вторник, 11 декабря 2012 г.

ЦВЕТЫ.


ЦВЕТОФИЛИЯ и ФАБЕРЖЕМАНИЯ.
29.06.2003

       Уважаемая г-жа  Marilin Pfeifer Swezey !

       Мне сложно было что-то найти новое по цветам Фаберже. Мне кажется, уже все написано. Некоторые замечания Вам посылаю и какие-то  дополнительные материалы, не главного характера.

       Больше всего сведений о цветах великой княгини Марии Павловны (34 изделия). И все - от Фаберже. Не исключено, что Мария Павловна покупала также цветы у Картье. Один из мастеров, работавших на Картье - Фурнье, также работал для Фаберже. Об этом есть сведения в Архиве г-жи Татьяны Фаберже. Федор Агафонович пишет в 1954 году, что в Париже, у сына мастера остались еще незаконченные в работе цветы (каменные), которые исполнялись по заказу и по рисункам Фаберже.
         Возможно все цветы из дворца великой княгини Марии Павловны, после Октябрьского переворота 1917 года перешли во владение известного дореволюционного  антиквара, бывшего ротмистра (кавалерийского майора) Аркадия Константиновича Рудановского (род. в 1872 г.). В мае 1919 года Рудановский был арестован вместе в Агафоном Карловичем Фаберже по обвинению в спекуляции антиквариатом. Агафон Фаберже просидел в тюрьме 16 месяцев. Судьба Рудановского долгие годы оставалась неизвестной (недавно выямнилось, что он умер в эмиграции), но в Архиве Эрмитажа список изъятых у него вещей. В Списке числятся 34 цветочных композиции. Также известен сейчас «Нарцисс»  в собрании Эрмитажа, как указано - из собрания Рудановского. Но где же остальные 33 цветка ?
         Вообще, «цветов от Фаберже»  не должно быть много.  До приезда в Петербург екатеринбургских мастеров Петра Кремлева и Дербышева, в 1897- 1907 гг. было исполнено фирмой для императриц: Марии Федоровны, Александры Федоровны и императора Николая Второго и великого князя Михаила Александровича только 6 цветков.  И только заметно, увеличение количества цветов, после 1908 года. В 1908-1915 гг. исполнено для этой группы клиентов еще 8 цветков, и 2 проходили реставрацию. Об этом я уже писал в журнале «АНТИКВАРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ», № 3, 2001 г., с. 21. Этот номер у Вас есть. Но там надо сделать дополнения:
30.03.1906 ЦВЕТОК, императрица Мария Федоровна, 275 руб.
22.03.1914 Цветок ЛАНДЫШ - императрица Мария Федоровна, 275 руб.
          Исключить из списка:
18.02.1906 КОЛОКОЛЬЧИК горного хрусталя с гравировкой, 90 руб. - Государь Император.  - Это действительно колокольчик, который звенит, но не Цветок.

         Где-то Евгений Фаберже на письмах Бейнбриджу в 1930-х годах упомянул, что именно Кремлев выполнял цветы, причем многие цветы он делал самостоятельно. Это интересный факт. Я объясняю это хорошей подготовленностью Кремлева к изготовлению именно цветов. Эти традиции «каменного цветоводства» идут от Императорской Екатеринбургской фабрики и от Николая Лагутяева. До сих пор на «Кристи» и на «Сотбис» встречаются работа Екатеринбургских мастеров. Делал ли кто еще цветы, такие как Фаберже ?  Академик Ферсман называет только четыре настоящие камнерезные фирмы: Верфеля, Сумина, Денисова-Уральского и Фаберже. Бирбаум пишет, что больше не надо - достаточно для удовлетворения спроса.. В Москве, Киеве и Одессе не было мастеров по каменным цветам, или вообще по группе «каменных вещей». Очевидно, это - особое, тонкое искусство. Я никогда не видел цветов от Сумина или Денисова.
         Несомненно, у Фаберже были художники, специализирующиеся на цветах. Это Клара Цейдлер, преподававшая «рисование цветов» в Смольном институте. (был такой предмет у дворянских девушек, и многие выпускницы недурно рисовали цветы и вышивали их на подушках своего приданого). Отмечу также художника Ивана Комаленкова, который жил в доме мастера-эмальера Петрова, вместе с  Францем Бирбаумом.  Он еще в Училище Штиглица специализировался на рисовании цветов для тканей. В России было сильное текстильное ситцевое производство и рисование на ткани и было много художников-флористов. Отмечу также двух художниц по эмали: Эву Кордес и Марту Рафаэль, которые работали на Императорском Фарфором заводе и отличались в рисовании цветов.  Но главное было в ремесленном воспроизведении цветочных композиций - не хватало мастеров.
          Эмалевые и каменные цветы хорошо исполняли в Петербурге еще во времена Екатерины Великой. Об этом нельзя забывать. Такие вещи есть в Эрмитаже. Но нет традиций китайского камнерезного искусства. Эти традиции, по Бирбауму, были вывезены в Петербург, во время экспансии России в Северный Китай, в конце 19-го века.
           Итак, по Бирбауму, спрос на каменные цветы возник в конце 19 века. Спрос этот был предопределен общей культурой восприятия цветов в среде аристократии, как родовой, так и финансовой и капиталистической.  Но мы ничего не знаем о цветах, которые покупали у Фаберже такие его знаменитые клиенты как Нобель, Елисеев, Нейшеллер, Кениг или Кельх. Зато, в среде аристократии умение разбираться в цветах считалось вполне естественным и неотъемлемым признаком воспитания, наряду со знанием музыки, иностранных языков, скачками и танцами. Считалось хорошим тоном, если аристократ сам подстригает розы. Знание цветов предполагает и хорошее знание парфюмерии. Например, императрица Александра Федоровна предпочитала цветочные ароматы.
       Помимо аристократии большими любителями и знатоками цветов были артисты. Это в первую очередь балерины. В мемуарах Матильды Кшесинской, Анны Павловой,  Карсавиной, Преображенской, Вязем, Гельцер,  Марии Горшковой (жены скульптора Бориса Фредмана-Клюзеля) встречается немало строк, посвященных цветам. Цветы в жизни этих женщин занимали весьма почетное место. Фотографии интерьеров Матильды Кшесинской или Анны Павловой подтверждают это наблюдение.
            Марию Горшкову, при посещении квартиры Анны Павловой поразило обилие живых цветов, заполнявших все комнаты. Особенно ее удивил «корабль» с цветами. Такие «корабли» выносили на сцену во время бенефиса балерины. «Трудись, и тебе будут приносить такие корабли», учила Анна Павлова молодую балерину, с которой была дружна.
           Матильда Кшесинская на Пасху 1911 года получила от великого князя Андрея Владимировича «большое соломенное яйцо, дешевого вида, а в нем была уложена масса разных пакетиков, завернутых одинаково в бумагу. Среди этих пакетов были простенькие вещи, как-то: карандаши, пепельницы и другие пустяки, а потом я нашла чудесные вещи от Фаберже...». И еще: «Великий князь Владимир Александрович... на Пасху всегда присылал огромное яйцо из ландышей с привязанным к нему драгоценным яичком от Фаберже» (Кшесинская М.Ф. Воспоминания. М., 1992, С.128, 95).
           Хочется отметить, что многие исследователи  считают, что стаканчики для цветов (вазы) исполнялись исключительно из горного хрусталя. На самом деле, мы встречаем   цветочные горшки из поделочных камней. Так, у великой княгини Марии Павловны в коллекции (34 цветка, 1917 год) встречается вазочка «Тиффани», вазочка из нефрита , 4 вазочки из яшмы, одна из которых к тому же на скамеечке из жадеита. На фотографиях цветков из альбома фирмы, хранящегося в Минералогическом музее им. академика  А.Е.Ферсмана почти половина цветов в вазочках не из горного хрусталя.
           Многие авторы, говоря о цветах, цитируют знаменитое интервью Карла Фаберже, данное им корреспонденту журнала «Столица и Усадьба». В этом интервью  корреспондент утверждает, что цветы стоят 2000 рублей. На самом деле это явное преувеличение, едва ли не на порядок. Большинство цветов, которые проходят по счетам императрицы Марии Федоровны, императора Николая Второго и Александры Федоровны, а также Лондонского отделения, показывают, что цена таких цветов была 250-350 руб., редко когда 500 руб. Конечно, 500 руб. - это большие деньги. Один рубль равен сегодня 8 долл. 30 центам., то есть 500 руб.., это 4300 долл.   В начале 1990-х годов «Сотбис» несколько раз предлагал группу камнерезных цветов за цену  в 1500-2500 долл. В том же интервью 1914 года подмечена одна важная деталь. Каменные цветы помогали решить проблему подарка. «Иногда неудобно дарить бриллианты, а такая вещь подходит», считал Карл Фаберже. В композиции - главное - это не цена материалов, а эстетическая ценность и величайшая квалификации ручного труда.

