ею в соавторстве с петербургским историком Валентином Скурловым, от «Истории фирмы Фаберже» (1992) до «К.Фаберже и его продолжатели» (2009).
Петербургские любители ювелирного искусства найдут на выставке много интересного и полезного, а современные петербургские художники и ювелиры откроют для себя кладовую идей. Это первая в стране и самая большая выставка книг Фаберже, имя которого до 1988 года было под запретом, а книги о творчестве хранились в залах спецхрана.
В преддверии открытия выставки представляем интервью Валентина Скурлова, эксперта Министерства культуры РФ, консультанта-исследователя искусства Фаберже Русского отдела Аукционного дома Christie’s.


-Вы являетесь главным специалистом в искусстве Карла Фаберже, экспертом на лондонском аукционе Christie’s, объясните пожалуйста, что значит «Стиль Фаберже»? Это особая огранка драгоценного камня или особое литье металла? В чем его непревзойденность, которая создала массу последователей и подражателей его стиля?

- Искусствоведы не определились с понятием "стиля Фаберже". Стиль создает эпоха и мастера, Фаберже мог бы дать только название стилю. Стилеобразующих признаков в этом искусств нет. Но можно говорить о "Школе Фаберже", как, например, о школе русского классического балета. Это понятия однопорядковые.
Признаки школы Фаберже:
1. Разнообразие. (Фаберже не любил повторяться, девиз его клиентов: "Король не должен иметь копий").
2. Функционализм предметов. Не изящные безделушки, а полезные в быту предметы.
3. Эстетизация вещного мира. Если бы Фаберже работал сейчас, он делал бы ювелирные "мобильные телефоны".
4. Высочайшее качество ювелирной работы.
5. Инновации, поиск новых направлений.
6. Историзм (ретроспективизм), свободное владение любыми историческими, художественными стилями


- Петербургская школа ювелиров является последователем Фаберже или это свойственно отдельным художникам? Сколько ювелиров-участников данной выставки? Эти ювелиры - наши горожане или есть и из других городов?

- Подавляющее большинство современных петербургских художников считают себя продолжателями традиций Фаберже. Они даже придумали себе название: "Пост-Фаберже". Если бы не насильственное прекращение деятельности фирмы в 1917-1918 гг., то фирма продолжала бы развиваться в художественном отношении. Современные петербургские ювелиры подхватили "знамя Фаберже" и достойно несут его, предлагая новые направления в творчестве.
К сожалению, не все из 260 мастеров и фирм Петербурга, имеющих право клейма, имеют печатную продукцию, но многие из них представлены на страницах сборников и каталогов, таких как "Ювелирный Олимп" (объединение "Мир камня"), "Джунвекс" (объединение "Рэстек"), "Золотая коллекция магазина "Яхонт-Дом Фаберже" и других. Из других городов отметим последовательных поклонников творчества Фаберже из Екатеринбурга и московскую фирму "Сирин". Их творчество представлено в монографии "К.Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки "Русские типы" (2009).

- Какое отличие между последователем стиля Фаберже от подражателя? Почему об одних отзываются уважительно, а о других не очень?

- Подражатели коммерчески успешно используют творческие наработки Фаберже. Но это путь тупиковый. Плеханов говорил Троцкому: "вы лежите на марксизме, а я на нем стою". Тоже самое можно сказать о некоторых ювелирах, низводящих Фаберже до уровня ремесленного кича. Кто-то "лежит" на Фаберже, но большинство твердо стоит. Сам Фаберже стоял на плечах гигантов, каковыми в то время были фирмы Сазикова, Никольса и Плинке.

- Приходилось ли кому-то отказывать в участии в выставке, по каким причинам?
- Никому в участии не отказывали. Были трудности упомянуть всех на буклете из-за ограниченности площади.

- Что представляет собой Тайская коллекция Фаберже — это некий период из его путешествий или мотивы и стилистика выполненных работ?
- Фирма Фаберже была первой в Сиаме (так до 1936 г. назывался Таиланд) российской фирмой. Начало тайской коллекции вещей Фаберже было положено в 1897 г. во время визита сиамского короля в Петербург. С 1907 г. фирма Фаберже регулярно работает в Сиаме, Карл Фаберже получил звание "придворного ювелира и эмальера Короля Сиамского". Коллекция тайской королевской семьи одна из самых больших в мире, более 300 предметов, среди которых шедевры: нефритовый Будда, три фигурки из серии "русские типы", ритуальные предметы - которые теперь считаются государственными святынями.


- На лондонском аукционе “Кристи», часто ли приходится сталкиваться с контрабандой, подделками под Фаберже ? Например, известно о работах Айвазовского, что картин под его авторством насчитывается несколько сотен, а он, хотя и был плодовитым, нарисовал гораздо меньше. Так ли обстоят дела и с Фаберже? Например, сколько яиц он сделал на самом деле, и сколько выдают за его работы? Какие курьезы можете вспомнить?

- Как и многие произведения искусства, пользующиеся спросом - Фаберже подделывают. Насчет "часто" трудно сказать. Кому и раз в день мало, а кому и раз в неделю достаточно. Я бы сказал - подделки встречаются регулярно. Конечно, в последнее 15-летие, в связи с увеличением спроса на высокое искусство, и подделок стало больше.
Что касается яиц, то вопрос надо уточнить. Есть императорские пасхальные яйца, которых всего исполнено 52, есть 30 000 маленъких пасхальных яичек, есть и неимператорские, в размер куриного, пасхальные яйца из драгоценных металлов и камней. Подделывают всё, даже имераторские...
Много было и контрабанды в 1960-2000 гг. из СССР, есть она и сейчас. На самом деле, много ввозится в Россию вещей как раз с Запада, потому что в России цены на Фаберже выше.
Курьёзы? Сложно сказать...Все-таки , Christie’s и Sotbi s мероприятия серьезные, речь идет о миллионах долларах, здесь курьёзы неуместны. Впрочем, в нашей книге есть глава "Анекдоты о Фаберже".

Подготовила Светлана Ульянова

«АНЕКДОТЫ от ФАБЕРЖЕ»


К. Фаберже отличался остроумием и не щадил фатов, которых ненавидел. Как-то вскоре после Нового года зашел князь Г..н (скоре всего, князь ГАГАРИН, работавший в Канцелярии Е.В. – В.С.), отличавшийся этим недостатком и очень гордящийся лентами и звездами. Князь завел разговор про новогодние награды, чтобы похвастаться полученным им орденом Белого орла, но при этом прибавил с небрежностью: «Представьте себе, даже не знаю за что». Он ожидал, что Фаберже рассыплется в поздравлениях и в восхвалениях его заслуг, но последний лишь улыбнулся и ответил: «Право, Ваша светлость, я тоже не знаю, за что».

Ради красного словца, он не щадил себя и себе подобных. Как-то сахарный король К…. ему жалуется: «Что ни год, то убытки». «Да-да, отвечает он ему, что ни год у нас убытки, но странно, как это мы от этих убытков богатеем».

Как-то в год рождения наследника мы обсуждали проект очередного пасхального яйца, желая приурочить сюжет его к этому событию. Кто-то заметил, что с самого рождения наследник назначен шефом стрелковых частей, и что можно использовать этот факт в композицию. «Да, согласился он, только придется изобразить грязные пеленки, так как это единственные пока результаты его стрельбы».

В громадном количестве изготовляемых изделий трудно было узнать по виду предмета, кем из художников исполнен его проект, если рисунка не было под рукою. Когда Фаберже попадалась на глаза неудачная вещь, он меня вызывал и всласть издевался и иронизировал над неизвестным автором. В тех случаях, когда я имел причины подозревать, что автор никто иной, как он сам, я посылал за рисунком и ему его подносил. Он тогда виновато улыбался и говорил: «Вот что значит некому ругать, так он сам себя обругал».

По поводу пасхальных яичек вспоминается не лишенный пикантности случай. Одна клиентка из высшей аристократии, не отличавшаяся особым умом, еще за несколько недель до Пасхи приставала к старику Фаберже, не изготовил ли он какую-нибудь новинку в виде пасхальных яичек. Надо сказать, что новизна в таком предмете нелегко дается и искать ее, порядочно всем нам надоело. Старик Фаберже, когда был доведен до раздражения, не особенно стеснялся в ответах. Он с самым невинным видом объявил даме, что через две недели выйдут из работы квадратные яйца. Некоторые из присутствующих улыбнулись, другим стало неловко, но дама ничего не сообразила. Мало того, в назначенный срок приехала в магазин, чтобы их купить. Старик с серьезным видом объяснил ей, что он действительно надеялся такие изготовить, но что ему это так и не удалось.

(Из мемуаров Франца Бирбаума «История фирмы Фаберже», 1919).




Встреча в 1917.

Однажды, в 1917, я зашел на Морскую в магазин Фаберже. Покупателей не было, было только несколько буржуев из его старых клиентов. Но вот ввалился красноармеец с женщиной. Он – добродушный на вид тюлень, должно быть недавно еще взятый от сохи, она – полугородская франтиха, из бывших «кухарок на место повара», с ужимками, претендующими на хороший тон. Шляпа на ней сногсшибательная, соболя тысячные, бриллиантовые серьги с орех, на руках разноцветные кольца, на груди целый ювелирный магазин. Парень, видно влюбленный в нее как кошка, не мог оторвать глаз от столь великолепной особы.
- Нам желательно ожерелье из бус, - сказала особа.
- Да не дрянь какую – а подороже, - пояснил парень.
Принесли футляр.
- Почем возьмете?
- Сорок тысяч.
Дама пожала плечами.
- А получше нет?
Показали другой.
- На шестьдесят тысяч. – сказал приказчик.
- Мне бы что ни на есть лучше.
- Лучше теперь у нас жемчуга нет. Быть может, на днях получим.
- Нам непременно сегодня лучше, - вмешался парень. – Без бус им вечером на танцульку в Зимний дворец ехать никак невозможно.
- Поедем, Вася, в Гостиный. – капризно сказала особа, - там наверно есть дороже. – Но видя улыбку на устах буржуев, сконфузилась. – А впрочем, давайте. На сегодня и эти сойдут.
И Вася., сияя от счастья, расплатился.
- Видели, какой у нее чудный аграф? – сказала одна дама, когда парочка вышла. – Наверно, работа Лялика в Париже.
- Это нашей работы, - сказал приказчик, я его узнал. Мы его в прошлом году для княгини Юсуповой сделали.
Дама вздохнула.
- А мои бриллианты при обыске пропали.
- Мои, сказала другая, - взяли из сейфа.
Очевидно, добродушный парень был налетчик. Теперь – чуть ли не профессия, как всякая другая.

(Мемуары Николая Егоровича Врангеля, Берлин, 1924 г.)


«ПТ» благодарит В.В.Скурлова за предоставленные материалы.

