понедельник, 21 марта 2016 г.

ЯЙЦА

ЯЙЦА.

Клейма.

Яйцо «Весенние цветы».
Клейма. На левой половине: «М.П.», «56». На правой половине: «М.П.», «56». На рокайлевой арматуре: «ФАБЕРЖЕ», «М.П.», двойник: «56 + якоря». Нацарапанный инвентарный № 44374.

= Яйцо 1885 года «Курочка». Клейм нет.
= Яйцо 1886 года «Курочка и сапфировое яичко». Местонахождение неизвестно.
= Яйцо 1887 года «Часы со змеей».
Клейма: «М.П.», двойник: «56+ якоря».
= Яйцо 1888 года. «Колесница с яйцом и два Ангела». Местонахождение неизвестно.
= Яйцо 1889 года «Несессер». Местонахождение неизвестно.
= Яйцо 1890 года
= Яйцо 1891 года «Память Азова».
Клейма: «ФАБЕРЖЕ», «М.П.» (в прямоугольнике), двойник: «72 + якоря».

= Яйцо 1892 года «Бриллиантовая сетка».
Клейма: «ФАБЕРЖЕ», «АН» (Август Хольмстрем), двойник: «72 + якоря».

= Яйцо 1893 года «Кавказское».
Клейма: «ФАБЕРЖЕ». «М.П.», двойник: «72 + якоря».

= Яйцо 1894 года «Ренессанс».
Клейма (на нижней части яйца): «ФАБЕРЖЕ», «М.П.», двойник: «72 + якоря»
Сюрприз «Христос и два Архангела». Клейма. На арматуре яйца: «Фаберже», «М.П.», двойник:  «56 + якоря». На ножке: «М.П.», двойник: «56 + якоря».

= Яйцо 1895 года "Двенадцать монограмм» (для императрицы Марии Федоровны).
Клейма: «ФАБЕРЖЕ», «М.П.», двойник: «56 + якоря».

= Яйцо 1895 года «Бутон розы» (для императрицы Александры Федоровны).
Клейма (на нижней части яйца): «Фаберже», «М.Р.» (в овале, точка посредине), двойник: «56 + якоря».

= Яйцо 1896 года «Шесть портретов Александра III». Музей Хиллвуд.

= Яйцо 1896 года «Двенадцать дворцов Александры Федоровны».
Клейма: «М.П.», двойник: «56+ якоря».

= Яйцо 1897 года «Три миниатюры». Местонахождение яйца неизвестно. Сюрприз в коллекции Фонда «Связь Времен» , с 2004 г.

= Яйцо 1897 года «Коронационное» (для императрицы Александры Федоровны).
Клейма: «М.П», двойник: «56+ якоря».

= Яйцо 1898 года «Пеликан» (для императрицы Марии Федоровны).
Клейма: «Фаберже», «М.П.», двойник: «56 + якоря».

= Яйцо 1898 года «Ландыши» (для императрицы Александры Федоровны).
Клейма: «М.П.», двойник: «56 + якоря».
= Яйцо «Кролик».
Клейма: «М.П.», двойник: «56 + якоря». Нацарапанный номер № 44255.


21 февраля 2005 г.
     Статья в петербургской вкладке газеты «ИЗВЕСТИЯ», позвонили с СПб НТВ. Приехали, сняли сюжет, показали вечером по телевизору. Звонила Анна Белоруссова, звонил Тизенгаузен.

22 февраля СПб НТВ вернулись к сюжету, показали Андрея Ружникова, как представителя Фонда «Связь времен». Говорил, «чтобы принимать решения, надо в течение часа, при яркой лампе, с лупой смотреть изделие. Г-н Скурлов не имел такой возможности посмотреть яйцо». Выступала Марина Лопато (Эрмитаж): «Г-н Скурлов имеет право на свое мнение. Я еще в 1993 году написала, что это яйцо не может быть императорским".