       Цветы в императорских пасхальных яйцах.

       Первым императорским пасхальным подарком от Фаберже, с темой цветов было яйцо «Бутон розы», 1895 года для молодой императрицы Александры Федоровны. Затем последовали «Букет ландышей» (1898 год, Александра Федоровна),  «Анютины глазки» (1899, Мария Федоровна), «Букет белых лилий» (1899, Александра Федоровна), «Букет полевых цветов» -  (1901, Александра Федоровна), «Клевер» (1902, Александра Федоровна), «Трофей любви» (1907, Мария Федоровна), «Букет роз» (1907, Александра Федоровна), «Лавровое дерево» (1911, Мария Федоровна) и наконец, «Зимнее яйцо» (1913, Мария Федоровна).
       Итак, из 52 известных в настоящее время императорских пасхальных яиц (включая последние находки яиц 1917 года), тема цветов использована в 10 случаях, с 1895 по 1913 годы.
        Долгие годы яйцо «Букет полевых цветов» (1901)  считали произведением Бушерона, а в Списках Оружейной палаты 1922 года оно числится как работа Болина. (Это к вопросу об авторстве работ Фаберже).  Можно отметить также, что в яйце «Павлин» (1908, Мария Федоровна), сама птица сидит на цветущем яблоневом дереве.
        Нельзя обойти вниманием выдающее яйцо «Цветущая яблоня», исполненное в 1901 года для Варвары Кельх и яйцо-часы д-ра Метцгера, исполненные в 1893 году Нетрудно заметить, что яйцо-часы д-ра Метцгера предвосхищают идею яйца «Букет белых лилий» 1899 года.
        Из других выдающихся произведений, естественно упоминают «Корзину с ландышами» - подарок от нижегородских купцов на Коронацию 1896 года.
        Могу добавить также «Стакан горного хрусталя с « pensee»  , с открывающимися лепесками, ценою 700 руб. и к нему 5 миниатюр, ценою 375 руб.». Общая цена цветка: 1075 руб. Сейчас он в коллекции Оружейной Палаты. Эту покупку оплатил 11 ноября 1904 года император Николай, предназначая цветок в подарок своей супруге. (РГИА, Ф.468, оп.32, д.1652, л.30).
        Просматривая еще раз счета великого князя Александра Михайловича я обнаружил недавно:
         04.11.1899  Вазочка с фуксиями, 350 руб.,  инвентарный № 5939.
        В записных книжках императрицы Марии Федоровны обнаружена запись:
25.05.1907 № 14335  Glass mit Blume, 325 руб. (себестоимость 170 руб.).
 Информация:
        В счетах Фаберже для вел. княгини Марии Павловны:
07.11.1915 Починка листика у цветка, 5 руб.
      
        Р А З Н О Е:
    15.05.1984, КРИСТИ, Женева, лот 332    Цветы НЕЗАБУДКИ в стакане горного хрусталя, инвентарный № 13721
    В 1980 году на выставке ФАБЕРЖЕ в Хельсинки, под № 2 демонстрировали цветы из коллекции Юсупова, с инвентарным № 13353
    11.06.1998, СОТБИС, Нью-Йорк, лот 332  Цветок, инвентарный № 15414
    16.11.1988, КРИСТИ. Женева, лот 175   Цветы-анемоны, от леди Сакквилл, инвентарный № 416103 . Неверно:      надо № 16103. Под этим номером 16.03.1908 в Лондоне г-жа Сэкквилл Уэст купила  «Цветок японский лотос, цветы - белая эмаль, листочки - нефрит, стебли - золото. Ваза - коричневый орлец и горный хрусталь». Цена 35 фунтов стерлингов.
   
        Всего наилучшего, уважаемая Мэриллин. Успеха в Вашей нелегкой работе,

        Валентин Скурлов..

ЦВЕТЫ В ПЕТЕРБУРГЕ.



     Выращиванее цветов в дореволюционном Петербурге было поставлено на уровень искусства. Этому способствовали традиции, утраченные в настоящее время. Традиции эти культивировались немецкими и голландскими цветоводами и садоводами, приглашенными еще Петром Первым.
       В дореволюционном Петербурге, пожалуй самым знаменитым был цветовод и садовод Герман Эйлерс. Про него поэт-эмигрант Агнивцев даже стихи сочинил, которые так и называются «Букет от Эйлерса». Упоминает Эйлерса и другой поэт - Осип Мандельштам. Это и не удивительно. Эйлерс обладал целой сетью магазинов и кроме того садоводством, которое действует в городе и поныне.  Есть даже особый сорт розы Германа Эйлерса. Одна из дочерей Эйлерса была замужем за  Форемни. Сестра Форемни была замужем за Александром Александровичем  Трейбергом.  Дочь Александра Ивановича Трейберга, сестра Александра Александровича была замужем за Агафоном Карловичем Фаберже.
       Герман Эйлерс получил в 1895 году почетное звание «поставщика Высочайшего двора».
       Кроме него, таковое звание получил в 1894 г. цветовод Якобсен из Копенгагена 1897 году торговец цветами Е.Дюма из Парижа, в 1898 г. Александр Фейст из Варшавы, в 1901 г. Шемье из Парижа, в 1906 году - Ове Мадзен из Копенгагена
      Список владельцев магазинов «Цветы и растения» в Петербурге.
      «Весь Петербург, 1912 год»:

«.............», Морская, 17, владелец: ЛАЙЛЛЬ Мария
АЛЕКСЕЕВ Дмитрий Петрович, Невский. 111
АМОСОВА Александра Павловна, Забалканский, 21-1
АНТОНОВ Степан Иванович, В.О., Средний пр., 35
АРАК Петр Петрович, Торговая, 23
БУЕВИЧ Анна Михайловна, Садовая, 97
ВАСИЛЕВИЧ Иван Алексеевич, П.С., Большой пр., 70-72
ВАСИЛЕВСКИЙ Георгий Леонтьевич, Загородный, 31
ВАСИЛЕВСКИЙ Иван Леонтьевич, Загородный, 7-1;
                                       П.С., Большой пр, 47
ГАЛЧЕНКОВА Елена Ивановна, Сенной рынок, снаружи, лит.Г.
ГАЛЧЕНКОВ Александр Иванович, Сенной рынок, снаружи, лит. Г
ГАППИХ Федор Карлович «Невское Садоводство», Невский, 90: Продажа в большом выборе лавровых деревьев; фениксы, кентии, фикусы и всевозможные декоративные растения для комнатной культуры. Растения также отпускаются напрокат.
ГЕЙСИГ Гуго Федорович, Каменноостровский, 4
ГЕЛЬМРИХ Рудольф Рудольфович, Итальянская, 10-5»
ГЕСТНЕР», Невский, 5 Владелец: Гестнер Адольф Федорович
ГРАЧЕВ Петр Ефимович, Дровяная, 7
ДАВЫДОВ Александр Васильевич, Сеной рынок, снаружи, лит. А
ДАЛЬГАММЕР Александр Людвигович, Литейный, 23
ДМИТРИЕВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ, П.С., Большой пр., 13
ДМИТРИЕВ ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ, В.О, ! линия. 18
«ИРИС», Невский, 15, владелец: Гроссман Вилли Гугович
ИОНОВ Иван Иванович, Сенной рынок, снаружи, лит.Б
«Братья ИОНОВЫ», Сенной рынок, корп, лит.Б
ИОН Фридрих Германович, Литейный, %%
КАРЛ Мина Евгеньевна, Кирочная, 44
КИРИЛЛОВ Савелий Кириллович, Надеждинская. №;
КОМАРОВ Иван Гаврилович, Караванная, 25
КОСТА Иван Николаевич, 8-ая Рождественская, 16-25;
                 Троицкая. 11
КРАНИХФЕЛЬД Карл Петрович, Новая Деревня, Сабировская. 29
КРАУЗЕ Георгий Федорович, Морская, 14

КУЗЬМИН Матвей Кузьмич, Лесной участок, М.Спасская, 2;
                      Янковская, 1
КУЛЕБЯКИН Федор Петрович, Ст.Деревня, Благовещенская, 9
ЛАЙЛЛЕ Мария, Морская, 17
«ЛИСИЦЫНЫХ Наследники», Боровая, 55
«ЛОТОС», Литейный, 46,. Владелец: Шитов Алексей Александрович.

ЛЬВОВА Евдокия Николаевна, Загородный, 24
МАЛЬЦЕВ Василий Григорьевич, Сенной рынок, лит. Г
МИЛАРГ Эмма Карловна, Стремянная, 2-4
МИНЦИС Христиан Петрович, Симеоновская, 5

МИХАЙЛЫЧЕВ Алексей Дмитриевич, Андреевский рынок, снаружи.
МИХЕЛЬСОН Александр Гансович, Сергиевская, 5-10
МОРИ Екатерина Федоровна, Лесной уч., Английский, 47
«НАША ФЛОРА», Владитмирский. 10). Владелец: Лейбнер Бруно Васильевич.
НЕКРАСОВ Петр Евтиихиевич, Сенной рынок, снаружи, лит.А.
«...», Суворовский, 16-25;
Бассейная, 26
ПАВЛОВА Екатерина Игнатьевна, Суворовский, 20-13
ПАНФИЛОВ Алексей Никифорович, Гороховая, 64 (дом где жил Распутин-В.С.)
ПАНФИЛОВ Роман Никифорович, Невский, 141;
                       Николаевская, 7;
                       В.О., Средний пр,, 23-44.
ПАНФИЛОВ Федор Никифорович, Садовая, 71
ПЕТРОВ Петр Арсентьевич, В.О., 17 линия, 70
«ПОМОЛОГИЧЕСКИЙ САД И ПЛОДОВЫЙ ПИТОМНИК», Выборгская стор., Лабораторное шоссе, 1-5. Владельцы: Наследники Регеля и Кессельринг.
«РЕМПЕН и Сын», Казанская, 3, Владелец: Ремпен Генрих-Павел Карлович.
«РИВЬЕРА», Литейный, 8. Владелица: Версан Розалия Карловна.
РОЗУНКОВ Иван Ефимович, Финский пер., 1-15
РУСАКОВ Павкел Николаевич и ШАЛАВИН Алексей Семенович, Сенной рынок, снаружи, лит.А
«РУССКАЯ ФЛОРА», Каменноостровский, 31-33. Владелец: Протасова Констанция Адольфовна.
«САДОВНИК», Товарищество. , Сергиевская, 19. Владелец: Осипов Федор Сергеевич.
САЛЬМИНЫ Иван и Христофор Андреевичи, Невский, 190
СЕАСОА.. ул.Гоголя, 12
СЕМАШКИНА Елена Исидоровна, Знаменская, 20-16
СЕМАШКИН Михаил Филиппович, Коломенская, 36
СЕТИНГСОН Карл Петрович, Гороховая, 14
СТОЛЯРОВ Василий Иванович, ул. Гоголя, 9
СТРЕЛЬНИНСКОЙ Дворцовой школы Садоводство, Офицерская, 21
ТИВАС Антон Мартынович, Пантелеймонская, 23;
                     Николаевская, 2.
ТИМОФЕЕВ Иван Тимофеевич, Бассейная, 38
ТИХОМИРОВ Михаил Иванович, Сенной рынок, корп., лит.Б
«УШАКОВА Наследники», Петергофское шоссе, 29
ФЕДУЛОВ Федор Васильевич, Петербургский Центральный рынок, 134
«...», Сергиевская, 15Владелец: Виаль Селестин Петрович.
«...», Владелец: Граф Шарль Андреевич, Моховая, 28;
                 Невский, 18
«....», Морская, 18. Владелец: Де-Лапьер Джон
«ФЛОРА», Морская, 19. Владелец: Эйлерс Герман Фридрихович.
ФОГЕЛЬ Ричард Карлович, Шлиссерльбургский уч., дер.Волкова, Нобелевская, 22
ФОМИНА Мавра Григорьевна, В.О., Средний, 33
ФРЕЙНДЛТХ Вильгельм Карлович, Невский, 34;
        Литейный, 51
ЦЫБАКОВ Иван Павлович, Знаменская. 23
ЧЕРНОВ Григорий Абрамович, Садовая, 0-21
ЧИСТОВ ИВАН ДМИТРИЕВИЧ, Благовещенская, 5-26
ШАЛЬЕ Иван Августович, Моховая, 23-10;
                   Моховая, 14
ШЕЛЕПИН Иван Иванович, Надеждинская, 28
ШЕНБЕРГ Иван Иванович, Надеждинская, 14-25
ЩЕНБЕРГ Федор Карлович, В.О., 5 линия. 10
ШРЕДЕР Федор Карлович, В.О., 5 линия. 2-19
ШТРОМ Иван Мартович, Проспект Императора  Петра Первого, 91;
              Загородный, 21;
              Бассейная, 43
ЭЙЛЕРС Герман Фридрихович, Невский , 30;
                Литейный, 24-27;
                Английская наб, 36-2;
                Каменноостровский, 23
          (Также у Эйлерса: Садоводство, Палюстровский уч., Безбородкин пр., 14