«Воспоминания дочери заведующего магазином Карла Фаберже»

Мы с Татьяной Фаберже встречались с Женей Гурье два раза, в 1994 и 1998 году. В возрасте 88 лет (1994 год) Женя Гурье еще водила автомобиль по сложным и заснеженным швейцарским горным трассам. Она всю жизнь работала переводчиком, имела собственное Бюро переводов, знала несколько языков. В 60 лет продала выгодно свой бизнес и проживала в симпатичном горном шале. Детей у неё не было.
Евгения (Женя) Михайловна Гурье родилась в Петербурге в 1906 году. Ее мать была украинка. Отец - швейцарец Михаил Антонович Гурье (1870- 1947), родом из Невшателя. Отец Михаила Антоновича торговал в России швейцарскими часами еще в 1870- х годах. Михаил Антонович рассказывал, как его отец ездил по Сибири,.от одной почтовой станции на лошадях до другой, железных дорог тогда не было.Чтобы спасаться от волков, ездили "с поросенком". Брали живого поросенка, и, когда волки выходили из леса, кидали им мешок с поросенком, а сами пускались вскачь до ближайшей почтовой станции, пока волки расправлялись с добычей.
Михаил Антонович с детства знал несколько языков, в том числе и русский. В возрасте 31 года, в 1901 году его, как образцового приказчика, Карл Фаберже пригласил к себе на работу в новый магазин на Большой Морской улице (Петербург). Зарплата была большая, у Гурье было в подчинении два десятка человек. Он отвечал также за лифт-сейф, исполненный берлинской фирмой «Арнхайм», который поднимался в межэтажное перекрытие на ночь, между первым и вторым этажом. На ночь корпус сейфа-лифта подключался к электрическому току. Для этого Михаил Антонович надевал резиновые рукавицы и резиновые калоши, потому что по рукояткам фидера бродили "блуждающие токи". Однажды он торопился, не надел резиновых калош и его здорово ударило током, отбросив к стене.
Несколько раз бывало, что царь Николай II вызывал из магазина Фаберже заведующего с подарками, например, с портсигарами для георгиевских кавалеров, Особенно часто это случалось в Первую мировую войну. После 12 часов ночи приезжал фельдегерь на автомобиле, Михаил Антнович ехал в магазин, набирал полный чемодан портсигаров и направлялись для вручения в Зимний дворец.
Гурье был маленького роста, Николай II звал его "маленький Гурье".
Иногда император обсуждал с Гурье проекты изделий, потому что Михаил Антнович прекрасно разбирался в психологии покупателей и умел быть приятным для любого клиента.
Михаилу Антоновичу подчинялся швейцар. Звали его Сергей, из дворцовых жандармов. Он был огромного роста и у него была феноменальная зрительная память. Он помнил всех клиентов по имени-отчеству и по титулу, даже если они приезжали десять лет назад. Сергей обладал зычным голосом, и не успевала графиня выйти из своих роскошных саней или автомобиля, Сергей зычным басов провозглашал на всю Большую Морскую улицу: "Графиня Орлова!". За это он получал хорошие чаевые, а графиня входила в магазин в хорошем расположении духа, что немаловажно для совершения выгодной для магазина сделки.
Раз в год в Зимнем дворце проводились рождественские балы. На них съезжались тысячи приглашенных. Балы продолжались несколько дней. Пока гости танцевали, лакеи сторожили шубы и перемалывали косточки господам. Сергей внимально слушал эти разговоры и знал все о закулисной и интимной жизни всего петербургского бомонда! После бала он приходил в магазин, и они запирались вместе с Карлом Фаберже на несколько часов, Зато Карл Густавович всегда знал, какая новая пассия из танцовщиц у кавалергарда или кирасира, которые приходили выбирать украшение из драгоценных камней, и мог порекомендовать кавалеру зеленые изумруды для рыжеволосой красавицы. Также он мог посоветовать молодой барыне подарок для блестящего морского офицера. "Вот так в старину изучали спрос", резюмировала Евгения Михайловна Гурье.
Мы жили в Швеции пять лет, с сентября 1917 по 1922 год. Отец работал заведующим магазином у Василия Андреевича Болина, московского шведа, в 1916 году открывшего в Стокгольме ювелирный магазин. В 1922 году дела у Болина покатились вниз. Он сказал Михаилу Антновичу: "Я не могу платить Вам такие большие деньги, но и маленькие тоже не могу, поскольку Вы - выдающийся специалист". Гурье вернулся в 1922 г. на родину в Швейцарию, где у него была случайная работа. Он был, как многие в окружении Фаберже, заядлым филателистом. Живя в Швеции Женя Гурье изучила шведский, а также английский языки – гимназия была первоклассная. Французский и немецкий она знала с детства, равно как и русский. После возвращения в 1922 г- в Швейцарию, они вспоминали золотые времена в России. Особенно Женя горевала насчет своей новой беличьей шубки, которую отец подарил ей в сентябре 1917 года. Шуба осталась в России, а зимы в Швеции и Швейцарии были холодные. Сестра матери, которая поселилась в их квартире, сообщала в письме из Петрограда, что этажом выше поселилась комиссар Александра Колонтай.
Сама Женя (eй было 11 лет) гуляя по своей Большой Дворянской от своего дома 22 (постройка архитектора Карла Шмидта, двоюродного племянника Карла Фаберже) до дома 4 - особняка Кшесинской, видела в апреле 1917 года толпы людей, которые внимали оратору на балконе. Отец объяснил ей, что это большевик Ленин.
> Выехала семья Гурие из Петриграда в сентябре 1917 года. Перевозить семью /папа, мама, дочь/ на Финляндский вокзал приехал хороший знакомый отца, личный шофер вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Он прибыл на роскошном автомобиле царицы. Странно, но с его бортов так и не смыли большой императорский герб. Шофер возил раньше Михаила Антоновича Гурье в Аничков дворец и в Гатчину, к императрице Марии Федоровне. Маленькая Женя на всю жизнь запомнила запах кожаной куртки шофера и его кожаные краги. По этому запаху таможенники Европы безошибочно отличали русских путещественников, даже если они были одеты по-европейски и говорили не по-русски. Дело в том, что русская кожа пропитывалась для усиления водостойкости жиром на осмове ворвани, чего не употребляли в Еврппе.
Прощаясь, личный шофер императрицы пожал по-швейцарски руку всем отьезжающим. Обычая пожимать руки в России не было, слишком демократично. Это пришло с революцией. Шофер сказал: <Правильно делаете, что уезжаете, скоро у нас будет плохо>. С шиком доехала семья Гурье до деревянных дебаркадеров Финляндского вокзала. По дороге шофер сигналил в резиновую грушу, прохожие шарахались от огромного автомобиля как черти от ладана. Оказывается, весь город знал звук царского клаксона.
Он был мудрым, этот шофер, <Мы собирались уехать ненадолго, а оказалось, что на всегда>.
В роскошной 7-комнатной квартире Фаберже поселилась сестра матери. Ее муж был морской офицер. Во время Февральской революции озверевшие матросы в Кронштадте выкололи ему глаза. Родная тетя Жени Гурие /сестра матери/ писала в Стокгольм, что горничная и ее жених-матрос /наверно тот – из Кронштадта/ обьявили себя хозяевами квартиры. Они сели в кресла в гостиной и горничная торжественно обьявила: , что они и сделали. Maтрос стал опустошать запасы коллекционных вин. Затем матрос снял со стены и отнес в ломбард коллекцию орденов, принадлежавшую Михаилу Антоновичу Гурье. Среди них
был орден Почетного легиона, который получил часовщик - прадед Михаила Гурье за то, что предоставил ночлег Наполеону, когда французский император ночевал в Невшателе. Эта кровать до сих пор хранится в Музее часов города Невшателя.

Вот что рассказала дочь заведующего магазином Фаберже в Петербурге.
<Архив Валентина Скурлова>, записи 1994 и 1996 гг.

Германия и Фаберже

Германские фирмы – поставщики Российского Императорского двора.

БЕТХЕР /страна неизвестна/ . Бриллианты. 11.08.1873. Поставщик двора Великой княгини Александры Иосифовны.
БИРНБЕК Федор. Германия, Мюнхен. Резчик. 30.05.1857. Поставщик ЕИВ
КОХ Роберт /Robert Koch/. Германия, Франкфурт-на-Майне. Ювелир. 29.04.1897. ЕИВ.
КОХ Роберт и Луи. Германия, Франкфурт-на-Майне. Ювелиры. 21.10.1899. ЕИВ.
ЛЕВЕНШТЕЙН, братья (бывший Фридманн). Франкфурт-на-Майне. Ювелиры. 12.09.1868. ЕИВ.
26.11.1882. ЕИВ.
НЕЕС Адам, владелец ювелирного магазина. Германия, Киссинген. Ювелирные изделия. 10.05.1912. Поставщик двора великого князя Павла Александровича.
ФРИДЕНБЕРГ, Вильгельм и Генрих. Германия< Берлин. Ювелиры. 16.01.1866. ЕИВ.
ШУМАН Антон. Германия, Мюнхен. Ювелир. 03.10.1874. ЕИВ.

СПРАВКА.

Всего, с 1856 года, с момента учреждения положения о Поставщиках Императорского двора (Высочайшего и великокняжеских дворов) по 1917 гoд. получили таковое звание .....иностранных ювелира, в том числе 7 немецких, 6 французских, 5 английских, по одному – бельгиец, датчанин и индус.

ФРАНЦИЯ..

БЕТУАЙЕ, Луиза и Мария. Париж
БУРДЬЕ /M.Bourdier/, Париж. Ювелир. 28.07.1892. ЕИВ.
БУРДЬЕ /Т.Bourdier/, Париж. Ювелир. 05.06.1896 и 25.11.1896. ЕИВ.
ЖАКТА (ЯКТА), Евгений, Париж
КАРТЬЕ /Cartier/, Париж. Ювелирные изделия. 23.08.1907. ЕИВ.
ТИФФАНИ, Париж
ОДИО, Париж

АНГЛИЯ.

АЙЧИСОН, Эдинбург
БЕНСОН, Лондон
ГАРРАРД, Лондон
КАРРИНГТОН, Лондон
ТОМAС и Ко, Лондон.

ПРОЧИЕ.

БИРК и РАСМУССЕН. Дания, Копенгаген. Ювелиры. 11.08.1881. ЕИВ.
«HAARDT & DEVOS». Бельгия, Брюссель. Ювелир. 09.11.1905. Поставщик
двора великого князя Николая Михайловича.
«MANICK Chand», торговый дом. Ювелирные исделия. Индия, Дели.
02.03.1903. Поставщики двора великого князя Бориса
Владимировича.

РОССИЙСКИЕ ПОСТАВЩИКИ.

«П.И. ОЛОВЯНИШНИКОВА сыновья», торгово-промышленное товатищество. Петербург. Иконы, церковная утварь, колокола. 06.05.1909. ЕИВ.
«П.И.ОЛОВЯНИШНИКОВА сыновья», торгово-промышленное товарищество. Петербург. Церковная утварь, иконы и облачения. 28.05.1911. Поставщики императрицы Александры Федоровны.

ПОДАРКИ.
Важнейшие предметы от Фаберже, подаренные из Кабинета Его Величества в Германии. Цена в рублях серебром.

1889. Табакерка с портретом императора Александра III. Канцлеру Германии, князю Бисмарку. Цена 11500 руб.

1905. Блюдо нефритовое с бриллиантами и розами. Свадьба наследного германского принца. Цена 8000 руб.

1907. Братина «Витязь». Kaют-кампании броненосца германского флота «Deutschland». Цена 2900 руб.
1907. Портсигар эмалевый. Командующему германским флотом, принцу Генриху Прусскому. Цена 1000 руб.

1909. Братина с черпаком, серебряные с эмалью. Лейб-Драгунскому, Великого Герцига Гессенского # 24 полку. Цена 1500 руб.

1911. Брошь-кулон, рубины и бриллианты. Свадьба принцессы Цецилии. Цена 2500 руб.
1911. Портсигар золото, нефрит. Кронпринцу Фридриху на свадьбу. Цена 650 руб.

"СОТБИС" и "КРИСТИ". Русские продажи. Апрель 2009 года.

