среда, 12 января 2011 г.

Интервью В. В. Скурлова для антикварного дома «Гелос» (Москва)


Вопросы исследователя  Елизаветы Шевченко (Москва, антикварный дом «Гелос») эксперту, историку ювелирного искусства Валентину Васильевичу Скурлову.  
Январь 2011 года.
Какие основные источники поступления антикварных ювелирных изделий на рынок?
В. С.: В последние годы основной источник поступления  ювелирных изделий  на антикварный рынок, по моему наблюдению,  из за рубежа. Это связано с разрешением, начиная с 2004 г. привоза антиквариата из заграницы.  В связи с этим активную деятельность развили германские и скандинавские антикварные рынки.  Потенциал отечественных антикварных ювелирных изделий (изделий с драгоценными камнями) исчерпался в 1990-е годы. Согласно определению, антиквариатом считаются артефакты старше 50 лет.  Предметы старше 1960 года уже антиквариат. Но в 1940-1950 гг. в СССР практически не было высокохудожественных ювелирных изделий, с нет поступления массы ювелирного антиквариата этих лет. Антиквариат старше 100 лет практически запрещён к вывозу из страны. В 2011 году таковыми становятся предметы 1911 года и старше. Заметим, что уже к 1915-1916 гг. исполнение ювелирных и золото - серебряных изделий в России практически прекратилось, После 1921 г. в период НЭПа был небольшой подъём, но к 1029 г. ювелирная отрасль в стране была практически свёрнута. В 1929 г. был запрещён выпуск предметов религиозного культа, сегмент которого до революции составляя более четверти всего производства. То есть, через 10-15 лет мы вступил в полосу антикварного «голода» на изделия т.н.  «старого» (не вывозного)  ювелирного антиквариата.  Возраст антикварных ювелирных изделий снизится, антиквариатом будут уже высокохудожественные вещи  периода 1990-2000 гг. , что уже происходит на наших глазах. Или же войдут активно европейские и американские вещи 1930-1960-х гг., что было бы ущербно для нашей культуры, так эти вещи несут в себе чуждую русскому искусству эстетику.

Часто ли при продаже вещей из коллекций состоятельных собирателей обнаруживаются подделки, ошибки в описании и т. д. ?
В. С.: В коллекциях состоятельных покупателей подделки встречаются, но не часто. Если встречаются, то, как правило, это самостоятельные покупки коллекционеров.  Когда предметы приобретаются с помощью хороших консультантов и на аукционах, которые дорожат своей репутацией – ошибок и подделок  практически нет.

Какая часть продаваемых на аукционе предметов быстро возвращается на рынок?
В. С.: Очень малая часть  возвращается. Особенность отечественного (русского) рынка в том, что изделия  не возвращаются на рынок, а покупаются ради коллекции. Среди отечественных покупателей нет практически антикварных спекулянтов и тезавраторов, что совершенно нормально для деятелей западного антикварного рынка. Это специфика «восточного»  типа собирательства. Практически не поступают на антикварный рынок ювелирные, золото - серебряные и камнерезные вещи, купленные покупателями с Востока. На российский рынок «возвращаются» предметы, купленные совсем недавно на западных антикварных рынках и аукционах, но это связано с отсутствием полноценного отечественного предложения.
На аукционах «Сотбис» и «Кристи» наблюдается периодический возврат вещей от спекулянтов — тезараторов, но чаще —  возврат  вещей через 25-30 лет, когда во владение вступаю наследники, равнодушные к собирательской страсти родителей и которым нужны реальные деньги.  Если дети современных российских коллекционеров будут проникнуты таким же «западным» подходом, то через 20 лет мы увидим антикварные вещи вновь на аукционах, через которые они были проданы.

Часто ли на аукционах за предметы ювелирного искусства идет ожесточенная борьба?
В. С.: Я неоднократно наблюдал, когда за качественные вещи, с хорошим происхождением идёт ожесточённая борьба.  Не так часто, как хотелось аукционистам, но бывает. – Было бы чаще при положительной конъюнктуре.