ЦВЕТЫ В ЛИВАДИИ.


(Из книги А.В. Попова «Романовы на Южном Берегу Крыма», Крымское Государственное издательство, 1930, с.59-60)).

      Цветы в Ливадии занимали видное место. Несмотря на обилие цветов в Ливадии, их еще ко времени царского приезда покупали. Так, в последний приезд Романовых в Ливадию (весной 1914 года) было куплено цветов (частью выписано из-за границы) на 3115 руб.10 коп. и еще куплено у татар полевых цветов на 600 руб.
      Император Николай II несколько раз выражал свое удовольствие садовнику и последний «был счастлив» донести по начальству о словах Николая II: «Какие у вас чудные розы, какая прелесть, какая их масса, целое море». Недаром у Николая II сложилось впечатление о Ливадии, как о море цветов, и недаром о вспоминал о ливадийских цветочках после Февральской революции и хотел попасть в Ливадию «ухаживать за цветами». Его супруга Императрица Александра Федоровна и в этом отношении оказалась более требовательной , заявила, что в Левадии цветов мало, и потребовала, чтобы на видных местах были устроены новые плантации лилий и красных роз, а ниже турецкой беседки плантации ирисов и турецких маков.
        Немедленно по отъезде Романовых (30 мая 1914 г.) садовник выступил с проектом расширения ливадийской оранжереи и просил, ссылаясь на желание Александры Федоровны, ассигнования 3000 руб. на выписку из Германии к осеннему приезду Романовых «замороженной» (?!) сирени и ландышей. Вот своеобразная индустриализация и своеобразный импорт царского времени. Я позволил себе остановиться на этом маловажном обстоятельстве, потому что оно при всей своей незначительности ставит нас в тупик. Ведь это делалось буквально накануне войны. Как этот факт объяснить - совершенной ли неосведомленностью Романовых или - скорее - невероятным их легкомыслием ?
        Интересно, что культ цветов В Ливадии не сразу приостановила и Февральская революция. Садовник запиской от 4 марта 1917 г. доводил до сведения Ливадийско-Массандровского управления, что им получено распоряжение Александры Федоровны от 24 февраля (1917 г.) на устройство новых цветочных клумб в определенных местах. Как перед мировой войной, так и перед революцией Романовы еще думали о цветочках.  

ЦВЕТЫ В ЛЕВАШОВО.


По воспоминаний Александра Александровича Фаберже.

         Александр Александрович Фаберже (1912-1988), внук Карла Фаберже, профессор, доктор биологии. Закончил Кембридж в 1936 г. Легко называет растения и цветы латинскими названиями, в то время как текст написан на русском языке. В 1913-1916 гг. проводил лето на даче Карла Фаберже в Левашово. Не путать с домом Агафона Карловича в Левашово, который находился также в Левашово, в двухстах метрах.
         В записках встречаются:
      ЗЕМЛЯНИКА,   МАЛИНА,  СЛИВА,   РОМАШКА,   ХВОЩ,   ЛУПИНУС,  ФЛОКС,   БЕГОНИЯ,  НОГОТКИ,   СИРЕНЬ,   БУЗИНА,   ВОЛЧЬИ ЯГОДЫ,   ЯПОНСКИЙ ГАЗОН,  ИРИСЫ,  АСПЕРУЛА,  АНЕМОН,  ЧЕРЕМУХА,  ЛАНДЫШ,  ЧЕРНИКА,  БРУСНИКА,  ЖАСМИН,  ИВАН-ДА-МАРЬЯ,  БАРХОТКА,  «МУЖИК»,  ГОРТЕНЗИЯ,  ПЕОН,  НАСТУРЦИЯ,   РОДОДЕНДРОН,  КРЫЖОВНИК,  СМОРОДИНА,  ФУКСИЯ (31 название !) и другие цветы и ягоды. Все это росло  на даче Карла Густавовича Фаберже и в окрестностях Левашово.
         Текст  написан в 1966 году. Озаглавлен он:  «ЛЕВАШОВО-ВОСПОМИНАНИЕ». Хранится в Архиве г-жи Татьяны Фаберже (Женева).