22 и 24 апреля 2009 года в Нью-Йорке состоялись очередные <русские продажи> двух крупнейших мировых аукционных домов. Внимание коллекционеров и дилеров на этот раз было особенным – всем хотелось узнать, насколько кризис сказывается на антикварном рынке. Отметим, что выводы делать рано. Как утверждают аналитики, мировой экономический кризис еще впереди. С ними спорят оптимисты, утверждающие, что дела налаживаются.
Отметим несколько предпосылок. Многие проссийские миллиардеры значительно обеднели, как и их западные коллеги.
Вторая предпосылка – во время кризиса <надо покупать>. Все великие коллекции созданы в эпоху экономических и революционных бурь. Мало кто спорит с этим тезисом. Но где взять деньги. Никто из уважающих себя коллекционеров не продает. – Но мы не знаем мотивации владельцев предметов, может быть они получили художественные предметы в наследство, может быть рассматривали их в качестве инвестиций.
В целом впечатление от аукционов вполне благоприятное – колоссальных достижений нет, но о провале никто вслух не говорил.
Что редко случается в последнее время, по обьему продаж оба аукциона показали почти равные результаты – более чем по 13 млн долл. Из общей суммы в 27 млн, 6,55 млн, или 25 % продаж приходятся на работу отца и сына Рерихов. Это были <дни Рериха> в Нью-Йорке. Еще одна закономерность двух заокеанских <русских аукционов> это одинаковый набор художников: неизбежные Рерихи, Aйвазовский, Бурлюк, Григорьев, Гончарова, Богданов-Бельский, Вайсберг< Иван Шультце... Не было на этот раз Маковских< что очень жаль< тем более, что Константину Егоровичу Маковскому в этом году юбилей, 170 лет со дня рождения.
Аукционный дом <Кристи> показал, что его рано списывать со счетов, после значительного превосходства <Сотбис> на декабрьских торгах 2008 года в Лондоне. Сами обьемы продаж следует оценивать как весомые.
Что такое продать антиквариата на 1 млн. Антиквары знают солидность этой цифры. Это значит продать 100 предметов средней стоимостью 10 000 . Это цена автомобиля для многиж россиских граждан со средним достатком. Представьте себе вереницу автопоездов, везущую 100 автомобилей по дороге из Финляндии в Петербург. А если таких автомобилей 2700 на сумму 27 млн. – это суммарный итог продаж.
Кто-то скажет, что нельзя сравнивать художественные вещи с насущными предметами, но все относительно. Еще 20-30 лет назад автомобиль в СССР считался символом богатства и престижа, как сейчас владение полотном Репина, Айвазовского, Сомова, Маковского или предметом от Фаберже.
Поскольку обьемный показатель отнюдь не провальный, попытаемся уловить тенденции состояния при анализе структуры продаж. Здесь много интересных нюансов.

СОТБИС
Продан 201 лот из 313 заявленных в каталоге, что составляет 64,2 % - результат удовлетворительный. Общий обьем продаж составил 13 842 175, с учетом премии аукциона.
Непроданными остались
Лот 3. Иван Космин. <Русалки>, х.м. 128 х 179 см. Картина была опубликоване в журнале <Столица и Усадьба> в 1916 г. Оценка 250 00 – 350 000.
Лот 7. Айвазовский. <Корабль в штурмующем море>, х.м.. 61 х 99 см. Оценка 650 000 – 750 000
Лот 12. Василий Поленов. Картина для оперы <Призрак Эллады>, х.м., 56 х 99 см. Оценка 250 000 – 350 000.
Лот 30. Александр Яковлев. <Портрет девочки с игрушкой>, 1920 г., х.м., 83 х 74 см. Оценка 700 000 – 900 000
Лот 38. Николай Рерих. <Св,Меркурий Смоленский>, 1919 г.,х.м.91,5 х 91, 5 см. Оценка 500 000 – 700 000
Лот 63 Богданов-Бельский. <Две латышские девушки на качелях>, 1940 г., 85,5 х 70 см. Оценка 200 000 –300 000. – Картина не куплена латышскими коллекционерами именно из-за финансового .кризиса.
Отметим, что цены на непроданные картины – отнюдь не завышены, их можно назвать <щадящими>.
Лот 87. Картина художников-нонконформистов Камара – Меламида. Оценка 80 000 – 120 000.
Лот 80. 15 скульптур Гриши Брускина. Оценка 150 000 – 200 000. Недобор аукциона по этим 8 лотам составил 2,79 – 3,67 млн., что составляет 20 – 30 % к реальному итогу.
Самый значительный вклад в успех аукциона внесли живописцы. Два <миллионника>, то-есть два полотна. <Колумб причаливает к Палосу>, 1892 г. Айвазовского продажа 1 594 500 / оценка 1 000 000 – 1 500 000/ . и парная работа Бориса Григорьева <Приготовление блинов>, 1935 г., продажа 1 258 500 /оценка 500 000 – 700 000, превышена вдвое./. Все пять полотен Святослава Рериха проданы на общую сумму 828 500 ., а планировалось выручить 185 000 – 255 000. Всего, работы отца и сын Рерихов принесли аукциону 3040 000.
Следует отметить, что отец и сын Николай и Святослав Реричи явились <палочкой-выручалочкой> нью-йоркских торгов, как <Сотбиса>, так и его достойного конкурента <Кристи>. Можно долго рассуждать о безупречной истории происхождения картин, их выставочной истории, естественно – о высшем качестве произведений, неистребимой и неизлечимой любви американцев к Рериху. Можно фантазировать, что полотна, рожденные в годы мирового экономического кризиса 1930-х гг. – мистическим образом находят своих почитателей во времена финансового кризиса 2009 года. – Все это досужие рассуждения. Но если Рериха покупают, значит это кому-то нужно. Из 13 картин Николая Рериха проданы 12 на сумму 2,21 млн. Планировали выручить за них 0,9 – 1,4 млн. долл.
Из живописи отметим:
Лот 1. Иван Похитонов. <Охотник>, к. м., 16 х 36 см. Оценка 60 000 – 80 000. Продажа 134 000.
Лот 27. Давид Бурлюк. <Голубой всадник>, 87 х 62 см. Оценка 100 000 х 150 000. Продажа 302 000.
Лот 28. Давид Бурлюк. <Ведьма доктор>, х.м., 64 х 117. Оценка 150 000 – 200 000. Продажа 182 500.
Лот 33, Александр Волков. <Утро в Шахмардаме>, 1944 г., к.м. 71 х 80 см. Оценка 120 000 – 180 000. Продажа 218 500.
Лот 57. Александр Яковлев. <Самурай>, сангона, гуашь, бумага на картоне. 147,5 х 84. Оценка 85 000 – 125 000. Продажа 602 500.
Лот 59. Павел Челищев. <Сюита Жар-Птица>, 1942., смеш. техн., к., 74 х 46 см. Оценка 40 000 – 60 000. Продажа 146 500.
Лот 60. Павел Челищев. <Натюрморт с цветами>, 1928, х.м., 81,5 х 61 см. Оценка 50 000 – 70 000. Продажа 182 500.
Лот 62. Павел Челищев. <Обнаженный>, 1926 г., х.м., 99,5 х 64 см. Оценка 70 000 – 90 000. Продажа 134 500.
Лот 64. Богданов-Бельский.<В кампании>, х.м., 68,5 х 86,5 см. Оценка 150 000 – 200 000 см. Продажа 182 500.
Лот 66. Наталия Гончарова.<Цветы>, х.м., 61 х 38,5 см. Оценка 50 000 – 70 000. Продажа 206 500.
Лот 77. Вайсберг.<Хаос на шельфе>.1982, х.м., 48 х 59 см. Оценка 60 000 – 80 000. Продажа 101 500.
По этим 11 полотнам суммарная продажа составила весомую цифру
2 392 500, что составляет 17 % от всего результата аукциона.
Из 14 лотов бронзы продано 12 на симму 398 000, из них 6 по моделям Е.А.Лансере. Отметим конную статуэтку князя Станислава, исполненной петербургской фабрикой Штанге по модели Лансере. <Святослав> продан за немалые 92 500.
Из 27 лотов работ художников - нонконформистов, проданы только 11. Планировали выручить 0,7 – 1 млн , фактически продали на 502 500. В апреле прошлого 2008 года на аукционе в Нью-Йорке работы послевоенных и современных художников составили отдельный том каталога – 131 лот. На этот раз, организаторы решили не рисковать.
Декоративно-прикладное искусство. Предметы, обратившие на себя внимание.
Лот 252. Византийская икона ХV века. Продажа 146 500.
Лот 259. Ларец перегородчатой эмали. 11 Артель, Москва, 1910 г. Продажа 92 500.
Лот 265. Большая чаша для пунша, ложка и 8 малых чаш. Мастер Ф.Рюкерт, Москва. Оценка 100 000 – 150 000. Продажа 482 500, превышение нижнего предела оценки в 5 раз. Удельный показатель цены 80 за грамм. На аукционе <Кристи> в НьюЙорке 27.10.1992 г. чаша предлагалась к продаже за 35 000 – 45 000. Тогда же был указан ее общий вес 204 унции.
Лот 287. Поднос эмалевый на тему оперы <Русалка>, Работа Ореста Курлюкова. Оценка 70 000 – 100 000. Продажа 134 500. В 2002 г. изделие предлагалось к продаже на апрельском аукционе <Кристи> в НьюьЙорке за 45 000 – 65 000/
Лот 290. Маленькая рамка для фотографий. 4,3 см. Мастер Виктор Аарне. Инвентарный # 7572. Из коллекции М. Пост, учредительницы музея в Хиллвуде. Продажа 80 500.
Лот 299. Икона в окладе <Николай Чудотворец>, Фаберже, Москва, 1900 г. Малый размер, 22,5 х 17,8 см. Оценка 50 000 – 70 000, продажа 110 500.
Лот 301. Рама большая. 44,5 х 33, 7 см. Виктор Аарне, 1900 г. Портрет Николая II с подписью <Ревель 1902>. Оценка 40 000 – 60 000 превышена втрое по нижнему пределу, продажа 122 500.
Лот 306. Рама большая, 49 х 43 см. Мастер А.Невалайнен, 1910. Инициалы болгарскоого царевича Бориса /1894-1943/, крестного сына Николая II. Продажа 86 500. Об этой раме сообщали все болгарские информагенства. Отметим устойчивый спрос на большие рамы, которые покупаются не для коллекций, а для прямого использования по назначению.
Не продан лот 319. Серебряный туалетный набор князя Горчакова /1875-1916, внука легендарного канцлера/, работы Фаберже, в футляре, с зеркалом, 17 предметом Оценка 300 000 – 500 000.
Не продан лот 344. Чайно-кофейный сервиз великой княгини Анастасии Михайловны, 1879 г., работы Никольс и Плинке. Оценка 320 000 – 380 000.
Следует отметить, что <фантазийных вещей> Фаберже за последние 20 лет стало итносительно меньше, но вновь стало много предметов культа, прежде всего окладов икон. Традиционно много в Америке изделий с перегородчатий эмальью, особенно этим славится нью-йоркский <Сотбис>.
КРИСТИ
Всего реализовано 269 лотов из 391 на общую сумму 13 225 125, с учетом премии аукциона
Аукцион начал свои продажи с группы декоративно-прикладного искусства. Именно эта группа часто приносила успех в негласной борьбе с <Сотбис>, достаточно вспомнить сенсационные продажи за многие миллионы пасхальных яиц Фаберже. На этот раз в разделе ДПИ был представлен 251 лот, обычная годовая норма для нью-йоркских аукционов. Продано 186 лотов, что составляет 74 %, отменный результат даже в условиях <нормального>, некризисного рынка.
Изюминкой аукциона явилась продажа коллекции из 35 подстаканников,
большинство из которых было исполнено из перегородчатой эмали, которую в Америке зовут <русской>. Цены были на уровне 100 долл. за грамм. В Америке, в отличие от Европы, в серебряных изделиях часто указывается вес изделия, а в бриллиантовых вещах подробно перечислятся состав и вес камней. В Европе считают кощунством оценивать художественные произведения <на вес>, но никакой методики ценообразования взамен не придумали, в результате процветает субьективизм оценщиков-искусствоведов, граничащий с произволом. На наш взгляд, в формулу цены следует ввести показатель редкости /распространенности/ изделия и коэффициент перехода от фактических цен времени изготовления ювелирного изделия.
Всего собирались выручить на подстаканниках 180 000 – 260 000 долл. В итоге блистательной продажи и ожесточенной борьбы коллекция была продана за.565 075, втрое превысив нижний предел цены.
Только один лот был предварительно оценен в 30 000 – 40 000 , реальная продажа составила 37 500 , Большинство предметов оценивалось в 3 000 – 7 000
На <Сотбис> тоже продавали подстаканники. Лот 263, состоящий из двух подстаканников и одной солонки в форме традиционного <кресла>, все – работы хорошего московского мастера Ивана Салтыкова ушел за 18 750 , при оценке 8 000 – 12 000., а подстаканник 6-ой московской артели – за достойную цену в 16 250., при оценке в 6 000 – 8 000
Рассмотрим, стоимость подстаканников во времена Фаберже. Возьмем <Прейскурант Московского отделения фирмы Фаберже>, 1893 года
Подстаканник серебряный гладкий матовый /без ложки/ .......... 17 руб.
Такой же, гравированный.............. 19 руб.
Подстаканник ажурный, чеканной работы, оксидированный...... 29 руб.
Подстаканник серебряный, золоченый, с эмалью (без ложки)…47 руб.