Звонили 22-23 февраля.
Радиостанция «Эхо Москвы». Мой комментарий. Это не первое такое яйцо, которое принимают за императорское, работы Фаберже. Были такие  яйца: «Конная статуя Николая II» 1913 года, яйцо «Кролик», яйцо «Сумерки». Это естественный процесс пересмотра артефактов. Посмотрите  каталоги Эрмитажа, атрибуция некоторых произведений регулярно меняется каждые 25-30 лет.

Газета «Версия».

Газета "Комсомольская правда». 23.02.2005
- Моя версия происхождения яйца «Весенние цветы».  Яйцо «Кролик», инв. № 44255 – настоящее, было куплено в 1921 году Александром Тилландером в Гельсинфорсе, а затем продано в 1924 г в Будапешт, за 1100 долларов. В 1950-х гг. в Вене работал известный поддельщик Фаберже, родом из Будапешта, еврей. Яйцо «Весенние цветы» появилось в марте 1961 года в магазине "А Ля Вьей Русси" («В Старой России»). Владелец магазина Александр Шеффер тоже родом из Будапешта. Яйцо появилось через полгода после смерти Евгения Карловича Фаберже (1874-1960), который мог остановить его победоносное продвижение на антикварный рынок. Яйцо почему-то сразу стали называть императорским, а Кеннет Сноуман включил его во второе издание книги. Теперь как в «Ревизоре», кто первым назвал Хлестакова «ревизором». – Бобчинский и Добчинский ? Почему так быстро поверили ?  Авторитет Сноумана ?

Звонили из газеты «Санкт-Петербург Таймс»
Звонили из газеты «Смена» (Санкт-Петербург, Мария Васькова).
Звонили из газеты «Коммерсантъ»(Петербург).
Звонили из журнала «Итоги» (Москва). Бабиченко Денис Леонидович (тел.753-41-26)

Приложение 6 из книги «Императорские пасхальные яйца фирмы Фаберже», 1997, авторы: Т. Фаберже, В. Скурлов, Л. Пролер.

Список драгоценных и других предметов Аничкова Дворца. Архив Оружейной палаты Московского Кремля. Фонд 20, опись 1917, дело 5.
Начато: 24 сент. 1917 г. Кончено: 20 сент. 1917 г.

Предметы. Принадлежащие Ея Имп. Величеству Марии Федоровне:

  1. Яйцо золотое, в виде Птицы, крытое красной эмалью.
  2. Яйцо из зеленой эмали, усыпанное жемчугом и с четырьмя образками.
  3. Яйцо из нефрита на золотой подставке и с портретом Императора Александра III в медальоне. [1902 год ]
  4. Яйцо серебряное, внутри вызолоченное, большое.
  5. Яйцо золотое, крытое розовой эмалью с бриллиантами и изумрудами. Внутри яйца вложена перламутровая ширмочка с видами в золотой оправе. [1890 год - В.С.]
  6. Яйцо золотое, с розовыми эмалевыми медальонами, украшенное жемчугом и бриллиантами [1914 год – В.С.]
  7. Яйцо золотое, крытое красной эмалью с бриллиантовыми узорами 1893 в медальонах с жемчугом и бриллиантами.
  8. Яйцо яшмовое в золотой оправе с бриллиантовым украшением; внутри модель судна золотая [1891 год – В.С.]
  9. Яйцо - Несессер золотое, украшенное разноцветными драгоценными камнями [1889 год – В.С.]
  10. Яйцо серебряно-золоченое с эмалью и флакончиком внутри.
  11. Яйцо яшмовое в золотой оправе с украшением бриллиантиков; внутри – золотая ширмочка сердцеобразной формы под короною, украшенная бриллиантом и именными вензелями в красных эмалированных медальонах [1899 год – В.С.]
  12. Яйцо хрустальное в серебряной оправе, украшенное бриллиантиками на пьедестале: внутри памятник Императору Александру III [1910 год – В.С.]
  13. Яйцо золотое, крытое лиловой эмалью с бриллиантовым украшением, внутри – каменная вазочка с серебряным лебедем [1906 год – В.С.]
  14. Яйцо-ширмочка золотое с медальонами, украшенными жемчугом, с приделанными эмалированными Лебедем к нему; пьедестал золотой на четырех ножках [1898 год – В.С.]
  15. Яйцо золотое, украшенное бриллиантиками с сапфиром; к нему: пьедестал серебряно-золоченый в виде двухколесной тележки с Амуром [1887 год – В.С.]
  16. Яйцо золотое, крытое белой эмалью с красным крестом на подставке; внутри – перламутровая  с белой эмалью ширмочка с портретами Высочайших особ в золотой оправе.[1915]
  17. Яйцо хрустальное, на пьедестале в бронзовой оправе, с Павлином внутри [1908 – В.С.].
  18. Яйцо нефритовое, в золотой оправе с бриллиантовой сеткой; пьедестал нефритовый с тремя серебряными Амурчиками [1892 год – В.С.].
  19. Портмоне серебряно-вызолоченное в виде яйца, крытое красной эмалью с одним сюрпризом (ПОЧЕМУ ОДНИМ СЮРПРИЗОМ, РАЗВЕ МОЖЕТ БЫТЬ ДВА ИЛИ ТРИ СЮРПРИЗА ? – В.С.; ПОЧЕМУ НЕ УКАЗАНО НАЛИЧИЕ ПЬЕДЕСТАЛА, ПО ДРУГИМ ЯЙЦАМ ПЬЕДЕСТАЛ ПРИСУТСТВУЕТ В СПИСКЕ? - В.С.)
  20. Яйцо серебряное, крытое белой краской, с вложенным золоченым яйцом и Курицей [1885 год – В.С.]
  21. Яйцо яшмовое с одним каменным и металлическим подвесками.
  22. Яйцо каменное с аметистовой головой и рубиновыми глазами Мопса.
  23. Яйцо каменное красное.
  24. Яйцо каменное с птичьей головой и рубиновыми глазками.
  25. Яйцо каменное в серебряно-золоченой оправе с эмалью.
  26. Яйцо золотое в стиле рококо, крытое зеленой эмалью и украшенное бриллиантами, на подставке.
  27. Яйцо нефритовое в золотой оправе.
  28. Яйцо кожаное с семью золотыми жетонами.
  29. Яйцо каменное, открытое в золотой оправе.
  30. Яйцо серебряно-вызолоченное с эмалью и образком Святого Александра Невского внутри.
  31. Яйцо костяное в серебряной оправе, на четырех ножках.
  32. Часы в виде яйца, лиловой эмали на треножнике, с украшением жемчуга и бриллиантов.
  33. Яйцо золотое с портретом Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны.
  34. Часы золотые в виде вазочки, на треугольном пьедестале, украшенные бриллиантами и разноцветной эмалью.
  35. Дерево в виде лаврового из нефрита на пьедестале, оправленном в золото с драгоценными разноцветными камнями и поющей птичкой [1911 год – В.С.]

Список подписан Начальником Управления Аничкова Дворца генерал-майором Ерехович (?) 14 сентября 1917 года, Петроград.
Всего 84 ящика. 19/20 сентября 1917 г. принято в Оружейную Палату.

Фонд 20, опись 1922 г., дело 23.

Вещи бывших императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны:

1.      Одно хрустальное яичко с Фигурами внутри на золотой подставке с 8-ю бриллиантами, розами и жемчугом [сюрприз от 1894 года – В.С.].
2.      Яйцо серебряное с тремя фотографиями.
3.      Одно серебряное яйцо с портретами внутри.
4.      Одни золотые часы - яйцо с тремя алмазами, розами и жемчугом [1900 года для Марии Федоровны – В.С.].
5.      Одно золотое яйцо с часами, с бриллиантовой подавкой [кнопкой – В.С.], на золотой подставке, с тремя сапфирами и розами [1887 год – В.С.]
6.      Одни золотые часы в виде Вазы с розами [1901 год – В.С.].
7.      Одна золотая Курица, осыпанная розами на золотой подставке.