        «...Кухарка Каролина варила варенье из земляники в медной кастрюле. Откуда была земляника ? Была своя. Малина росла в низу сада, между аллеями и канавой. И было несколько рядов белой малины на этой же аллее.
        ...В садоводстве (или Левашовском имении) была куплена молодая слива, которую потом Fimkia сажали, - «от меня» (как опыленье ?)
        ... У Опапа (Карл Фаберже-В.С.) в кабинете были на стене подвешены сросшиеся корни, ветки. И я сам один раз нашел какой-то сросшийся корень, и его отрезал и подарил Опапа. Срезал собственным острым ножиком.
         ... Большая елка, на нижние ветки можно лазать. Лазал тоже и на яблоню.
         ... Были Вера (няня Алика-В.С.), Катя, наверное Воля и еще несколько детей (Арронет ?). Много ромашек... Их собирали, приносили домой букеты.
         .... Ходили в имение князя Левашова (графа -В.С.) Там аллеи хвойных, ветки которых пускают корни.
         Там же: маленький пруд с кустиками на берегах, на которых странные двойные ягодки, - белые или красные. Были Вера и Катя. Осень, - потому то грустно. И тоже были  Funkia (очевидно название цветка ? - В.С.)
          ... Смотрел на какой-то лесной тропинке, куст  Euronimus ciropaeus с фруктами. Кто-то тут же говорил, что означает, что есть вода, можно буравить колодец. Ерунда.
           ... На озере Левашовском: ходили часто. На берегу часто хвощ.
           ... На Левашовском вокзале механические игрушки: куклы танцуют, очень хорошо сделаны. Их для меня пускали (Есть такие, привезенные из России у  Shenberg^a  в  Cambridg^es)
            ...Ходил с Верой на дачу Агафона (наверное только тогда, когда его самого не было). Помню там Лидию Александровну и мальчиков.
         В саду : лупинусы, капли воды на листиках, цветы шуршат, когда их пропускать через пальцы. Много флокса Phlox decumana.  Их запах. Высаживались бегонии. Я сам сеял ноготки Calendula  в клумбе вдоль дома и они цвели. Была целая площадка с маком разного цвета. Говорили, я этого не видел, что один год туда посеяли Gason Japonais , в котором были разные новости. Много спустя в Ментоне Villa Minoussai достали от  Vilmorn Andrien  Gason  Japon  - в котором были  Nemphila Strephsipho  и  Pðocеlia   etñ , кажется голубая  Nemophila. Маме нравились. Папа как-то говорил, что ярко красный мак в зелени он не всегда замечает  Однако не был же он дальтоником ? Были тоже около дома, вдоль стены,  Montbrelia   Funkia  Кажется были (наверняка были) ирисы  Iris  germanig. Мама часто устраивала букеты в доме. А любимый цветок Опапа был в лесу   Waldmeis Asperula odorator (Примечание В.Скурлова: я специально ходил в Ботанический сад Академии наук в Петербурге. Оказалось это типичный цветок финских предместий Петербурга, совершенно простой, полевой, не благородный). В лесу раньше были анемоны, Anemone hemorara  которые мама очень любила, а папа презирал: «дешевый цветочек». Была черемуха, много.  Ландыши, наверное, были Conxalaria maiaris - сам их не помню. Были и в лесу: Maianken bifolica  Были посажены близ дома, по листьям.
         ... По поводу цветов: была еще и персидская ромашка,      запах, бледно-зеленые листья хорошо помню Pirethrum perbicum.
          ... В другом лесу (ходили через лес ?) сразу близко много черники, ее ходили собирать, у меня была маленькая корзиночка, Ходили подальше собрать бруснику, на сухих местах
          ...Еще о цветах: было несколько рододендронов. На них осенью ставили приготовленные пирамиды из досок, чтобы предохранить от снега (и холода ?). Это всегда так делалось. Как будто были пеоны ? Их также предохраняли ?
           Были еще гортензии, Hortensia Bauer Их кажется сохраняли где-то зимой. Был «Мужик». Были  бархотка Tagetes  и «Иван-да-Марья» - много. Омама показывала лицо. (Очевидно «Ивана-да-Марьи» - В.С.)
         ...Омама рассказывала, как-то какой-то новый садовник сказал, что умеет разводить шампиньоны, и что он это устроит, чего Омама очень хотела. Навозные кучи были покрыты рогожами и никому не позволялось под них смотреть. Когда пришел срок, садовник позвал Омама, и при ней скинул рогожу: и разбежалось много ящериц, - шампиньонов не было.
        А ящериц было много, - я помню.
        ...Еще о растениях: было много жасмину, то-есть Philadephus serugat   Были часто букеты. Папа запах жасмина не любил.
       Была сирень, и что-то ....(неразб. - В.С.) о персидской сирени   , Syrtnga persica которую Омама не любила. Были настурции. Омама любила кушать хвостики цветов.
       ...Была бузина. Кажется  около моста через канаву. Мне делали трубки (?0 (или я путая с «волчьей ягодой»). Было много волчьей ягоды в лесу. Это наверняка.
        ... Были еще овощи внизу, между аллеей и канавой: была морковка-скороспелка, которую скребли и мне давали есть. Были смородина: красная, черная ( белая ? Не знаю).. И  крыжовник. Редиска ? не помню, но наверное, была. Я любил.
         Был конечно самовар. Помню, как Омама разливала. Топился углями, Было много фуксий. Часть в горшках. Омама любила.»

Письма Франца Петровича Бирбаума Евгению Карловичу Фаберже в 1921-1939 годах.


                                                                Письмо №1.
Пометка Евг. Фаберже: Отв(вет) 20.12.21
                                                                                 Лозанна 12 Декабря 1921
                                      Дорогой Евгений Карлович,
Я недавно познакомился с одним представителем крупного швейцарского консорциума, который приобретает имущества и предприятия в России. Я подумал, что хорошо бы Вам продать им Ваш дом и фирму вот почему: восстановить Ваше дело в России собственными силами и средствами я считаю невозможным и выгодная продажа его несомненно желательна. Это также мнение Августы Богдановны, с которой я говорил об этом.
Я представляю себе дело так: Вы, т.е. Товарищество К.ФАБЕРЖЕ продаёте консорциуму дом на Морской и фирму. Вырученная сумма будет достаточна, чтобы обеспечить Вашу мать, Вас самих и братьев. Кроме того, если консорциум будет продолжать дело под фирмой «Фаберже» Вы выговариваете себе участие в «Conseil dadministration» .
Если Вы разделяете мнение Августы Богдановны, то я заведу предварительные переговоры с представителем консорциума, а чтобы иметь на чём базироваться, прошу Вас ответить мне возможно скоро

                                                      Письмо №2.
Пометка Евг. Фаберже: отв(ет) 14.02.22
    Montana S/Sierre.
Sporting House

                                                  Дорогой Евгений Карлович!
Я сейчас получил глупый запрос от Association de propetection des interets Siisses en Russie
c предложением указать свидетелей или представить доказательства, что я сдал ценности на хранение консульству. Квитанции от консульства были у меня конфискованы при аресте, так что прямого доказательства нет. Циммерман, который принял ценности, умер.
Я думаю, что Вы помните, что я сдал ценности на хранение и что они пропали в Норвежском консульстве, а потому прошу написать мне такого рода показание, указывая, что Вам известно факт сдачи мною на хранение, но не известно стоимость и содержание вклада (как оно на самом деле и есть). Очень прошу Вас не задержать ответ.
Пришлите его, пожалуйста, по адресу Montana S/Sierre,
uде я пробуду по всей вероятности до Апреля.
С пожеланием всего лучшего и с приветом всем.
                                                                      Ваш
                                                              F. Birbaum
                                                     Письмо №3.
Примечание Евг. Фаберже: Отв(ет) 13.03.22.
                                           Montana S/Sierre.
                                           Дорогой Евгений Карлович,
Получили ли Вы моё последнее письмо, в котором шёл разговор о деле Норвежского консульства? Я Вам писал, что если Вы хотите что-нибудь начать, то время дорого, а до сих пор от Вас нет ни необходимых сведений, ни ответа.
       Не известно ли Вам, открыта ли финско-русская граница, не написать ли Вигстрему и просить его достать сведения о Петровой. Это стало,  может быть,  возможно?
Имеете ли Вы вообще какие-нибудь новости из Петрограда. Вот уже два месяца, как я просил Хуверскую организацию навести справки о некоторых лицах, но,  несмотря на обещание, ничего не получил.
Кстати, напоминаю Вам об обещанных Вами деньгах, мы получили несколько предложений продаж и сдач пансионов и думаем решить дело нынешней весной. Каждая сумма тогда будет играть роль. Жду от Вас ответа по всем этим вопросам.
Искренний привет Александру Петровичу и всем.
С пожеланием всего хорошего. Ваш Ф.  Бирбаум.