В <Прейскуранте Московского отделения фирмы Фаберже> 1899 года семь образцов подстаканников, однако отсутствует вариант эмалевого. Цена самого дорогого превышает цену самого дешевого в 3,5 раза. Это необходимо учитывать в ценообразовании антикварного ассортимента.

.Подстаканник из оксидированного серебра, ажурной работы с ложкой, чеканка в стиле Людовика ХV………………………………………………..49 руб.
Подстаканник из оксидированного серебра чеканной работы......22 руб.
Подстаканник из оксидированного серебра чеканной работы......46 руб.
Подстаканник из матового серебра, гладкий..................................20 руб.
Подстаканник с ложкой, из полированного серебра, рубчатый....30 руб.
Подстаканник из матового серебра, гладкий...................................14 руб.
Подстаканник из двух змеек чеканной работы................................13 руб.
Столовое серебро полированное в том же Прейскуранте имеет цену 20 руб. за фунт, иначе говоря 5 коп. за грамм, при цене серебра в чистоте 1,4 коп. Столовое серебро оксидированное чеканной работы в стиле Людовика ХV имело цену 29 руб. за фунт, то-есть 7,2 коп. за грамм. В подстаканниках цена грамма изделия составляла от 10 коп., до 25 коп, за грамм. Часто подстаканник продавался вместе с ложкой, сейчас в аукционной практике ложка практически отсутствует. Что такое 49 руб. за эмалевый подстаканник ? Это месячный денежный оклад штабс-капитана, средняя зарплата ювелира в Петербурге /1910 г./ или стоимость 90 кг говядины. 1 грамм золота стоил 1,5 руб., - 49 руб. соответствовали цене 32 г золота в чистоте. По состоянию на май 2009 года цена грамма золота 31. за грамм. Следовательно цена подстаканника в 49 руб. в сопоставимых ценах составляет 992 . Все, что больше, это уже антикварный кэффициэнт. Большинство эмалевых подстаканников на аукционе проданы в диапазоне 13 000 – 20 000, то-есть за 100 лет эти предметы чайной церемонии подорожали в 20 раз. Надо иметь в виду, что цена золота колеблется. Так в 2002 г. она была менее 300. за унцию, цену за подстаканник семь лет назад 4 000 . следует признать адекватной цене 14 000 весной 2009 года.
В нашем случае, один из простых подстаканников чеканный работы, который во времена Фаберже стоил 22 рубля /лот 54/, весом 143 г был продан за 3 500.
22 царских рубля в сопоставимых ценах на апрель 2009 г. составляют 450 долл. – Следовательно, за 100 лет, наш подстаканник подорожал в 8 раз.
Конечно, имеет значение имя фирмы. Лот 55, подстаканник московского присяжного мастера Ремесленного цеха Егора Самошина, весом в 178 г был продан за 1 875 . хотя во времена Фаберже стоил те же 22 рубля. Здесь <антикварный> коэффициент составил цифру 4.
Сложные по архитектурному построению подстаканники работы петебургского мастера Александра Соколова, поставщика Высочайшего двора /лоты 49 и 50/ были проданы соответственно за 35 000 и 32 500 , что составляет более 100 за грамм.
По подстаканникам можно изучать творческий почерк московской школы <русской эмали>, покрывшей себя славой в мировом масштабе. Это мастера и фабриканты: Клингерт, Салтыков, Немиров-Колодкин, Алексеев, Овчинников, Хлебников, Скворцов, 6, 11 и 20 Артели, Кузмичев, Рюкерт, петербуржцы Александр Соколов и Андрей Брагин /в футляре фирмы Братьев Грачевых/ и, конечно, легендарный Фаберже.
Предметы, которые обратили на себя внимание.
Лот 65, Набор столового серебра с травировкой, Москва, 1854 г. /155 лет назад/, мастер <ЕЕ>. Обший вес 8771 г. Оценка 35 000 – 45 000. Продажа 43 500. Удельный показатель 15 за грамм. Антиквары скажут вам, что это очень высокий показатель, на уровне лучшего серебра Фаберже.
Лот 66. Серебряная с чернью супница, московской работы 1795 г., с гербом графа Н.П.Шереметьев /1754-1809/, весом 3107 г , при оценке в 20 000 – 30 000 была продана в 15 раз дороже, за 338 500. Цена за грамм изделия составила 109.
Лоты 89 и 90. Две тарелки ИФЗ из николаевского коронационного сервиза 1826 г. проданы по свой, уже сложившейся цене, за 52 500 и 56 250/. как будто и не кризис на дворе. – Это говорит о том, что хорошие предметы искусства всегда найдут покупателя.
Лот 102. Фарфоровое настольное украшение в виде <избы>, московского завода Попова, середины ХIХ века, при оценке 7 000 – 9 000 была продана за 62 500, превысив предварительную оцемку в 9 раз.
Обе бронзовые скульптуры работу Паоло Трубецкого были успешно проданы, причем за фигуру итальянского композитора Джакомо Пуччини, при оценке 40 000 – 60 000 . покупатель выложил 158 500 .
Лот 117. Серебряная фигура <Витязя, седлающего коня>, московской фабрики Сазикова, 1859 года, весом 1181 г, при оценке 8 000 – 10 000 была продана за 40 000 ., а такой же лот 118 – продан за 35 000. В первом случае цена за грамм изделия составила 34, во втором – 30. - Вит наглядный пример современным мастерам серебряного дела у которых стоимость изделий на порадок ниже. В интервью нашему журналу в 2002 г. руководитель Русского отдела <Кристис> г-н Алексис де Тизенгаузен справедливо говорил, что Сазиков недооценен на рынке. А ведь величие Фаберже связано именно с тем, что он <стоял на плечах гигантов>, каковым был в 1840-1880 гг, могучий Сазиков. Фирма Хлебникова в конце 1886 г. поглотила фабрики и магазины Сазикова, после ликвидации последней, и <знамя Сазикова> попало в надежные руки. Добавим, что скульптуре <Витязь> в этом году исполнилось 150 лет.
Лот 140. Ваза серебро, хрусталь, Ручки редкой формы в виде голов слонов. Изделие придано за солидную сумму 68 500 /оценка 40 000 – 60 000/. Исполнил работу петебургский купец Владимир Гордон, сотрудничавший с фирмой Фаберже, Еще один недостаточно оцененный мастер, получивший в 1911 г. звание поставщика двора великой княгини Ольги Александровны и принца Петра Ольденбургского. В 1925 г- В.Гордон работал в Тресте <Русские самоцветы> в Ленинграде.
Лот 152. Большая /65 см/ ваза гутного стекла Императорского фарфорового и стеклянного заводов 1909 г. была оценена 4 года назад на майском аукционе в Лондоне в 8 000 – 10 000 ф.ст. /15 000 – 18 800./. За эти годы соотношение доллара к фунту изменилось/ Сейчас ваза была оценена в 28 000 –32 000 /21 000 – 23 000 ф.ст./ и продана за достойную сумму 30 000 .
Лот 189. Ковш эмалевый с головой Петуха. Мастер Кузьма Конов, Москва, 1910. Оценка 30 000 – 50 000, продажа 30 000. – Отметим, что Кузьма Конов плодотворно работал для формы придворного поставщика <Оловянишникова Сыновья>/ Ковш ранее выставлялся на аукционе <Сотбис>, Нью-Иорк, 06.06.1995, с оценкой 9 000 – 12 000/
Лот 190. Портсигар с пейзажем Фабертге, Москва< 1899ь1908. Инвентарный номер 17416. 8, 5 см. В коробке из Галереи Хаммера. Оцекка 25 000 – 30 000, продажа 25 000. Удельный показатель цены 200 за грамм. Представительская работа в неорусском стиле, дизайн явно от Билибина.
Лот 197. Серебряная рюмка в футляре. Мастер А.Невалайнен, фирма Фаберже. Оценка 7 000 – 9 000, продажа 10 625. Удельный показатель цены 164 за грамм. Вес рюмки 66 г.
Лот 201. Ковш., Фаберже, Москва, 1900 г. Вес 337 г. Оценка 10 000 – 15 000, продажа 20 000. Удельный показатель цены 60 за грамм.
Лоты 224 – 226. Три флакона от Фаберже, с оценкой 40 000 – 70 000 – не приданы.
Лот 227. Рамка от Михаила Перхина с портретом великой княгини Анастасии. 10 см. Оценка 35 000 – 45 000 превышена вдвое, продажа 80 500. Рамка участвовала в знаменитой выставке Фаберже в Нью-Йорке, организованной магазином <А Ля Вией Русси>.
Лот 229. Рамка. Михаил Перхин. 8,1 см, квадрат. Оценкка 35 000 – 45 000 превышена втрое, продажа 116 500.
Лот 231. Не продана высокохудожественная рама с элементами орнамента от Федора Солнцева, Портрет Николая II. Оценка 100 000 – 150 000. На раме не указан мастер< что, по нашему мнению и послужило причиной непродажи.
Лот 238. Попугая из агата на эмалевой жердочке. Михаил Перхин. Фаберже, Петербург. Инвентарный номер 1763. Оценка 30 000 – 50 000, продажа 290 500. Замечательная вещь, как с точки зрения мидели и мастерства, так и с точко врения исторической редкости.
Лот 239. Цветок Лилии в стакане горного чрусталя. Цветы с безупречным происхождением нечасто появляются на аукционах. Оценка 150 000 – 250 000, продажа 314 500.
Лоты 246, 249-а и 250. Шесть замечательных рамор, с суммарной оценкой за все 170 000 – 230 000. Проданы все очень дорого, за 510 500. Все предметы ранее проходили через знаменитый нью-йоркский магазин магазин <А Ля Вьей Русси>. Еще раз отметим большой сприс на рамы и рамки Фаберже.