Фонд 20, опись 1922 года, дело 23.

1.      Одна серебряная Корзиночка с цветами, в оправе с розами.

2.      Один порт-шез с двумя Арапами, золотой с эмалью [сюрприз от яйца 1914 года – В.С.]. 

ЦЕРКОВНЫЕ ВЕЩИ – подарки из Кабинета Его Величества (1872-1917 гг.).

             ЦЕРКОВНЫЕ ВЕЩИ – подарки из Кабинета Его Величества (1872-1917 гг.).


        После отмены Петром I патриаршества, церковь в России до 1917 г. являлась институтом государственной власти. Священники за беспорочную службу получали государственные ордена и медали. Из Кабинета Его Величества они получали ордена с драгоценными камнями (Св. Апостола Андрея Первозванного, Св. Владимира, Св. Благоверного князя Александра Невского, Св. Анны), очень редко - настольные медальоны с портретами государей и даже часы.
        Существовал особый набор кабинетских подарков, которыми поощрялись только священнослужители. Это наперсные кресты: золотые с драгоценными камнями и просто золотые, митры, кресты с драгоценными камнями на митру или клобук, посохи, панагии с драгоценными камнями и кресты для преднесения при богослужении.
         Проанализируем только одну позицию наградных церковных вещей. Одной из самых почетных наград для рядовых военных священников был золотой крест на георгиевской ленте. За время царствования императора Александра III (1881-1895) вручено священнослужителям 125 золотых крестов с цепочками при средней цене одного креста 165 руб., но только четыре военных священника получили крест на георгиевской ленте. Кресты эти исполнили  фирма придворных фабрикантов Сазикова и придворный ювелир Зефтиген. В 1901-1902 гг. вручено из Кабинета  четыре креста на георгиевской ленте, в 1904 году –  два, но уже в 1905-1906 гг. в связи с русско-японской войной – 72 креста, большинство работы придворного ювелира Гана. 5 июня 1905 года был награжден крестом на георгиевской ленте священник Георгий Шавельский, последний протопресвитер Русской армии и флота, оставивший в эмиграции известные «Воспоминания». В период первой мировой войны награждено крестами на георгиевской ленте 160 военных священников. Последним такую награду получил 3 августа 1917 года кардинал Реймского собора Люсон, крест работы Торгового дома И.Е.Морозова, по цене 160 руб. После августа 1917 г. оставшиеся неврученными вещи из подарочного фонда бывшего Кабинета были эвакуированы Временным правительством в Москву. Судьба этих вещей неизвестна, но имеются факты появления таких неврученных кабинетских подарков на антикварном рынке. Более ценятся вещи, врученные конкретному адресату, чем такие обезличенные. 14 мая 1915 года и 16 июля 1916 года панагиями на георгиевской ленте были  награждены соответственно епископ Дмитровский Трифон и епископ Кременецкий Дионисий. Это редкие случаи награждения панагией на георгиевской ленте. Лютеранские пасторы и римско-католические капелланы русской армии и флота получали также в награду за подвиги кресты из Кабинета на георгиевских лентах. Это были кресты католического и лютеранского образца. Для Фаберже наперсные кресты исполнял серебряных и золотых дел мастер Эмиль Линдрооз (Линдруз), проживал по адресу Гороховая улица, 17. В то же доме жил и работа придворный ювелир Фридрих Кехли.
        За период правления императора Александра III (1881-1894 гг.) пожаловано из Кабинета Е.В. церковных вещей (предметов культа) – 369, в том числе только 9 панагий на сумму 13 451 руб. при средней стоимости панагии 1 500 руб. На самом деле, церковных вещей больше, просто часть их них отнесена к группе «разные изделия».