                                                         Письмо №4.
                                           Montana S/Sierre.
Примечание Евг.Фаберже: Отв(ет) 13.03.22

                                      Дорогой Евгений Карлович,
Вы не совсем верное поняли моё последнее письмо. Я конечно не могу Вас винить в том, что я очутился в плачевном положении. Я только констатировал факт, что не по Вашей вине, а по вине гг. Бауэра и Бызова я не получил в своё время то, что должен был получить и что другие сослуживцы получили полностью.
Свидетельство Ваше, хотя редактировано не совсем ясно (Вы пишите  «Il est  connu….,             тогда как всегда в таких случаях пишут «jai connaissance….              
Я его всё-таки отослал по назначению,  потому что времени нет вновь его составлять, да и вообще мне надоела эта канитель с «Association», канитель, от которой толка не видно.
По вопросу о предложенном доме никакого ответа не получил, следовательно дело им не подходит.
Что касается Вашей претензии к консульству, то я могу рекомендовать Вам опытного адвоката, которого лично знаю. Это муж моей двоюродной сестры. Он пользуется хорошей репутацией по всей Швейцарии.
Прежде всего, нужно бы узнать его мнений, есть ли какая-либо надежда выиграть или нет. Для этого нужно его ознакомить со всеми подробностями дела, что, конечно, не так легко. Если Вы мне составите такую сводку, я ему её пошлю с просьбою изучить и дать нам ответ.
Сам составить сводку не берусь, ибо многих подробностей не знаю.
Буду ждать ответа по этому вопросу, и если Вы хотите что-нибудь начать, то не медлите, потому что чем дальше, тем труднее будет восстановить факты, найти свидетелей и т.д.
Благодарю Вас за обещанные 1000 Frs.
Привет всем. Желая Вам всего лучшего, остаюсь
                                                                        Преданный Вам Ф.Бирбаум.

                                                            Письмо № 5.
Примечание Евг. Фаберже: Отв(ет) 13.03.22

                                                  Дорогой Евгений Карлович.
Получил Ваше письмо и чек на 1000 швейцарских фр.- за то и другое премного Вам благодарен.
Конечно, если рассчитать меня по курсу, то мне получать нечего, но Вы согласитесь, что Карл Густавович, определяя мне 12.500 руб. за 27 лет службы не думал мне дать 1170 фр., т.е. немного более 500 руб. он бы почел подобную награду за насмешку, и я также. Что касается жалования, которое я продолжал получать до отъезда, оно составляло ровно 4-5 фунтов хлеба в месяц и конечно нельзя называть это жалованием.
Весь этот вопрос, вопрос совести, а не курса и я уверен, что Вы на него так смотрите; со своей стороны я, конечно, также не собираюсь требовать то, что Вы не имеете возможности дать.
Я получил на днях письмо из Петрограда от матери Вани Комаленкова. Ваня умер, но она не знает где и когда. Письмо её является ответом на моё, которое Вы отправили с нарочным в Ноябре, передано оно было Комаленковой  Бауэром.
Вернулся ли этот нарочный и привёз ли он утешительного.
Вдова Петрова точно заколдована, письма к ней либо не доходят, либо она на них не отвечает. Никто ни мне, ни Вам о ней не пишет, несмотря на наши просьбы.
Я прочёл внимательно изложение дела для адвоката, из него видно, что иск во всяком случае может быть предъявлен только в сумме, означенной на квитанции, т.е. 100 000 руб., так как едва Вы можете доказать, что стоимость вещей была 1.603.614 руб. Циммермана ведь нет более в живых и только его показания могло бы иметь значение.
Я ещё пересмотрю Ваше изложение  раньше,  чем его отправить. Я нахожу, что Вы недостаточно напираете на некоторые обстоятельства.
1. Передав дом консульству, Вы лишались пользованием блиндированной комнатой и естественно было выговорить себе хранение там чемодана с ценностями.
2. Когда узнали Вы о перенесении Ваших вещей в Норвежское консульство, до или после кражи.
3. Когда узнали Вы о самой краже.
Когда Вы мне ответите на эти вопросы, я сам изложу дело для адвоката и пошлю Вам для пересмотра.
Тороплюсь кончить, чтобы не задерживать дело. Передайте пожалуйста Всем мой дружеский привет.
С пожеланием всего хорошего, Ваш. Ф. Бирбаум.
Montana S/Sierre.  Valais   Sporting House
  
                                                              Письмо №6.
Примечание Евг. Фаберже: Получено в Августе 1922.
Дорогой Евгений Карлович.
Я потому не писал, что до сих пор не получил их официозного источника то, что ждал, возможно даже. Что не получу совсем и придётся действовать иначе. Что касается тех заказов, о которых Вы пишете, то конечно трудно восстановить, что-нибудь без каких-либо документов. Одно верно помню – это заказ яйца для Царя (выполненный - В.С.) Ивашевым и Карлом Густавовичем. Это, если Вы помните, яйца из синего стекла, на котором было инкрустировано созвездие того дня, в котором родился наследник. Яйца поддерживалось амурами из серебра и облаками из матового горного хрусталя. Если не ошибаюсь, внутри яйца были часы с вращающимся циферблатом. Изготовление этого яйца было приостановлено войною. Готовы были амуры, облака, само яйца с инкрустацией и пьедестал был неокончен. Куда всё  это делось, понятия не имею и при моём посещении дома после разгрома никаких следов этой работы не видал.
Другое яйца, о котором говорит Вигстрём, должно быть простое деревянное с небольшой оправой, которое должно было быть поднесено в 1917 году, и которое Керенский не разрешил доставить царю.
Очень возможно, что были заказы Карла Густавовича с миниатюрами Зуева, но так как я их не рисовал, то  ничего о них сказать не могу.
Помню ещё заказ К.Г. (Карла Густавовича – В.С.) говорящего попугая, но неоконченный.
Что касается сумм, указанных Вигстрёмом, то, принимая во внимание стоимость работ в последние годы, они меня не особенно удивляют, но я не вижу основания платить за несданные работы.
Пишу Вам из Лозанны, куда приехал на несколько дней, возвращаюсь на свои горы.
С пожеланием всего лучшего и с сердечным приветом всем.