В живописи обратили внимание следующие лоты.
Лот 258. Иван Похитонов, <Пейзаж>, 12,7 х 17,8 см. Оценка 30 000 – 50 000., продажа 92 500
Лот 286. <Сирень и розы> Леонида Пастернака. При оценке 30 000 – 50 000 долл продажа 92 500.
Лот 289 Чудесный <Пейзаж с камнями> Роберта Фалька, 1911 г., 70 х 71 см. Оценка 100 000 – 150 000, продажа 218 500.
Лот 285. Превосходный по настроению <Двпрец в Венеции> Юрия Анненкова, 100 х 81 см. Оценка 60 000 – 80 000, продажа 98 500.
Лот 297. <Портрет юной калифорнийки> Бориса Григорьева. Картина участвовала на выставке в СантьЯго в 1928 г., 100 х 80 см. Оценка 60 000 – 80 000. Продажа 206 500.
Лот 302. Натюрморт <Капри> Александра Евгеньевича Яковлева. 65 х 94 см. Оценка 80 000 – 120 000. Продажа 110 500.
Лот 264. Великолепная жизнерадостная большая картина Владимира Донатовича Орлова 1882 г. <Весенний день на Украине>, 80 х 171 см. Оцвенка 200 000 – 300 000., продажа 242 500.
Лот 312. Николай Рерих. Пейзаж из серии <Шамбала>, 1929 г. 74 х 118 см, Оценка 300 000 – 500 000, . продажа 1 426 500. Превосходное происчождение, обширная литература, участие в выставках.
Помимо этой картины, были проданы еще 4 полотна великого мастера, обшей стоимостью 512 500/
Лот 313. Гвоздь программы, вынесенный на заднюю страницу обложки <Портрет Николая Рериха в тибетской робе>, кисти его сына Святослава Николаевича. 1933 год. 152 х 125 см. Наверное многие коллекционеры, собирающие <рериховиану> жаждали получить этот шедевр. В результате, при оценке 900 000 – 1 100 000 долл.. портрет ушел за 2 994 500 .
Лот 323. <Дебют> Григория Глюкмана Оцекка 80 000 – 120 000 , продажа 158 500.. Открытый 10 лет назад Григорий Глюкман продолжает собирать жатву на аукционаж. Направление <обнаженных балерин> , ведушее начало от Тулуз-Лотрека, имеет мнигичисленных коммерчески успешных современных продолжателей среди российских художников
Лот 329. Челищев. <Портрет Эдулджи Диншоу>. 73 х 168. Работа 1940 г. Челищев тоже появился не более 10 лет назад на антикварном горизонте, но уже завоевал не только популярность, но и уважение критиков, вначале принявших его работы в штыки. Оценка 80 000 – 120 000, продажа 230 500, четырехкратное превышение оценки.
Лот 351. <Лилии>, 61 х 50 см, Надежды Гончаровой, самой дорогой женщины - художницы в мире, на этот раз не напугавшую ценами. Оценка 100 000 – 150 000, продажа 170 500.
Лот 353. За Александра Герасимова, деиствительного члеча Академии чудожеств СССР лююбители искусства искренне порадовались. <Пионы>, картина 1958 г. Оценка 120 000 – 180 000, продажа 146 500.
В живописи процент непродаж высокий, но из крупных <потерь> отметим непроданную картину Юлия Клевера< Зимний закат> /лот 262, оценка 120 000 – 200 000 , размер 118 х 143 см, пейзаж полюбившегося в последние годы коллекционерам Ивана Шультце /лот 269, оценка 80 000 –н 120 000/, <Девочка> Алексея Харламова /лот 274, оценка 150 000 – 200 000, размер 40 х 50 см/, <Майские розы> Мартироса Сарьяна /лот 285, оценка 100 000 х 150 000, размер 64 х 80 см/, две картины Н.Рериха <Дцонг> /лот 319, оценка 150 000 – 200 000 долл/ и <Горный рельеф с Буддами> /лот 320, оценка 250 000 – 350 000./, две картины Давида Бурлюка, <Ночной наездник> /лот 335, оценка 300 000 – 500 000/ и <Безголовый брадобрей> /лот 336, оценка 300 000 – 500 000/. В каталоге указано, что картины иллюстрируют манифест Д.Бурлюка эпохи его мятежной юности: < Современное искусство основано на трех принципах: дисгармония, ассиметрия и дисконструкция>. Возможно, в другое, более спокойное время работы Д.Бурлюка были бы приобретены – художника знают и любят в Америке, но даже для почитателей творчества футуристические сюжеты показались чрезвычайно прямыми аналогиями – на дворе кризис, а тут такие страсти, <в доме повешенного не говорят о веревке>. А вот умиротворяющий натюрморт с цветами у окна того же Бурлюка /лот 342/ был приобретен в результате борьбы соискателей за 218 500., при оценке 70 000 – 100 000 / , Итого <Кристи> недополучил по непроданным семи работам сумму 1,45 – 2, 2 млн., или 15 % обшего финансового результата. Из 106 работ старых мастеров продано 62, или 60 %. Это ниже, чем в прошлые году, но выручили отец и сын Рерихи.

25 из 34 лотов современных живописцев, в основном нонконформистов, были успешно реализованы на общую сумму 593 500 долл., что составило около 5 % результатов всего аукциона, и было полезно как для художников, так и для аукционного дома.
. Руководство <Кристи>, долго сомневалось в целесообразности включения этих авторов в систему аукционных продаж, и не жалало поднимать авторитет живописцев за счет исторически накопленного авторитета великого международного аукциона, наконец сделало исторический прорыв. Художники этого достойны, да и неопытными ин назвать нельзя, многим уже за 70 лет., расцвет их творчества приходится на 1950-1970 гг. Доля проданных составила 74 %, выше, чем в разделе <старой живописи>.

НОВОЕ В РЕГУЛИРОВАНИИ ВЫВОЗА.
17 апреля 2009 г. Государственная Дума рассмотрела в первом чтении законопроект о разрещении вывоза культурных ценностей старше 100 лет, за рубеж, при условии уплаты налога в размере 10 % стоимости предметов. Ранее такие предметы не подлержали вывозу. Под действие закоа будут подпадать только те предмвты, которые быдут ввезены в страну после 1 января 2010 года. Эта мера принимается с целью облегчения культурного обмена. Подобные правила существуют в Европе. Например, во Франции размер такого <налога на вывоз> составлает 4.5 %, а в Испании при цене произведения искусства более 600 000 евро, налог составляет 30 %.
После 1 января 2010 года никто не может помешать Виктору Вексельбергу честно ввезти коллекцию императорских пасхальных яиц Фаберже в Россию, раскрыть наконец сумму покупки коллекции , бывшей Форбса /предположительно 128 млн. долл/ , затем, при хопошем предложении из-за рубежа заплатить 12, 8 млн долл налога на вывоз предметов, исполненных более 100 лет назад /на самом деле, меньшую сумму, так как в коллекции есть предметы, созданные в 1910-1917 гг./ и с чистой совестью продать ее. В настояшее время коллекция Вексельберга базируется в Лондоне о Цюриже и приезжает на выставки в Россию по временной сжеме ввопза с обызательным воаератом после окончания выставки.
В интервью газете ВЕДОМОСТИ 30.04.2009 г-н Вексельберг сделал любопытное заявление, располагающее к размышлениям:
<Для меня это /пасхальные яйца Фаберже/ не инвестиционный проект. В жизни все может произойти, но с этими вещами расставаться будет тяжело. Я бы чувствовал себя некомфортно, если бы пил чай из подстаканниоков, из которых пил Николай II>

Валентин Скурлов, эксперт Министерства культуры, консультант <Кристи>.
19 мая 2009.

четверг, 7 мая 2009 г.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Мухина Вячеслава Васильевича.

МУХИН Вячеслав Васильевич.
ОТЗЫВ на книгу
«К.Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы».
Авторы: В.В.Скурлов (ред.-сост.), Т.Ф.Фаберже, В.Н.Илюхин.
Издательство «Лики России», Санкт-Петербург, 2009., 640 с., илл.

Выход в свет книги Валентина Скурлова, Татьяны Фаберже и Виктора Илюхина
«К. Фаберже и его продолжатели» без преувеличения значительное событие для истории русского ювелирного и всего декоративно-прикладного искусства.
На протяжении всего двадцатого века, когда за рубежами нашей страны многие русские художники императорского периода были известны не только специалистам, но и любителям изящнейшего из искусств, а творческие достижения мастеров фирмы Фаберже стали неоспоримым критерием художественного совершенства, в историографии достижений советского времени невозможно было найти о них даже упоминания. Лишь с конца 1980-х годов, после череды выставок в музеях Санкт-Петербурга (тогда Ленинграда) в музеях Московского Кремля, появились первые в нашей стране публикации и то, в основном, каталоги проведенных выставок. Следует отдать должное первому из соавторов вышедшей ныне книги – В. В. Скурлова. Его трудами, с привлечением музейщиков и производственников-ювелиров, на протяжении 1990-нач. 2000 годов, были написаны и опубликованы издания, в значительной степени раскрывшие историю и творческую проблематику не только фирмы Фаберже, но его многих современников. Например, «Фаберже и русские придворные ювелиры» В. Скурлова и Г. Смородиновой, М.: 1992.
На основе обширнейшей, документальной, архивной базы исследователь по существу создал новую отрасль отечественного искусствознания – фабержеведение, насытив его множеством новых исторических фактов, проведя атрибуции сотен произведений и, наконец, предложив строго аргументированную интепретацию стилевой эволюции в ювелирном искусстве конца XIX –XX столетий. За короткий период – чуть боле десятка лет В. В. Скурлову удалось внести в науку больше, чем зарубежные фабержеведы: Г. Бэйнбридж, К.Сноуман, .фон Габсбург, А.Солодкофф и другие, правда в отрыве от российских архивов, смогли исследовать и опубликовать более чем за полвека минувшего столетия
Капитальный труд В. В. Скурлова с соавторами «К.Фаберже и его продолжатели» вобрал в себя новейшие открытия авторов в творческом процессе мастеров-камнерезов эпохи Фаберже, содержащие атрибуции произведений, биографические данные, исторические справки предприятий. При том, для более рельефного, выразительного представления художественной стилевой эволюции, авторы не ограничились анализом только камнерезных произведений, но и обратились к мелкой пластике из металла (например, Б. Фрёдман-Клюзель), фарфора, кости и других материалов. Это выглядит в книге интересным методологическим и композиционным приёмом. Однако, что может быть ещё более важно, что авторы, наконец, заполняют длительное время сохранявшуюся лакуну, всегда озадачивавшую историков и любителей искусства на Западе. В ответ на опрос: «Было ли что-нибудь в России после Фаберже?». авторы представили обширную панораму произведений многих разновременных художников, которые преемствовали традиции великого мастера в камнерезном деле II-ой половины XX века. Собственная авторская историко-эволюционная линия в книге дополнена фрагментами статей из изданий прошлых лет других авторов. Этот составительский, издательский приём расширил и обогатил информативную базу изложения материала. Следует поздравить авторов и будущих читателей этой впечатляющей по форме и содержанию книги с новым ярким явлением в отечественном искусствоведении.

Мухин В.В., кандидат искусствоведения, член секции критики Союза художников РФ.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Анатолия Жукова.

Валентин Васильевич, как и обещал, высылаю Вам отзыв на книгу…

Для камнерезного сообщества Екатеринбурга выход в свет книги « К. Фаберже и его продолжатели» был за последние годы, пожалуй, самым значительным событием. Поражает огромный, можно сказать гигантский исследовательский труд, введены в научный оборот новые архивные материалы, систематизирован практически весь массив информации как по фигуркам К.Фаберже серии «Русские типы» ,так и сопутствующий материал о скульпторах, мастерах, фирмах, коллекционерах и т.д. Впервые авторы книги рассказали и о последователях К.Фаберже – В.Коноваленко, оказавшего определенное влияние на многих современных мастеров-камнерезов, в том числе и на автора этих строк, об уральской школе резьбы по камню, о замечательных мастерах-виртуозах Санкт-Петербурга, некоторых других регионов России и зарубежья. Благодаря книге, современные художники получили возможность для сравнения с творчеством других, задуматься о том, что собственно они представляют на данный момент в камнерезном искусстве… Для искусствоведов, коллекционеров, да и просто любителей камнерезного искусства – книга является своего рода энциклопедией, ориентиром в этой специфической области декоративно-прикладного искусства.
Бесспорным достоинством издания является большое количество иллюстраций (2500 экз), собранных как говорится «с миру по нитке». Очень удобно и информативно показан список использованной литературы – обложки книг расположены в хронологическом порядке. Нет никаких сомнений, что эта книга послужит большим подспорьем для всех тех, кто будет в дальнейшем изучать, исследовать творчество К.Фаберже, особенно его камнерезное наследие, а также его последователей. К сожалению, нельзя не упомянуть о некоторых неточностях, которых можно было избежать: есть некоторая путаница с именами художников, с написанием минералов, с авторством некоторых современных работ, с их названием, хотя возможно это вина тех, кто предоставлял материал. К примеру – в подписях некоторых работ В.Коноваленко материалы явно не соответствуют изображению, либо они переставлены местами: работы «Весенний(молодой)», «Балалаечник», «Золотая рыбка», «Рыбак»…На мой взгляд, в раздел книги «Фигурки из разных материалов» можно было включить и фигурки из каслинского литья, которые наверняка были знакомы старым уральским камнерезам и оказали определенное влияние ( наш музей ИЗО выпустил прекрасный каталог литья). В целом же книга получилась интересной, яркой и заслуживает самой высокой оценки, уверен, через пару лет она будет библиографической редкостью. А для нас ,современных камнерезов, это просто замечательный подарок …СПАСИБО!

Р.S. В дополнение к информации о бюсте Линкольна могу уточнить, что это собственно не бюст, а голова, масса готового изделия 1388 кар.(2302кар.- это исходный вес сапфира),выполнен Н.Манессом, высота головы – 64,3 мм. Голова установлена на подставке из какого-то светлого камня…

Анатолий Жуков.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Владислава Толмацкого.