Существенна ли разница в цене между антикварной и современной вещами, сходными по стоимости материалов и мастерству исполнения? Какова примерно разница и от чего она зависит? В чем преимущества для клиентов покупки антиквариата перед современными изделиями?
В. С.: Я наблюдаю рынок ювелирных (в широком смысле слова) вещей, включающих золото-серебряные и камнерезные предметы.  Ассортимента схожего с дореволюционным современные мастера исполняют недостаточно. В последние годы стали изготовлять столовое серебро. Перегородчатая эмаль значительно выросла в качестве, однако мало больших подарочных вещей (ковши, братины) из-за отсутствия заказов, хотя  прогресс очевиден. На свой страх и риск ювелиры такие вещи не исполняют в силу затратности. Антикварные эмалевые предметы продаются по цене 40-70 $ за грамм и более,  у современных ювелиров цена  15-20 $. Разрыв в ценах сокращается. Только недавно стали делать прекрасные оклады икон, в сложности не уступающие старинным, и цены на такие уже немалые. Но отстаёт ручная разработка металла, чеканка, гравировка. Не достигнуто ещё разнообразие колористических характеристик прозрачной эмали как у Фаберже, но и здесь прогресс очевиден.  Ювелирные современные  вещи значительно выросли в классе в связи с  применением высококачественных драгоценных камней, огранка  значительно лучше дореволюционной. Цены на современные вещи также зависят от бренда, под которым они продаются и эксклюзивности модели. Цены на аналогичные зарубежные вещи (Картье, Бушерон, Тиффани, Лалик и т.п.) явно завышены против аналогичных отечественных, поскольку  продаются вещи с учетом «стоимости имени».Также и с вещами Фаберже. Продаётся прежде всего имя, а не стоимость заключенных в предмете материалов и мастерства. Особое положение с камнерезным искусством. Современные камнерезы (Они сосредоточены в Петербурге и на Урале), считаю, уже достигли уровня Фаберже и его немногих конкурентов (Денисов - Уральский, Сумин), но цены антикварных предметов превышают цены современных камнерезов в разы. Например, «человеческая» фигурка от Фаберже стоит 1 ½ млн. $, камнерезы Петербурга и Екатеринбурга исполняют такую же за 15-25 тыс. $. По анималистике разрыв в ценах меньше: у Фаберже цены 30-50 тыс. $ и 100 тыс. $, у современных камнерезов лучшие образцы уже 10-20 тыс.$ и 30 тыс. $.
Особенность антикварного ценообразования на предметы Фаберже и, в меньшей степени, на изделия его современников – в том, что достигнув определённого уровня, эти цены практически не снижаются. Случается застой в несколько лет, но затем опять  - движение цен неуклонно вверх.  За последние 10 лет цены на ювелирный антиквариат выросли не менее чем в пять раз. С современными вещами этого не происходит, хотя несомненно, что высокохудожественные вещи через два-три десятка лет станут антиквариатом, когда уйдут из жизни уникальные художники-ювелиры. Есть ещё проблема недооцененности отечественного ювелирного мастерства, но есть и хорошие примеры (Даши Намдаков).

В современной России есть случаи, когда на рынке появлялись ювелирные изделия, сохранявшиеся в одной семье с дореволюционных времен до конца XX века?
 В. С.: Наверняка  существуют, но практически – это уникальное явление, поскольку такие семьи в годы революционных бурь подвергались ограблению в первую очередь.
    
Теоретически сегодня на руках у неизвестных людей могут находиться предметы, раритеты, интересные рынку?
В. С.: Конечно, у неизвестных людей могут находиться интересные антикварные раритеты. Многие попросту не отдают себе отчёта чем владеют, но также по причине неразвитости антикварной и аукционной торговли в России, исторически обусловленной «закрытости» этой сферы искусства, опасением афишировать обладание, отсутствием выставок и музеев ювелирного искусства, слабой пропаганды.  Перераспределение вещей в гражданскую войну, НЭПа, эпоху Торгсина, войны, голода, блокады, послевоенных трудностей – происходило хаотически.

Фаберже пользуется спросом не только в Европе и Америке, но и на Востоке. Приходят ли на наш рынок антикварные ювелирные изделия с Востока?
В. С.: Практически вещи с Востока не поступают. Не освоены Иран, Афганистан, Индия, Китай, Япония – те страны, где были русские золото-серебряные и ювелирные вещи. Поступают (очень мало) только вещи из Турции.
Есть ли существенная разница в стоимости между русскими и зарубежными антикварными ювелирными изделиями?
В. С.: Как правило, вещи, покупаемые на западных аукционах, в России дорожают на 50 % автоматически. Но есть случаи, когда в американской «глубинке « можно купить антикварные русские вещи сравнительно дешёво.

Можно ли считать, что в ювелирном сегменте антиквариата мифология вещи или история ее владельца оказывают большее, по сравнению с другими направлениями антикварного рынка, влияние на ее конечную цену?      
В. С.: Есть понятия «история вещи» (провенанс) и «мифология». Владение вещи исторически известных личностей (членов императорской семьи, семьи Ротшильда  или Нобеля) автоматически увеличивает стоимость минимум в два раза. Высоко ценятся подарки из Кабинета его величества, а также наличие фирменных счетов от ювелиров.  Мифам дилеры верят всё меньше, требуют доказательств. Но миф – очень трудно преодолеваемая категория. «Миф можно победить только мифом», говорил философ Лев Лосев. Поэтому вещь с «мифологией» продаётся быстрее. Такие случаи есть.  Есть случаи создания мифов.