        В тот же период вручено 44 образа на сумму 22 025 руб. (средняя цена 501 руб.), 3 митры и клобука на 476 руб. (средняя цена 159 руб.), 23 бриллиантовых креста на клобук на сумму 8328 руб. (средняя цена 2776 руб.), 24 креста с драгоценными камнями на сумму 20119 руб. (средняя цена 838 руб.), 33 креста золотых на сумму 4965 руб. (средняя цена 150 руб.)
        Подсчет наград-подарков из Кабинета за периоды царствования императоров Александра III и Николая II, как в целом, так и по отдельным позициям и группам  не производился. Это является предметом последующих исследований. Можно заметить, что церковных вещей за период царствования последнего императора Николая II, вручено из Кабинета Е.В. в качестве подарков-наград, неизмеримо больше, чем за период предыдущего царствования. Огромное количество подарков было вручено в 1896 году, в связи с коронацией, в 1904 году, в связи с рождением наследника-цесаревича, и, особенно в 1913 году, в связи с празднованием 300-летия Дома Романовых.
        Предлагаемая брошюра является одним из разделов будущего двухтомного Справочника «Подарков из Кабинета Его Величества. 1867-1917 гг.», охватывающего  пятьдесят предреволюционных лет. Работа по составлению этого Справочника ведется авторами на протяжении уже нескольких лет и сдерживается как сложностями технического плана, так и колоссальными массивами исследуемой информации.  Брошюра будет полезна не только профессиональным историкам, но и антикварам, искусствоведам, генеалогам и простым любителям истории.
        Настоящий Список составлен на базе фонда Кабинета Его Величества Российского государственного исторического архива. По большинству предметов охвачен период 1881- 1917 гг., то есть с начала царствования императора Александра III до времени ликвидации Министерства императорского двора и его структур. По некоторым предметам охвачен временной период 1872 -1880 гг. В то же время не до конца документирован период 1916-1917 гг.
         Основной массив информации взят из «Книг прихода и расхода вещей Кабинета». В этих книгах учитывались: в левой части, на странице «Приход» - дата поступления вещей на баланс Кабинета, фамилия ювелира (не всегда) или фамилия продавца  и цена. В правой части книги – также дата передачи вещи награжденному лицу, фамилия нового обладателя или название учреждения, куда предмет передан и цена. На обеих сторонах журнала имеется также графа «количество», но практически учитывался всегда только один предмет.
           Журнал записывался вручную, чиновники менялись каждые пять-десять лет, почерк у каждого был разный, разбор записей представлял определенную, иногда значительную трудность; иногда фамилии и должность награжденного просто неразборчивы. Особенно сложно было расшифровывать фамилии награжденных, поэтому в написании адресата подарки-награды возможны неточности. Некоторые подарки обезличены, поскольку направлялись в распоряжение канцелярии обер-прокурора Священного Синода. Устранение этих неточностей, в большинстве случаев, возможно с привлечением дополнительных архивных документов канцелярии обер-прокурора  Святейшего Синода и также основного массива архивных документов Кабинета Его Величества. Количество вещей, исполненных ювелирами значительно меньше, чем количество награжденных, поскольку практиковалась обратная покупка кабинетских вещей. После смерти получателя.  В 1880-х годах такие покупки Кабинет начал ограничивать. Обратно приобретались только изделия  с портретом или вензелем императора и ордена с бриллиантами.  По церковным вещам такого условия мы не обнаружили.
         Панагия как принадлежность архиерейского сана представляет собой медальон диаметром пять-восемь сантиметров, на котором, как правило, изображена Божия Матерь. Одна панагия – принадлежность всех архиереев, две же присвоены главам автокефальных  или автономных, Православных Церквей. Крайне редко до 1917 года панагию  жаловали и архимандритам.