Издание «К. Фаберже и его продолжатели», посвящённое истории создания мастерами этой ювелирной фирмы известной серии жанровых камнерезных фигурок, а также более поздним их аналогам, обладает достаточно сложной структурой. Прежде всего это исследование коллективное, где хватает места и спорам (благо тема такова), и высказываниям «по делу», напрочь лишённым какого-либо дискуссионного заряда. Здесь мы найдём массу не публиковавшегося ранее материала – а потому книга эта имеет бесспорно значимый научный вес. Особо отмечаем колоссальный иллюстративный объём – и старые архивные фотографии, и современный видеоряд. Мастера, их вещи, отзывы современников о них (а это, на мой взгляд, исключительно важно: прижизненная, сопутствующая творческому пути мастера оценка его труда), взгляд нынешних специалистов на существо вопроса... Тут есть о чём поговорить подробно, но сейчас – отдельные, самые общие впечатления несколько субъективного свойства.
Выделим в первую очередь широту охвата и добротность проделанной работы. Тема пропахана так основательно, что вряд ли в скором будущем появится резон предпринять нечто подобное. Это и есть, думается, самый верный, хоть и весьма трудоёмкий подход к решению проблемы, - закрыть её столь капитальным исследованием напрочь. Впервые тут сведено под один переплёт практически всё, что касается «фаберовского» каменного лубка: прообразы его в русском фарфоре и деревянной игрушке, а заодно – в жанровой печатной графике и фотографии (очень, заметим, щедрый источник); представление авторов моделей (скульпторов) и мастеров-ювелиров, воплощавших их замысел в цветном камне; бытование этих вещей на мировом антикварном рынке.
Заслуживает отдельного разговора и ещё одна ёмкая сюжетная линия - искусство мелкой пластики в отечественном ювелирном деле. Она является необходимым и весьма существенным дополнением к основной теме. Да и можно ли промолчать или обойтись несколькими малозначащи-ми фразами, когда у этих замечательных каменных фигурок обнаруживаются всё новые и новые аналогии с жанровыми вещами русских мастеров второй половины XIX века! Сравним хотя бы двух «Танцующих мужиков» - того, что был изготовлен камнерезами Фаберже в 1910 г. (стр. 57), и более раннюю, сюжетно близкую ему серебряную статуэтку (стр. 210), проходившую на аукционе Кристи в конце 1997 г. Несомненное сходство здесь налицо, пусть и сугубо внешнее. Но ведь так в искусстве бывает часто: выбирает крупный мастер в качестве первоосновы композицию чем-то заинтересовавшей его посредственной, иной раз откровенно ремесленной работы, переосмысливает её на свой лад и в итоге создаёт бесспорно оригинальную художественную вещь. Так, к примеру, поступил когда-то А. Дюрер при создании своей знаменитой серии ксилографий «Большие страсти». Но, впрочем, имеются в этой книге и другие варианты для сравнения – не менее занимательные.
Попутно в ходе чтения возникают и иные мысли, - более обобщающе-го свойства. Главная из них – о качественной стороне русского ювелирного дела в целом. Ведь всё, как нас учили, познаётся в сравнении. Только так ведь и можно определить, кто чего стоит. И тут, признаемся, отрыв фирмы Фаберже (особенно петербургского её отделения), с её удивительным чувством материала и художественной формы, от конкурировавших с нею российских производств был очень значителен. Мы найдём у них много ремесла, технических изысков, усердия (что само по себе, конечно же, исключительно важно), но вот творчества настоящего, по-хорошему дерзкого - обнаружится маловато. Да, следует сегодня признать откровенно: повезло России с «Фабером». Великий мастер, он и величие своё, надо думать, хорошо осознавал и держал себя соответственно. Практически никакой рекламы (или совсем близко к тому), никаких вообще высказываний в адрес конкурентов, никакой коммерческой суеты, при всей внешней открытости - предельная корректность и твёрдая субординация в деловых отношениях. «Ты царь – живи один».
Бывали при этом у искусства Фаберже и критики, - и это тоже, наверное, можно объяснить. Так, в советские времена ему постоянно вменялась в вину чрезмерная элитарность художественного языка, чуждая и даже глубоко враждебная новой пролетарской культуре... Многое здесь с тех пор изменилось – но, оказывается, отнюдь не всё. К бесспорно выигрышным качествам этой книги нужно отнести возможность высказаться по данному вопросу нынешним оппонентам Фаберже. Одна из самых активных персон здесь – М. Н. Лопато, ведущий специалист Гос. Эрмитажа, организатор десятков выставок ювелирного искусства (в том числе и «фаберовских») в стенах этого музея. Ещё к 1983 г. относится её характеристика жанровых фигурок Фаберже как «дань откровенному натурализму, причём подчищенному, отшлифованному, блистающему бриллиантами. По своей сути, - читаем далее, - они созвучны произведениям поздних академистов…» (стр. 25). Русский лубок, в традициях которого исполнены эти вещи, с его острой, условно решённой, гротесковой формой, - натуралистичен? И в чём же тут сумел проявить себя академизм? А вот одно из относительно недавних высказываний Марины Николаевны на ту же тему: Фаберже – не более чем «кич и дурновкусие»... Дискутировать здесь, однако, не хочется. Да и, признаться, не каждый день можно встретить специалиста, столь энергично хулящего своё дело. Но в любом случае – для читателя и этот материал будет в чём-то полезен.
Исследование получилось очень объёмным, и без отдельных замечаний тут не обойтись. Прежде всего это вопросы атрибуции камнерезной пластики. Ещё не всё здесь улажено, а некоторые вещи (например, фигурка матроса) просто требуют более тщательного обследования. Не совсем убедительным выглядит включение в основной текст материалов о резчиках, чьи работы далеки от заданной тематики (Я. П. Серяков, С. И. Иванов). Блок материалов, посвящённых современным мастерам, безусловно интересен, однако логичнее было бы выпустить его отдельным томом. Но это, впрочем, не столько замечание, как пожелание на будущее.

вторник, 5 мая 2009 г.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв камнереза.

Уважаемый Валентин Васильевич!

Хочу Вас поблагодарить за Ваш труд! Книга получилась поистине уникальной! Конечно, она не лишена недостатков, но Вы - ПЕРВЫЙ!!!, кто сподвигся на столь объемную монографию, а первым быть всегда очень трудно.
Насколько я понял, все основные претензии со стороны камнерезов, это отсутствие согласованности с ними опубликованных материалов. Что касается меня лично, то я своей страницей очень доволен! Не знаю кого благодарить,
Вас или Вашего редактора, но оформление моего материала, размещение фотографий в тексте, выполнено не абы как, а профессионально, я бы даже сказал - с душой! Спасибо Вам! галина перова утверждает, что я не имел право публиковать ваши вещи
На это могу только сказать, что институт интеллектуальной собственности в России находится в зачаточном состоянии. Мало кто понимает что это такое, и уж тем более - что с этим делать. Для нашего сознания в порядке вещей пользоваться ломаной виндой или крякнутым офисом, хотя с точки зрения законодательства о праве собственности это преступление.
Недовольство Z вполне понятно. Она хозяйка ювелирно-камнерезного салона, который создавала годами, прикармливая нищих мастеров, и теперь, когда они выросли и стали самостоятельными, публикуют работы приобретенные салоном под своим именем, даже не давая ссылку на мастера. Возможно, это происходит по той причине, что Z не может до конца определиться со статусам своего салона. С одной стороны это ювелирный госмагазин с возможность брать на комиссию. Возможно это обстоятельство и является причиной подобного отношения мастеров к факту реализации своих изделий через него: просто поставил на комиссию, как самовар, к примеру, какие проблемы? Но с другой - это крупнейший салон камнерезного искусства, возможно в мире, с крутой клиентурой, со всеми вытекающими.
Я много не знаю и это лишь догадки, но в общем это очень обидно, и по человечески Z можно понять, хотя с правовой точки зрения здесь, как говорил выше - каменный век.
Кстати, подобные события, как выход Вашей монографии, обнажают проблему, создавая прецедент. И еще по этому она хороша, что является неким толчком, направляющим ситуацию в правовое русло pдоговор на исключительное право размещения рекламы, которое вместе с предметом переходит перовой.
Ни на одну камнерезную работу, лично я никаких договоров не подписывал.

PS
Заметил неточность в указании материалов при описании работ фирмы
Фаберже. Камень, который фигурирует у Вас в нескольких местах как яшма, а в одном месте как мрамор, на самом деле называется гриот.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Антона Ананьева.

Здравствуйте, Валентин Васильевич!

По Вашей просьбе излагаю Вам свои впечатления от последней изданной Вами книги. Прошу прощения за краткость, последнее время очень устаю. Начну с недостатков, а закончу достоинствами - так на мой взгляд будет разумнее...
Самое слабое место издания - полиграфия. Конечно, этот упрек не вполне в Ваш адрес, однако если в будущем, при переизданиях Вашего фундаментального труда, Вы это учтете, будет замечательно. Тот специалист, который занимался цветокоррекцией, явно зря ест свой хлеб. Качественные фотоснимки усреднены по наихудшим - так работают только непрофессионалы.
Далее, я конечно знаком с Вашей концепцией относительно этой книги.
Однако я все-таки считаю, что Вы напрасно отстранились от анализа и оценки работ. Ознакомительная компиляция - это одно, а продуманный и осмысленный аналитический труд - другое. И второе, на мой взгляд, как минимум любопытнее...
И последнее замечание - мне кажется, что не стоит подавать "блокированную миниатюру" вне контекста камнерезного искусства в целом. Необходимы хотя бы какие-то скромные заметки и о других направлениях (анималистика, флористика и т.д.) . Читатель-то, по большей части ничего не знает, у него может сложиться впечатление, что камнерезное искусство – это вот, собственно, "блокировка" и есть. И кроме нее ничего не существует...
Теперь о моментах замечательных. Ваша книга, в первую очередь, представляет собою прецедент - впервые какие-то мастера были публично представлены вместе с Фаберже. Это очень смелый ход, который не может не вызывать благодарности у любого современного мастера (и у меня в том числе).
Для общественности Вы первооткрыватель новой эпохи в развитии камнерезного искусства... Кроме того, я поражен тем колоссальным объемом работы, которую Вы сумели проделать. Безусловно, Ваша книга представляет собой практически идеальный справочник для любого, кого заинтересует эта тема. Информация если и не исчерпывающая, то максимально полная в разумных пределах.
Лично для себя я также открыл из Вашей книги много нового. Однако, поскольку это личные впечатления, я изложу вам их в устной беседе.
Резюмируя - Ваш труд, на мой взгляд, представляет самое значительное печатное издание по камнерезному искусству на сегодняшний день. Ему, так сказать, цены нет. О чем мы в самое ближайшее время и оповестим читателей альманаха СИЗИФ. Валентин Васильевич, спасибо Вам за проделанную Вами работу...

С уважением Антон Ананьев
гл. ред. альманаха СИЗИФ
руководитель мастерской "Каменный Гость"

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Андрея Ананова.

Большой труд, проделанный коллективом авторов вот главе с известным исследователем творчества Фаберже – Валентином Скурловым – нельзя недооценить.
В первую очередь, книга полезна тем, что стараниями составителей издания бережно собраны работы талантливых художников – ювелиров, так или иначе, продолжающих стиль и технические особенности школы русского ювелирного искусства.
Не будь этого издания – многие из талантливых самоучек так никогда и не получили бы известности и признания широкой публики.
«…Давайте говорить друг другу комплименты…» - спел когда-то Булат Окуджава.
Коллектив авторов книги сумели сказать комплимент своим соотечественникам и современникам, при этом сохраняя бережное и трепетное отношение к великому Карлу Фаберже.

Андрей Ананов
Заслуженный деятель искусств РФ
Лауреат международной премии «Серебряный лев»
Лауреат Большой золотой европейской медали

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Алексея Антонова.

Здравствуйте Валентин Васильевич.

Книга просто произвела фурор.
Даже те коллекционеры, которые прекротили пополнять свои собрания, с вязи с кризисом, загорелись желанием продолжить, не смотря на все трудности.
Да, и просят по 10 экземпляров для популизации данного вида искусства.
На сегодняшний день у меня осталась только вами подписанная книга, все остальные раздарил. Нужно как минимум наладить поставку книг к нам в город и Москву. Скоро будет ШОС, и эти книги будут пользаваться бешенным спросом.
Свои впечатления по поводу других мастерских, напишу позже, слишком много мыслей.
Спасибо огромное за ваш титанический труд.