                                                              Письмо 7.
Ответ 5.III. 34
Aigle 2 Mars 1934
       Дорогой Евгений Карлович.
     Давненько не имею от Вас известий, надеюсь, что Вы здоровы и что всё благополучно, насколько это слово может быть употребляемо в настоящее время. О себе говорить не стану, ибо здоров и, если блестящие, то где они такие в наши дни. Живем, не голодаем, и не мерзнем и славу Богу. А у Вас в Париже встряска все же была и еще будет, если Парламент не обчистится. Нигде в газетах не нашел биографии Ставицкого, не польский ли он еврей? Меня бы это нисколько не удивило. Швейцария борется как может с коммунизмом и с безбожниками. В Lausanne  была устроена выставка всевозможных документов безбожнической пропаганды. Она будет открыта последовательно в главных городах Швейцарии. В Женеве Nicole  ее конечно закрыл, ибо свобода слова и пропаганды принадлежат исключительно  коммунистам. Но эта мера откроет многим его electeurs  глаза.
     11 марта швейцарский народ будет призван одобрить или отклонить новый закон, касающийся революционной пропаганды. Хочу надеяться, что закон это будет принят и Правительство получит конституционное право наказывать людей, вроде Nicole, которые до сих пор могли говорить что угодно безнаказанно. Поживем, увидим.
     Вы спрашиваете, кто Seiler из  Vevey. Я знаю его лишь как крупного антиквара и торговца ювелирными изделиями. Я видел у него много наших портсигаров и табакерок, он кажется,  был доверенным лицом Герцога Лейхтенбергского. Видел также у него большой портрет императрицы Марии Александровны, супруги Александра II, работы Винтергальтера и написанный великолепно. Из России, конечно, никаких известий не имею, больше наверное, некому писать. Когда найдется время, черкните словечко и если возможно, пришлите BeauxArts,  которые меня очень интересуют. А пока желаю от души всего хорошего.
Ваш Ф. Бирбаум.
ПРИМЕЧАНИЯ (В.В. Скурлов).
Ставиский (у Бирбаума Ставицкий). Сын еврейского дантиста – эмигранта из Киева, Александр Ставиский был импозантным мужчиной, любимцем дам, сибаритом, агентом полиции, провокатором и троцкистом.  Авантюристом высшей марки. Благодаря своим внешним данным, умению очаровывать и быть полезным, он  быстро вошел в высшее общество Франции, выступая как эксперт по России на различных дипломатических конференциях. Ставиский «прикупил» многих депутатов и министров, вовлекая их в поддержку своих авантюр. Первым из мошенников начал вкладывать в «пузыри» недвижимости, заключив контракт с мэрией Парижа на строительство жилых домов. Под строительство был выпущен заем в 100 миллионов франков.  Ставиский напечатал облигаций на гораздо большую сумму и вовлек в их распространение своих высокопоставленных друзей.  В условиях Великой Депрессии и падения курса франка бумаги Ставиского казались привлекательными, а коррупционная порука чиновников и полиции обеспечивала спекуляциям Ставиского известную прочность. Сотни тысяч французов бросились покупать облигации мошенника. Журналисты установили, что вся затея Ставиского изначально была мошенничеством. Тот объявил себя банкротом, сбежав с 650 миллионами франков вкладчиков. После этого все французские газеты наперебой стали разоблачать мошенника, а заодно всю систему коррупции во французских верхах. 8 января 1934 полиция, приехавшая арестовать Ставиского на его вилле, нашла афериста с пулей в голове.  Официальной версией было названо самоубийство. Вскоре выяснилось, что Ставиского убил агент полиции по указанию из высших государственных сфер. Итогом аферы стало противостояние ультраправых и левых сил во Франции, так как выяснилось, что Ставиский был  связан с международным троцкистским движением, переводя деньги на счета видных европейских троцкистов. Правые радикалы пытались  устроить переворот, сместив правительство социалистов. Уже через месяц поле гибели Ставиского на брусчатку Парижа пролилась кровь: полиция разогнала путчистов из националистических организаций, убив 10 и ранив 189 человек.

                                               Письмо № 8
Ответ 27. Х.36.
Aigle. 24 Sept. 36.
     Дорогой Евгений Карлович.
     Давненько нет от Вас известий. Как поживете, что поделываете в эти паскудные времена.  Что будет с Францией?  Вот вопрос, который все здравомыслящие здесь себе ставят. Какое легкомыслие связывать  себя с Советами; защищать их от Германии,  когда французам и всем вообще нужно было радоваться, если Германия наведет там порядок, какой бы то ни было ценой. Я получаю газету Солоневича («Голос России»), он вообще хорошо осведомлен о настроениях в самой России и вот многие рассуждают так: «Что важнее? Сохранить территории России или русский народ?»  И отвечает: «Важнее спасти народ, который вырождается физически и морально от большевизма и, если (за) это спасение нужно заплатить ценою территории, то надо платить. К тому же история учит, что все те, которые наезжали на Россию, были оттуда в конце концов вышиблены. Татары, Поляки, Шведы, Наполеон – все они уходили в разные сроки. Если же погибнет, ослабнет русский народ, то территории все равно достанутся соседям и тогда прочно останутся за ними».
    А каково в Испании, повторение 1917-18 годов, но только националисты нюни не разводят, как Временное Правительство и применяют к коммунистам их  же меры.  Тебе нехорошо на этом свете, убирайся на тот. Жестко, но справедливо. Как подумаем, сколько жизней было бы спасено, сколько бы страданий избегла бы Россия, если бы уничтожили бы вовремя большевистскую сволочь. Эту дрянь  сохранили, в миллионы хороших людей замучили,  громадную страну разорили.
     Существуют ли во Франции организации достаточно сильные, а главное решительные, чтобы противостоять коммунизму русскому или нет их – вот весь вопрос. Я думаю, что французский народ рассудительный, но увы, сколько легкомысленный и ослеплен политикой. Здесь выпущен заем народной обороны, надо надеяться, что он удастся, и что наш Conseil federal будет твердо отстоять, как Швейцарии, так и порядок в ней. Швейцарцы не любят давать полномочия своему правительству, и это, конечно, демократически, но бывают обстоятельства, когда надо действовать не спрашивая у всех позволения.
      Лето у нас отвратительно, мы все-таки живем в Gros-Bois, о чем, конечно никогда не жалеем. Теперь готовлюсь к выставкам, что Бог даст.
     Пишите о себе и знакомых. Жена шлет Вам привет.
Дружески жму Вашу руку.
Ваш
Ф. Бирбаум.
Большое спасибо за газеты, и за марки, которые радуют нашу племянницу.  


