воскресенье, 28 июля 2013 г.

Интервью Сергей Ивановича КВАШНИНА (г. Киров), кавалера Ордена Карла Фаберже, члена Союха художников РФ, ювелира-гравера для журнала Гильдии ювелиров России. Июнь 2013 г.



Творческий путь и философские воззрения на ювелирную отрасль Сергея Квашнина
Все титулы мастера с трудом умещаются на визитке Сергея Квашнина. Однако кавалер орденов Карла Фаберже, Михаила Перхина, Франца Бирбаума, заслуженный ювелир, заслуженный деятель декоративно-прикладного искусства, член международной ассоциации изобразительных искусств АИАП-ЮНЕСКО и член союза художников России считает, что награды – это решение  группы людей, наивысшая же оценка творчества того или иного ювелира – это всеобщее признание таланта мастера. 
Когда и почему вы решили стать ювелиром?
В этом году исполняется 45 лет с момента, когда я впервые в жизни взял в руки ювелирно-граверный инструмент. Едва переступив порог художественной школы, уже в 10 лет я понял, что это и есть мое призвание. Благодаря первому учителю Валерию Торопову я настолько сильно заинтересовался работой с металлом и камнями, что когда пришло время определяться с будущей профессией, ни на секунду не сомневался в своем выборе. Сперва поступил в Павловское художественно-граверное училище, которое окончил с отличием, а затем в Костромской государственный педагогический институт на художественно-графический факультет. Волей судеб оказался на военно-авиационном заводе в городе Киров, хотя изначально меня готовили к работе на Московском монетном дворе. Здесь я освоил несколько профессий и приобрел большое количество знаний, которые помогли мне реализоваться как мастеру.
Почему выбрал именно эту профессию? Я с детства тяготел к творческому началу: резал, пилил, строгал. Меня с детства завораживала и по сей день завораживает красота камней и пластичность благородных металлов. Благодаря наставлениям моего первого учителя понял, что ювелирное дело – это уникальная возможность реализовать творческий потенциал.
Расскажите о пути становления Сергея Квашнина как ювелира?
К сожалению, в советский период, когда я начинал свою творческую деятельность, наша профессия была закрытой, а слово ювелир даже считалось немного ругательным. Руководители государства делали все для того, чтобы ювелирное искусство было уделом избранных и не принадлежало широким массам. Найти профессиональную литературу было практически невозможно. Однако в училище мне все-таки удалось познакомиться с творчеством Фаберже, Овчинникова, Хлебникова, Сазикова и почерпнуть некую информацию о таких зарубежных брендах как Cartier, Boucheron, Bvlgari. Невольно я стал коллекционером книг, ради одной фотографии какого-то ювелирного изделия мне приходилось покупать большие сборники или каталоги по изобразительному искусству.
Кроме того, в это время вследствие скудного технического оснащения мастерских были существенные ограничения при реализации творческих замыслов. Я горжусь тем, что благодаря своим навыкам и умениям, стал одним из первых в СССР разрабатывать и внедрять в практику авторские инструменты, приспособления и оборудование, что позволило мне как специалисту сделать большой рывок вперед.

Вы владелец собственной ювелирной фирмы, какова ее основная концепция?
Обладая большим багажом знаний, я работаю практически во всех направлениях: как художник-гравер делаю штампы, как ювелир создаю украшения, ордена, медали, наградные знаки, пасхальные яйца, посудные группы и другое, кроме того разрабатываю и совершенствую инструменты и оборудование, использующиеся в нашем деле.  Ведь настоящий мастер своего дела должен не просто хорошо работать, но и создать средства производства. Некоторые из своих наработок я запатентовал, но существует более 350 инструментальных позиций, авторское право на которые подобным образом защитить пока не удается. Хорошая техническая база в свою очередь дает мне большой простор для творческих маневров.
Мое основное правило – учиться никогда не поздно, поэтому стараюсь применять в работе суперсовременные технологии, в том числе и компьютерные. Думаю, что в свое время огромный успех фирмы Карла Фаберже отчасти связан с использованием передовой по тем меркам техники. Однако во главе угла, конечно же, должен стоять творческий подход. Так было, есть и будет.