         Примерно с середины 1980-х годов, в Русской Православной Церкви появилась еще одна разновидность наград –  именная панагия. Ее удостаивают митрополитов, имеющих право на ношение двух панагий, и епархиальных архиереев. Она заменила собой награду, существовавшую до революции, - панагию с драгоценными камнями, которую до 1917 года жаловал государь. Панагии, как и другие церковные вещи для нужд Кабинета Е.В. исполняли лучшие российские ювелирные фирмы. Сама принадлежность вещи к Кабинету априори обусловливала высокое ювелирное качество. Панагии исполняли придворные ювелиры и поставщики Болин, Фаберже, Ган, Бланк, Овчинников, Жевержеев, Морозов, Оловянишников, Овчинников.
        Фирма Фаберже активно участвовала в изготовлении церковных вещей для нужд Кабинета Е.В. Эта сторона творчества фирмы, к сожалению, практически не исследована. Одной из причин такого положения, является  отношение к предметам церковного культа со стороны советского государства. Помимо изъятия церковных ценностей в начале 1920-х гг., следует отметить полный запрет производства предметов культа  ювелирными предприятиями постановлением Совнаркома от 1929 года. Этот запрет был снят только через 60 лет, в 1989 году. Много церковных золотых, серебряных и ювелирных вещей ушло в Торгсин в 1931-1936 гг.
        Представляет интерес тот факт, что несколько десятков окладов для крестинных икон и икон к бракосочетанию для императорской семьи в 1890-1917 гг., были исполнены фирмой Фаберже. Специализацией фирмы были оклады и ризы к иконам Феодоровской Божией Матери. Сами иконы в партнерстве с фирмой Фаберже исполняли известные петербургские художники Брусников и Платонов, а также московский художник Василий Гурьянов, носивший официальное звание «придворного иконописца». Отмечено сотрудничество с Кабинетом Е.В. таких  художников как проф. Виктор Васнецов, проф. Карл Вениг (двоюродный брат Карла Фаберже), художники А.П.Блазнов и А.П.Эйснер. Последние два  сотрудничали с фирмой Фаберже в изготовлении миниатюрных портретов. После 1902 года  Алексей Блазнов прекратил свою 9-летнюю работу для Кабинета  и активно участвовал в реставрации храмовой живописи на Волыни, под руководством академика Суслова. Художник Эйснер известен своими поисками образцов фресковой живописи в грузинских храмах, за что получил премию Императорской Академии художеств. Образа, писанные проф. Виктором Васнецовым для Кабинета, считались образцовыми. Так, ко дню бракосочетания императора Николая II в 1894 году иконы Спаса Нерукотворного и Феодоровской Божией Матери были исполнены Виктором Васнецовым, оклады фабрикантом Кейбелем. Цена за оба образа в окладах и ризах составила 11 250 руб. Для бракосочетания великой княгини Ольги Александровны, сестры монарха, в 1901 году были представлены из Кабинета такие же иконы – копии, исполненные художников Алексеем Блазновым с образов работы Виктора Васнецова; оклады и ризы из драгоценных камней от придворного фабриканта  Кейбеля, цена за обе иконы 10 4621 руб.50 коп.  Фирма «Кейбель», более известна в этот период (1870-1917 гг.) как исполнитель орденов для Капитула. Также изготовляли оклады для Кабинета фирмы: петербургская «Братья Грачевы» и московская  П.А. Овчинникова.
        Для Кабинета Е.В. мастера фирмы Фаберже изготовили около 50 крестов с драгоценными камнями. Помимо Кабинета, фирма Фаберже исполняла немало церковных вещей как для членов императорской семьи, так и для прочих заказчиков. Известны по документам оклад для иконы по заказу Кавалергардского полпа для Храма Вознесения Христова (Спас-на-Крови) и серебряный алтарь, исполненный для храма Кавалергардского полка, по проекту Леонтия Бенуа. Судьба алтаря до сих пор неизвестна историкам Петербурга. неизвестна. Храм разобран в 1934 году.