                                                               Письмо № 9.
Примечание Евг. Фаберже: Отв(ет) 22.03.37
Aogle 20 Mars 37

                                                    Дорогой Евгений Карлович.
Как поживаете, что поделываете? В стране цветов и цветочек. Они что-то цветут все красные. Париж из Ville Lumiere    стал la Ville Fleur.            Бедная Франция связала себя с международной шайкою и дорого за это платит. Везде понемногу начинают открывать глаза на большевистскую опасность и начинают принимать меры всерьёз, и я надеюсь, что и во Франции здравый смысл возьмёт верх. У нас все кантоны Французской Швейцарии приняли меры, не дожидаясь решения Федерального Совета, а в немецкой части все католические кантоны сделали то же  самое. Это показательно и Вы видите отсюда положение. Коммунисты должны будут сосредоточить свою деятельность в тех кантонах, где они ещё не запрещены, а это, конечно, поведёт и там к их запрещению, если Федеральный Совет раньше не решит общих мер.
Я почему-то всё-таки думаю, что III Интернационал доживает свои последние дни. С талин постарается изворачиваться, но едва ли ему это удастся, слишком многие точат на него зубы изнутри и снаружи.
Я абонировался на газету «Голос России» братьев Солоневичей. Она единственная, которая, не мудрствуя лукаво, смотри здраво на положение, и я верю Солоневичам, потому что всё, что они говорят, основано на личном опыте и наблюдении. А они говорят, что в России накопилась такая ненависть к большевикам, что взрыв будет ужасный, поголовная резня  беспощадная. Я не сторонник такой расправы, потому что многие невинные при этом погибнут, но как подумаешь о том, что выстрадал русский народ за эти годы, удивляться не приходится и осуждать трудно.
А как с «Выставкой». Я сильно опасаюсь, что при такой обстановке она не будет открыта вовремя, а во-вторых, что мало кто рискнёт приехать в Париж. Посмотрим, не будет ли поворот руля после истории в Clichy.
Я провёл зиму в Aigle,  тётка так ослабла, что нельзя было её оставить одну. Снега было вообще мало, за исключением больших высот, зато сегодня снег идёт повсюду, как глубокой зимой. Устроил выставку в  Lausanne, хорошо удалась, несмотря на всё.
Как будет время, напишите словечко. Жена благодарит за чай и шлёт Вам сердечный привет. Спасибо также за газеты. От души всего хорошего.
Ваш Ф. Бирбаум
                              
                                                               Письмо  10.
Пометка Евг. Фаберже: Апр. 1939
Дорогой Евгений Карлович.
Спасибо за карточку, хотя с большим запозданием, поздравляю с прошедшими праздниками и желаю всего хорошего.
Думали ли мы, что после 14-го года придётся ожидать новую европейскую бойню, но когда целые народы уподобляются баранам и дают себя вести сумасшедшим, можно всего ожидать. Вся нынешняя неурядица последствие большевизма и исчезновения Императорской России. Существуй она, не было бы ни Гитлера, ни Муссолини. Поскольку и тот и другой были симпатичные, пока они устанавливали порядок у себя, постольку они отвратительны, когда они спекулируют на обмане своих народов. Война почти неизбежная, но кончится она не в их пользу. Они успели своими последними «победами» восстановить против себя общественное мнение всех их окружающих.
Я бросил читать газеты, потому что один  bourrages de cranes,  надо жить, как  будто ничего не происходит, всё равно ничему не помешаешь произойти.
На днях приходил ко мне один американец антиквар, который скупил императорские пасхальные яйца. Спрашивал меня о нескольких подробностях. Между прочим,  о содержимом последнего яйца (стальное,  на снарядах). Я тотчас не мог вспомнить, но  теперь кажется, что внутри была продолговатая миниатюра, изображающая Императора Николая II и наследника на передовой позиции, так ли это? Если так, то сообщите ему при случае. Он купил у меня этюд цветов и предлагал устроить у себя в Нью-Йорке выставку моих работ. Всё это, я думаю, paroles en lair,  особенно в настоящее время. Интересно было бы составить точный список царских яиц с их описанием, но это ужасно трудно и пришлось бы сравнить память о них у Вас, у меня и у разных лиц. Очень опечалила меня смерть Николая Карловича, таким молодым. Господь даст ему покой, а нам? .......
Но будь, что  будет, хуже смерти не бывает, а она,  так или иначе неизбежная, пока будем жить, не теряя надежды и работать, поскольку можно. Нашей старухе тётке 94 года, она слабнет с каждым днём, но не сдаётся.
Я и жена шлём Вам сердечный привет и всё-таки надеемся Вас повидать un jour ou lautre.                         
 Ваш Ф.Б.
                                                      Письмо № 11.
                                                                        3.05.39
                                   Дорогой Евгений Карлович.
Спасибо Вам за письмо, столь содержательное и разнообразное.
Отвечу по порядку:
Американец, который приходил ко мне, приведённый   Seiler,ом из Vevey   зовут Victor J. Hammer. 682 Fifth Avenue New York.     
Относительно Базельских миллионеров, могущих финансировать издание о Русском Искусстве, я думал, что это дело безнадёжно, потому что Русским Искусством никто здесь не интересуется, самое большое, если они интересуются Швейцарским, и вообще западным искусством. Такое издание имеет несомненно большой интерес для будущих времён, когда Россия восстановится и,  главным образом,  для будущих русских граждан.
Кстати, не знаю, известно ли Вам, что в     Avenches  (римск. Aventicum) canton de Vaud                                нашли при раскопках, организованных добровольцами их учащейся молодёжи, золотой чеканный бюст весом 1 к. 400 г. римского императора Антонина Благочестивого 1-го столетия) после Р.Х. (Рождества Христова – В.С.).
Бюст этот единственный экземпляр подобной работы, дошедшей до нас и он великолепной сохранности. Найден он на 1 ½ глубины на месте римского храма. Думают, что он был закопан служителями храма перед каким-нибудь нашествием.
Что здесь думают о войне и принимают соответствующие меры, это понятно, но особенной боязливости, а тем более паники, нет. Меры по снабжению продуктами населения очень разумные, потому что они распределяют стоки среди населения и дают возможность вновь пополнить стоки.  Неимущим правительство выдаёт провизию бесплатно на 1 месяц. В случае мобилизации, подвоз продуктов будет остановлен и вообще затруднён, так что заблаговременное распределение очень разумно. Все соседи говорят об уважении нашего нейтралитета, это прекрасно, но не мешает нам быть готовыми ко всяким случайностям, это и делается по мере возможности. Швейцарию конечно можно завоевать, но взять её голыми руками, как Чехов или Албанцев нельзя, да игра не стоит свечей, которые при этом сгорят.
В списке книг есть много интересных, но теперь не время тратить на это деньги. Бог знает, как обернутся события,  и удастся ли мне продавать на выставках.
Работаю по-прежнему,  но приходится жить постоянно в   Aigle    из-за старушки тётки, которую нельзя оставить одну. Иногда удаётся оставить при ней родственников. Тогда мы удираем в горы на недельку. Были прошлым летом на 3500 м. Разрежённость воздуха затрудняла работу. Можно было двигаться только очень медленно, но виды были поразительные своим величием и мы только и мечтаем снова туда удрать.
Оба мы очень радуемся Вас увидеть, пожалуйста,  напишите заранее, чтобы Ваш приезд не совпал с какой-нибудь нашей экскурсией.
К  Madame  Бехтерев вряд ли скоро попаду, теперь самое интересное время для живописи, и надо мне воспользоваться. Если приедете, отправлюсь с Вами их навестить.                                Madame Andersen мы хорошо знаем, она несколько лет подряд жила неподалёку от  Aigle            летом.
Жду статью о К.Г. (Карле Густавовиче – В.С.) с нетерпением и интересом.
Жена шлёт Вам свой дружественный привет и оба ждём нынешним летом.
Дружеский Вам Ф. Бирбаум