Что для вас лучшая похвала?
Начну ответ на вопрос с поговорки: «Время разбрасывать камни и время собирать камни». Это относиться не только ко мне и моим знакомым, но и к стране в целом.  Все профессиональные награды, в том числе и высшая - орден Карла Фаберже, достались мне в первую очередь за кропотливый труд, за преданность делу. Приятно, когда знающие люди считают тебя одним из ведущих специалистов отрасли не только в России, но и за рубежом. На протяжении последних четырех лет я делаю почетные знаки и ордена для мемориального фонда Карла Фаберже. Считаю это по своему высшей похвалой, так как за фондом стоят очень серьезные и уважаемые люди, элита российского и международного ювелирного искусства – Татьяна Федоровна Фаберже, почетный председатель фонда Карла Фаберже; Валентин Васильевич Скурлов, ученый секретарь фонда; Александр Николаевич Иванов, председатель фонда Карла Фаберже.

Вас довольно часто называют последователем Фаберже. Как вы считаете, нужно ли продолжать традиции русских мастеров?
Нельзя прерывать ту творческую дорогу, которая была заложена не нами. Чтобы создать что-либо стоящее, нужно обязательно хорошо знать прошлое, но я вовсе не призываю к тиражированию знаменитых работ Фаберже. На мой взгляд, это пустая трата драгоценного времени мастерами. Достойные художники, а таких с каждым годом все больше и больше, должны тщательно изучить творческое наследие, а затем, пропустив это все через себя, создавать новые шедевры.

Существует ли в современной России такое понятие как ювелирный дизайн или у нас только массовое производство?
Если при создании изделия мастер использует свои творческие способности, то, конечно же, мы имеем дело с одним из направлений современного дизайна. Ошибочно думать, что отечественные ювелиры значительно уступают своим зарубежным коллегам. Даже в компаниях среднего уровня время от времени появляются настоящие шедевры. Что же говорить о крупных корпорациях, которые достаточно много внимания уделяют разработке дизайна изделий, поскольку прекрасно понимают, что без этого фирме трудно двигаться вперед.
К сожалению, как я уже говорил раньше, в СССР на протяжении длительного времени ювелирное дело оставалось закрытой отраслью, «свежие» веяния извне редко доходили до мастеров. В 90-х, когда у нас официально открылись выставки ювелирного формата для всех, подчеркну слово для всех, уровень инструментальной оснащенности и художественного мастерства был достаточно низким. Однако прошло время и ситуация изменилась в лучшую сторону, ведь не зря же наши мастера всегда славились особым талантом. Западным компаниям в этом плане было легче, серьезная конкуренция заставляла их изо дня в день развивать художественную мысль и профессиональный уровень.

Можете выделить кого-нибудь из современных мастеров?

С большим удовольствием сделаю это, так как современные ювелиры – это мои друзья и знакомые. Эти близкие мне по духу люди прошли сложный творческий путь. Среди первых постсоветских мастеров хочу выделить следующих: Андрея Ананова, Алексея Помельникова, Виктора Павлова, Бориса Харитонова и многих других. Кроме того, мне импонируют фирмы, которые продолжают традиции старых мастеров, например, «Сирин»  (г. Москва),  «Русские ремесла» (г. Ярославль), «Гуриати» (г. Владикавказ), «Эстет» (г. Москва), «Альфа» (г. Санкт-Петербург) и другие. Хочу отметить, что появились молодые мастера и компании, которые показывают высокий профессиональный уровень выполнения ювелирных произведений. Ваш журнал будет способствовать выявлению лучших.









Фото: Сергей Иванович Квашнин с сыном Александром, исполнительным директором фирмы "КВАШНИН". Москва, июнь 2013 г.