Часто ли и по каким причинам оказываются невостребованными на рынке ювелирные изделия высокого уровня исполнения? Каковы могут быть причины того, что вещь долго не может найти своего владельца?
В. С.: Такие случаи – редкость. Как правило, они обусловлены плохой конъюнктурой и завышенной ценой предложения. Иногда недостаток рекламы и оповещения, чему много уделяют внимания зарубежные аукционные дома, проводящие презентации в России. Подлинная вещь высоко оцененная, по определению, не может быть быстро продана. Покупатель должен «привыкнуть» к высокой цене, не покупать импульсивно. Но это уже вопрос маркетинга.

Что Вы думаете о магической силе старинных драгоценностей?      
В. С.: Я верю в биоэнергетику вещей, особенно тех, которые имеют отношение к телу человека (кольца, браслеты, нательные кресты т и т.п.)  или часто были в руках знаменитого владельца. Настоящие антикварные вещи имеют увлекательную историю бытования, историю жизни владельцев. Эзотерический элемент должен добросовестно  изучаться специалистами маркетинга антиквариата.

Какую роль играет реклама в продвижении антикварных ювелирных изделий?
В. С.: Реклама имеет колоссальное значение. Правильнее говорить – об информировании. Массированное информирование  целевой аудитории может создать эффект внушения,  истории, бессознательной покупки.

Нет ли ощущения, что бренд Фаберже немного несправедливо оттеснил на задний план предметы других фирм?
В. С.: Фаберже никого никогда не оттеснял. Не оттеснял никого гений Пушкина. «Гений берёт где хочет». Идеи многих предметов существовали до Фаберже. Те же пасхальные яйца. Их исполняли и современные Фаберже ювелиры… Но именно в силу гения Фаберже, пасхальные яйца ассоциируются с его именем.  Никто искусственно бренд Фаберже не создавал. Арманд Хаммер с его чутьём почувствовал коммерческую выгоду «искусства ушедшей навсегда монархии». В 1942 г. в Праге Гитлер создал Музей еврейского искусства, музей «исчезнувшей нации», как он определял. Всегда ценится то, что уже невоспроизводимо, как предметы античности и Ренессанса.
Фирма Фаберже к 1917 г. существовала уже 75 лет, то был бренд, говоря сегодняшним языком,  крупнейшая мировая фирма  в годы, когда ею руководил легендарный Фаберже. Фаберже занял своё место по праву. Малая известность других чисто ювелирных фирм связана с общей закономерностью: драгоценные вещи чаще других ломали, драгоценные камни обезличенно поступали на изготовление других вещей. В то же время «фантазийные» (обже д”ар) фирмы Фаберже служили новым хозяевам.  
При правильном информировании, целевом создании рынка возможно потеснить Фаберже на рынке, поскольку художественные характеристики изделий его конкурентов также высокие. Но пока этого не происходит,

Бывает ли на рынке так, что предмет, не содержащий исключительных по стоимости исходных материалов, уходит намного дороже более дорогих по материалам вещей за счет изящества исполнения?
В. С.: Да это так. В начале 2000-х гг. фантазийные анималистические вещи от Фаберже стали продавать на аукционах по цене более 100 долл. за грамм, хотя цена серебра как металла на мировом рынке была 20 центов за грамм, а ложки-вилки можно было купить за 60 центов. Пасхальное яичко-бонбоньерка от Фаберже весом 40 г продаётся за 340 000 $,  то есть за 8 500 $. при цене золота (на тот момент) 20 долл. за грамм. Императорское «Коронационное» яйцо 1897 года оценено в 2004 году в 18-24 млн. $. при цене в год изготовления 2750 $. (50 000 $. по сопоставимому курсу), то есть увеличение стоимости составляет 480 раз. (24 000 000 : 50 000 = 480).

Можно ли сформировать верное представление о предмете по фотографии, Интернету, не видя предмет вживую?
В. С.: Интернет и фотографии дают представление о предмете и с каждым годом всё лучше, тем более c применениеv 3Д-технологий, но лучше держать предмет в руках. Тогда видны трудноуловимые следы подделки, если они есть.

В истории русского ювелирного искусства есть еще белые пятна?
В. С.: 70 лет Советской власти дают себя знать. Много лет изучение ювелирного искусства не поощрялось, ушли живые свидетели, многих погубили. Архивы до сих пор недоступны, особенно силовых ведомств и ведомств, осуществлявших торговлю антикварными ювелирными изделиями. Белых пятен предостаточно. Причина – мало кто занимается архивными исследованиями и аналитической работой. Вот уже 20 лет существует российский антикварный рынок, но нет аналитических исследований. Каждый действует в одиночку. Новому коллекционеру, рискнувшему войти на этот увлекательный сегмент антикварного рынка пока очень нелегко.