Всего самого доброго, Алексей.

С уважением,
Алексей Антонов.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Александра Веселовского.

Здравствуйте, Валентин Васильевич!

Я считаю, что книга представленная недавно Вами на суд публики, бесспорно является научно-исследовательским трудом мирового масштаба, в области изучения наследия Фаберже и современных мастеров, работающих в камнерезной пластике.
Первое, мне видится, что не было еще такого детального и всестороннего исследования вопроса по фигуркам Фаберже (здесь Вам и генезис, и перечень известных работ, и еще много чего полезного по теме). Отдельное спасибо за обширный иллюстративный материал по Фигуркам Фаберже, который в едином книжном пространстве представляет особый энциклопедический интерес, чего нельзя сказать о публикациях в других изданиях.
Второе, обращение к творчеству современных художников по камню, безусловно Ваша личная победа над той бездной информационного вакуума, в котором мы находимся ("Сизиф" не в счёт, так как вес его слова, пока не так силен, как Ваш). В данном издании описание деятельности современных мастеров также носит энциклопедический характер, и в данный момент это было единственно правильное решение, т.к. о Фаберже Вы наверное знаете все, а вот о нынешних камнерезах информацию еще необходимо переварить и осмыслить. Сначала есть визуальная информация, следующий этап научное исследование(как с исторической точки зрения, так и с позиции современного искусства).
Третье, Ваша книга является той вехой в современном камнерезном искусстве, когда художники должны понять и осмыслить свое место в современной ситуации. А это в свою очередь, очень важно для самооценки резчиков по камню, для понимания того процесса, которым они заняты. Ведь любому художнику важно знать, что он есть и с точки зрения истории и с позиции существования явления как такового. А судя по Вашему печатному труду оно есть, и еще какое!
Валентин Васильевич, я могу перечислять еще множество плюсов, которые скрыты в Вашей книге, но лучше всего их раскроет история, которая как справедливый судья расставит все точки над "i".
По поводу конфликта с "Яхонтом", я и весь "Каменный Гость" всецело на Вашей стороне, ибо с Вами правда, за которую мы с Антоном Ананьевым так радеем.
Передавайте привет и поздравления Т.Фаберже, в связи с выходом книги, ведь она тоже автор.

С уважением, Александр Веселовский мастерская "Каменный Гость " альманах" Сизиф"

Санкт-Петербург

БЕЛОУСОВА.

Санкт-Петербург 30 июня 2005 года.

Уважаемая Таисия Белоусова,
Я всегда полагал, что задача прессы информировать. В спорных случаях обязательно надо выслушать противоположную сторону. Тем более речь идет о научном споре. Вы явно поторопились. Ваше изложение тенденциозно, оскорбительно для меня. Кстати, замечу, что мы с Вами в 1999 году договаривались, что статья про Фаберже в «Совершенно секретно» пойдет также за моей подписью, Вы же опубликовали моё интервью только за своей подпись. Я не разрешал Вам публиковать документ из архива Татьяны Фаберже по поводу портсигара из Швейцарской миссии. Вы нарушили нашу договоренность. Кроме того, мне приносили Вашу статью "Фаберже и Латвия», целиком построенную на моей статье из книги «Фаберже и петербургские ювелиры». Я Вам не давал разрешения на подобные публикации. Я жалею, что Вы так бесцеремонно воспользовались моей искренностью. Возможно, Вы обиделись на меня, что я упомянул Вашу фамилию в своей статье в № 3, 2004 журнала «Антикварное Обозрение»
Очень жаль, что Вы не выслушали точку зрения специалистов, которых обвиняете в некомпетентности в Вашей статье "Роковые яйца", № 7, 2005. Это позволило бы избежать многих недоразумений.

Последовательно, по абзацам Вашей статьи, излагаю свои соображения:

1. Я не эксперт «Кристи», а консультант- исследователь. Это разница. Я «внештатный эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ» (приказ министра М.Швыдкого от 30.05.2002). Приказ никто не отменял и меня из экспертов не разжаловал. Я не только товаровед, но и экономист (закончил экономическую аспирантуру), а последние 20 лет еще историк ювелирного искусства, написал 8 книг и кучу научных статей. Как считают мои коллеги, я имею право писать об искусствоведческо-стилистических, архивно-исторических, ювелирно-технологических, пробирных и товароведно-органолептических аспектах рассматриваемых антикварных предметов. В нужных случаях прибегаю в помощи специалистов-геммологов, хотя и сам обладаю определенными познаниями.
2. Яйцо 1888 года называется «Ангел тянет колесницу с яйцом". У Вас не "Ангел", а "Херувим".
3. Евгений Фаберже не писал письмо Вигстрему в 1922 году. У меня такого письма нет. Евгений Фаберже объяснял Францу Бирбауму, что фирма платит, когда получает деньги от заказчика. Бывший царь выдал чек, но деньги фирма не получила по приказу Временного правительства.
4. Керенский не разрешил ДОСТАВИТЬ яйцо, но не запретил царю ОПЛАТИТЬ деревянное яйцо со слоником (подарок императрице-матери). Яйцо так и не было ДОСТАВЛЕНО Марии Федоровне и было фирмой передано на хранение во дворец великой княгини Марии Павловне, где был хороший сейф. Имущество великих князей, в отличие от имущества царя и его семьи, не было конфисковано. Обстоятельства передачи Фаберже яйца во дворец Марии Павловны нам неизвестны.
5. Я в беседе с Вами в 1999 году высказал гипотезу, что яйцо «Созвездие» могло быть изъято в июне 1919 года из сейфов Фаберже. Это научная гипотеза, а не утверждение. «Куда всё это подевалось, пишет Франц Бирбаум по поводу пасхальных яиц 1917 года, понятия не имею и при моем посещении дома после разгрома никаких следов этой работы я не видал». До сих пор нет перечней изъятого имущества из этих сейфов.
Яйцо «Созвездие» вполне могло храниться и у Вигстрема до 1918 года или у других мастеров или доверенных лиц. Некое лицо предлагало фирме закончить это изделие, но фирма, по словам Бирбаума (май 1919 г.), отвергла это предложение.
А после мая 1919 года? Финские мастера оставались в Петрограде до 1921 года и могли закончить яйцо, хотя бы по просьбе «некоего лица» («Черный человек»).
Что касается деревянного яйца со Слоником, то я еще в начале 1992 г. обнаружил, что таковое числится среди имущества дворца великой княгини Марии Павловны 30 октября 1917 года. Этот факт опубликован в моей книге 1997 года.
6. Фраза, что я "хвалил Русский национальный музей, который и собирательской деятельностью занимается, и экспертизу проводит как положено» приписана мне необоснованно. Я такого не говорил.
7. Татьяна Мунтян атрибутировала в 2002 году яйцо "Цесаревич" и результаты ЭКСПЕРТИЗЫ опубликованы в журнале APOLLO. Я не читал ЭКСПЕРТИЗЫ Татьяны Мунтян, я читал в APOLLO научную статью о факте обнаружения в фондах Минералогического музея фрагментов яйца. Экспертиза, согласно закону об экспертизе 1988 года предполагает уголовную ответственность за выводы. Все знакомые мне специалисты пишут «экспертные заключения».
8. Не знаю, о какой выставке 2003 года, на которой появилось яйцо из Минералогического музея, идет речь. Возможно, это было в Москве, а я живу в Петербурге.
Вы спрашиваете, почему я, при всей «любви к Фаберже, должен был реагировать на сенсационную находку». Я никому ничего не должен. Я знал еще в 1995 году (правда, по слухам) что яйцо «Цесаревич» - существует, поэтому ничего сенсационного для меня не было.
Я никогда не видел яйца из Минералогического музея, не держал его в руках до сих пор и не могу вынести по нему суждения. Меня никто не приглашал на экспертизу.
Я был в Минералогическом музее два раза с Татьяной Фаберже: в 1992 и 1996 годах. Когда в 1992 году г-жа Татьяна Фаберже попросила предъявить дарственную на коллекции вещей ее деда Агафона Фаберже, это вызвало замешательство в рядах сотрудников. Может быть, вещи из квартиры Агафона Фаберже были украдены во время обыска, такое случалось сплошь и рядом в революционные времена. Как я теперь понимаю, такой дарственной нет. В журнале «Огонек» , № 18, 2002 утверждается, что Агафон подарил коллекцию музею в 1925 году, в каталоге выставки «Фаберже-Картье» - 2004 за подписью Т.Мунтян и М.Чистяковой указано другая дата – 1926 год. Вы пишите, что карандашом надпись «Фаберже» нанесена в 1927 году. А в инвентарном журнале музея «Синий стеклянный шар» записан 1928 годом.
Итого, четыре разные даты.
9. Я действительно подписал экспертное заключение по камнерезной группе «Ледовоз» собрания РНМ, но я никогда и не нигде не утверждал, что камнерезная группа "Ледовоз" из коллекции РНМ является "первой, авторской". Откуда это?
Я не знал, что руководство Минералогического музея еще в 2000 г. разрешило г-ну Иванову фотографировать камнерезную группу «Ледовоз» в деталях. Вообще работа посторонних в музейных фондах строго фиксируется в специальных журналах и если Музей разрешил фотографии «Ледовоза» в деталях, значит имел на это резоны.
10. Вам кажется странным, что в экспертном заключении нет ни слова о происхождении изделия, его нахождении в коллекциях, участии в выставках. Для меня тут нет ничего странного. История бытования - слабое место подавляющего числа экспертных заключений практически всех антикварных предметов, особенно ювелирных в советское время. Спросите любого антиквара.
11. На сайте РНМ весной 2004 года (когда конкретно?) возможно была какая-то статья за моей подписью, но я к ней не имею никакого отношения. Возможно это перепечатка интервью г-на Иванова нашему журналу из февральского номера «Антикварного Обозрения» (№ 1-2, 2004). Сам я на сайт РНМ никаких статей не посылал. Я утверждаю, что Агафон Фаберже никогда не дарил музею Ферсмана фрагменты последнего императорского яйца. Вы пишите, что «по словам Скурлова, еще в 1994 году в беседе с директором РНМ А.И.Ивановым Марианна Чистякова якобы утверждала, что это – фрагменты лампы». В ту пору, дескать, в инвентарной книге музея об этих фрагментах были другие записи, а на облаках не было надписи «Фаберже».
В моей статье в журнале «Антикварное Обозрение», № 3, август 2004 (с.36-37) указано, что «в 1994 году директор РНМ А.Н.Иванов получил от Марианны Борисовны Чистяковой совсем другие сведения. Тогда это были детали от лампы и записи об этих деталях в журнале регистрации были другими. Кроме того, в 1994 году на дне хрустального пьедестала (надо: облака – В.С.) не было никакой надписи «Фаберже» карандашом. Все это появилось значительно позднее". Я не присутствовал в 1994 году в Минералогическом музее при беседе Иванова с Чистяковой и излагаю сведения, полученные от Иванова.
12. Весь следующий абзац «Подлог с надписью «Фаберже» на дне пьедестала и обман с записями и инвентарной книге Минералогического музея (….…) пасхальном яйце, находящемся в данное время в одной из частных коллекций?!» - ГНЕВНО ВОПРОШАЛ СКУРЛОВ" – полностью придуман Вами.
Я ничего такого ни гневно, ни радостно не вопрошал.
13. «Вскоре заметка с сайта РНМ исчезла», пишите Вы. Увы, я так и не успел ее прочитать. Замечу, что в том же № 1-2, 2004 журнала «Антикварное Обозрение» (с.60) опубликовано интервью директора РНМ А.Н.Иванова (от 19.02.2004), где сказано:
«То, что рекламируется как яйцо «Созвездие Цесаревича» из коллекции Минералогического музея РАН является не более чем элементами совсем другого предмета 1910-1914 гг., что и зафиксировано в инвентарной книге музея записью от 1928 г., (....). Скорее всего, в Минералогическом музее детали (фрагменты, полуфабрикаты, заготовки) неосуществленной настольной лампы. Переговоры о приобретении двух вышеупомянутых яиц мы ведем с 1993 года".
14. При подготовке октябрьского 2004 года номера журнала «Антикварное Обозрение» редакция просила подготовить ответ Татьяну Мунтян и Марианну Чистякову, на мою статью из № 3, 2004, но редакция не получила ответа.
Первый раз слышу, что "в Минералогическом музее решали, подавать ли в суд на Скурлова или требовать опубликовать в «Антикварном Обозрении» свой ответ «Чемберлену». Не надо ничего требовать от журнала. Это я просил уважаемых коллег дать свою статью. Научные споры в судах не решаются. Это было в средние века, суд над Коперником. Правда, в этом году меня грозил привлечь в суду «Фонд Связь Времен» за научную статью по поводу пасхального яйца «Весенние цветы», но повестки в суд я так и не дождался. Встретился бы в суде без отвращения…
Сравнение с Чемберленом не совсем удачно. Чемберлен предъявил Советской власти ультиматум. Я никаких ультиматумов Минералогическому музею не предъявлял. Идея моей статьи направлена на выяснение обстоятельств появления фрагментов яйца «Царевич» в Минералогическом музее.
В своей статье по поводу «яйца-шара» (Антикварное Обозрение, № 3, 2004, с.37) я сделал ВЫВОД: НЕ ВХОДЯ В РАССУЖДЕНИЕ О ПОДЛИННОСТИ (выделено нами – В.С.) стеклянного шара и каменного облака из коллекции Минералогического музея, обратим внимание на зыбкость архивно-исторического обоснования появления этих предметов и претензий на введение в научный оборот в качестве 52-го императорского пасхального яйца».
15. Ваш текст: «Весной этого года "Созвездие цесаревича" РНМ выставил в Археологическом музее вместе с запиской Ферсмана, "подтверждающей" его подлинность. Только письмо это, вопреки ПРЕЖНИМ РАССКАЗАМ (выделено нами – В.С.) Скурлова и Иванова", датировано не 1922, а 1926 годом». Я категорически протестую против каких-то моих «прежних рассказов». «Рассказы Иванова» пусть комментирует сам Александр Николаевич.
Что касается письма академика А.Е.Ферсмана Агафону Фаберже от 19 марта1926 года, то оно было впервые опубликовано в журнале «Антикварное Обозрение» № 4, октябрь 2004. В этом письме речь идет не об яйце, а о ЧАСАХ ИЗ СИНЕГО СТЕКЛА С ГРАВИРОВАННЫМ ЛЬВОМ И ЗОЛОТЫМ ЦИФЕРБЛАТОМ. Часы эти, о которых Агафон Фаберже особенно беспокоился, и коллекция бриллиантов, переданы в Фондовый отдел, как предметы роскоши. "На специальное мое письмо к ним, продолжает академик Ферсман, получен ответ, что все уже обезличено в настоящий момент". Копия письма академика Ферсмана в адрес Агафона Фаберже была предоставлена редакции Русским Национальным Музеем.
16. Я не был на выставке в Археологическом музее в Москве и не видел «экспертного заключения» с моей фамилией. Экспертные заключения я пишу на собственном фирменном бланке и скрепляю подписью и печатью. Вместе с Татьяной Фаберже и Александром Ивановым я написал в № 3, ноябрь 2002, журнал «Антикварное Обозрение» НАУЧНУЮ СТАТЬЮ по поводу факта появления в научном обороте пасхального яйца бывшего императора Николая II. Предмет мы изучали около двух лет.
17. Николай II никогда не заказывал пасхальных яиц заранее, в том числе и весной 1916 года. Царь не знал сюжета очередного яйца. «Ваше Величество будет довольно», - говорил Фаберже в течение года перед Пасхой. Фаберже сам придумывал, изготовлял и предлагал пасхальные яйца к продаже. Если императору не нравилось, он вправе был не приобретать. В 1904 и 1905 гг. в связи с русско-японской войной, не желая обременять личный бюджет императора, Карл Фаберже вообще не предлагал царю пасхальных яиц.
18. Вы пишите, что приобрести яйцо бывший император не мог, потому что находился под строгим караулом и единственным человеком, который посещал Александровский дворец, был Керенский. Исторические источники свидетельствуют, что, помимо Керенского, бывшего императора посещали разные лица. Я изучил массу мемуаров. Например, его посещала великая княгиня Ольга Константиновна. Посетители могли показать бывшему царю само деревянное яйцо, фотографию или рисунок яиц 1917 года и царь мог приказать произвести их оплату. Кроме того, и ранее неоднократно бывали случаи, когда царь, не осмотрев яйцо, приказывал отослать его матери или жене. Так было в 1916 году, когда император находился в Ставке, в яйцо вручал от его имени Фаберже в Петрограде, а фельдегерь вручал другое яйцо в Киеве императрице-матери. Николай II безоговорочно доверял Фаберже.
19. Ваша ссылка на Г.А.Боровика, который встречался с Керенским и ничего не услышал от старца о пасхальных яйцах, а также ссылка на отсутствие в мемуарах Керенского упоминания о Пасхе 1917 года – не убедительна. Разве Генрих Боровик спрашивал Керенского о пасхальных яйцах Фаберже? Если да, тогда что ответил Керенский? Керенский писал о судьбах России. Что ему какие-то личные подарки бывшего царя своей жене и матери.
20. Вы просмотрели дневниковые записи императора (за 1917 год?) и не нашли упоминания о пасхальном яйце. Посмотрите дневниковые записи о пасхальных днях за предыдущие 20 лет. Я проделал это. Записей о пасхальных яйцах от Фаберже практически нет. Тогда что же существует в коллекциях и музеях?
21. Вы пишите, что нет никаких доказательств, что яйцо приобрел Николай II Единственный документ, который мы рассматривали, является оплаченный счет фирмы Фаберже. Подобные оплаты счетов Фаберже и других ювелиров членами б. императорской семьи проходили до декабря 1917 года и позже, когда царская семья была уже в Тобольске. Есть соответствующие документы в Российском государственном историческом архиве.
22. Счет всегда выставлялся за переданное изделие, обычно в течение месяца. 25 апреля 1917 года произошла ОПЛАТА счета Фаберже.
23. Кирилл Владимирович, б. великий князь перешел Финский залив по льду в беременной женой на руках весной 1917 г. Вы пишите, что он с комфортом отбыл в свое имение в Финляндии летом 1917 года.
24. Дом ученых разместился в бывшем дворце Владимира Александровича в начале 1919 года. Следы деревянного яйца встречаются в документах Румянцевского музея в ноябре 1926 г.
25. Почему Вы все время пишите: «согласно упомянутому экспертному заключению», «по мнению экспертов», «эксперты убеждены», «эксперты уверяют», «эксперты попытались понять».
Я - «внештатный эксперт по оценке художественных ценностей», но г-жа Татьяна Фаберже не является экспертом и писали мы с ней научную статью, где есть место научным гипотезам. Когда мы изучали деревянное яйцо в 2000-2001 гг., я еще не был экспертом Министерства культуры. Я никогда не писал, что УБЕЖДЕН, что яйцо «деревянное, внутри которого механический слоник» из дворца Владимира Александровича, является яйцом императорским пасхальным 1917 года. Мы не видели фотографии того яйца, нет его описания, указания веса и т.п.
Но это единственное упоминание о деревянном яйце, со слоником внутри.
26. Когда я рассказывал Вам в 1999 г. о яйце 1892 года, то я говорил о сюрпризе – Слонике с эмалевой фигуркой погонщика, но никак не о МЕХАНИЧЕСКОМ слонике.
27. Я не думаю, что Фаберже мог сделать для великой княгини Марии Павловны деревянное яйцо со Слоником, точно такое же, как для императрицы Марии Федоровны. Не ходят первые дамы государства в одинаковых платьях и украшениях. Кроме того, мне неизвестно ни одно пасхальное яйце для Марии Павловны от Фаберже, ни от любого другого ювелира. Я изучил архивы Марии Павловны и Владимира Александровича.
28. Описания одних и тех же пасхальных яиц настолько различны в разных источниках, что не всегда можно догадаться, что речь идет об одинаковых предметах. "Золотая накладка" и "золотая оправа" деревянного яйца - это одно и то же.
29. Также как и в яйце «Сосновая шишка» и в «Транссибирском экспрессе», в яйце карельской березы из собрания РНМ имеется специальное отверстие для ключика. Вы пишите, что там такого отверстия нет. Вы держали яйцо в руках и не заметили?
30. Есть архивные свидетельства, что Котлер выезжал за границу в 1926 и 1927 гг. В 1929 году он был осужден на пять лет. Неизвестно, сколько отсидел в тюрьме, но в 1935 году, акад. А.Е.Ферсман пишет, что Котлер проживает в Чехословакии. Умер там же в 1953 году. Котлер мог вывезти яйцо в Чехословакию при возвращении на родину в 1930-х годах, как сувенир (без Слоника), но вполне мог продавать деревянное яйцо, всю ценность которого составлял именно серебряный Слоник с восемью большими бриллиантами и 667 бриллиантами огранки «роза». Котлер был специалист по бриллиантам.
31. Неизвестно, почему в 1927 году 24 пасхальных яйца были возвращены в Оружейную палату. Полагаю, это связано с ликвидацией Московского Ювелирного Товарищества и реорганизацией Госторга, а вовсе не затовариванием Запада российским антиквариатом. Осенью 1927 года прошли первые успешные зарубежные продажи российских драгоценностей. Кроме того, и в период 1922-1927 гг. были продано не менее 16 изъятых в 1922 году императорских пасхальных яиц.
32. Не могу понять, о какой "проверке, проведенной Департаментом по охране культурных ценностей Министерства культуры и современным Гохраном, подтвердившей законность перемещения деревянного пасхального яйца Фаберже за пределы СССР и современной России» идет речь? Перечитайте еще раз.
Владелец яйца обратился в Министерство культуры и Гохран с просьбой проверить, не числится ли «яйцо пасхальное из карельской березы» в розыске, не похищено ли оно из государственных хранилищ или музеев. На что получен отрицательный ответ.
33. Если изучить все счета Фаберже с 1885 по 1917 годы, можно однозначно заметить, что за 32 года шло постоянно более подробное описание императорских пасхальных яиц. Если первые пасхальные яйца действительно описаны "телеграфным стилем", то яйца 1911 и 1913 года описаны более чем подробно.
34. Вас удивляет цена «примитивного», как Вы пишите, деревянного яйца 1917 года - 12 500 руб. А меня не удивляет. Цены 1917 года отличались от цен благополучного 1911 года в разы. Директор Московского отделения фирмы Фаберже до войны получал 250 - 400 руб. в месяц, а при Керенском - 1000 руб. Высокая стоимость яйца на 95 % обусловлена ценою бриллиантов. 8 бриллиантов по 2 карата каждый дают в ценах 1913 года – 2 400 руб., цена 667 "роз" - 400 руб. В сумме – 2 800 руб. Казенная цена золота в 1916 году повысилась в 1,45 раза, спекулятивная в 2-3 раз, на бриллианты в 3 раза. Итого, только себестоимость бриллиантов 8 400 руб. Плюс процент прибыли, цена золота и работы и т. д. Цена 12 500 руб. вполне соответствует расчетам.
35. Вы пишите, что Карл Фаберже не расплатился в с Вигстремом, «зажилил денежки». Прочитайте еще раз счет: «Получен в уплату чек на 12 840 руб. за № 706 6032». (Кстати, у Вас постоянно путаница с цифрами, по номеру счета и цене). Получен чек – это не значит, что получены деньги. Чек еще надо предъявить к оплате. Евгений Фаберже совершенно прав - реальных денег фирма так и не получила, а просто чек – красивая бумага.

Я полагаю, Вы не будете публиковать мое письмо. Читатели увидят всю небрежность Вашей работы. Возможно, у Вас есть какие-то аргументы в запасе. Выслушаю их. Оставляю за собой право публиковать мой ответ везде, где найду возможным.

Валентин СКУРЛОВ.