          Митры и клобуки исполнялись мастерицами из Нового Торжка. Был заключен длительный контракт Кабинета с кустарным отделом Новоторжской земской управы. Также митры исполняла знаменитая фабрика Жевержеева в Петербурге.
           Наперсные кресты с драгоценными камнями исполнены фирмами Фаберже,  Жевержеева, Оловянишникова, Гана, Бланка, Морозова.
           Следует отметить, что большинство церковных предметов для Кабинета Е.В. исполнялись петербургскими ювелирными фирмами, практически все они – придворные поставщики и придворные фабриканты.  Это обстоятельно определяло и гарантировало высокий художественно-эстетический уровень изделий при оптимальной цене. Из москвичей можно отметить только фирму Оловянишникова, и то после 1905 года, и фирму Дмитрия Смирнова из Суздаля и Москвы, получившего звание придворного поставщика в 1912 году.
          Мы не рассматривает такой ассортимент кабинетских подарков, как фарфоровые, стеклянны и каменные пасхальные яйца, которые изготовлялись ежегодно для царской фамилии на императорских фарфоровом и стеклянном заводе и на гранильных фабриках. Такие изделия исполнялись сотнями штук.
       Следует отметить такой интересный факт. Московская фабрика фирмы Фаберже. Раз в год, в день святого Александра, покровителя ремесленников и в день заключения договором мастеров с хозяевами, во двор фабрики торжественно привозилась икона Иверской Божией Матери и проходил молебен. Затем выставлялось угощение.
           Индекс имен дает богатый биографический материал по русскому духовенству.
          11 ноября 1913 года, будущий Патриарх Всея Руси, а тогда еще архиепископ Костромской Тихон получил из Кабинета панагию, работы фабриканта Жевержеева, стоимостью 800 руб. 11 мая 1916 года, он же, уже будучи преосвященным миторополитом Литовским, получил из Кабинета бриллиантовый крест на клобук работы лучшего петроградского ювелира Карла Бланка, стоимостью 1000 руб.
         12 мая 1911 года наперсный крест с драгоценными камнями, работы фирмы Жевержеева, 270 руб., получил из Кабинета Е.В., протоиерей, отец Иоанн Восторгов. 
         21 августа 1904 года получил наперсный крест с апыфирами и бриллиантами из Кабинета Е.В. протоирей Иоанн Кронштадский (Сергеев Крест этотстоимостью в 783 руб. был приобретен Кабинетом в 1896 году от протопресвитера отца Иоанна Янышева, духовника обеих императриц, но 17 августа 1904 года отдан ювелиру на «удорожание», с учетом высокого статуса отца Иоанна Кронштадского. Новая цена составила 1000 руб. Удорожание обычно заключалось в замене бриллиантов  более высоких характеристик.  
         Высокопреосвященный Антоний, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский, с 1887 г. епископ Выборгский, в 1892 оду, при возведении в сан  архиепископа Финляндской епархии получил из Кабинета Е.В. панагию с рубинами, сапфирами, жемчугами и бриллиантами, 1500 руб. В 1898 году, при возведении в сан митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского – крест на клобук, 1911 руб. и клобук белый в 45 руб. В 1900 году при назначении первенствующим членом Священного Синода – бриллиантовый крест на митру, 1223 руб. В 1903 году – посох с драгоценными камнями, 1900 руб. В 1904 году, по случаю рождения наследника-цесаревича – панагия с драгоценными камнями, 4000 руб. В 1907 году – бриллиантовые знаки ордена Св. Благоверного князя Александра Невского, 2000 руб.
           Высокопреосвященный Владимир, митрополит Московский и Коломенский. В 1886 году – епископ Старорусский, в 1892 г. назначен экзархом Грузии, архиепископ. В 1895 г. получил из Кабинета Е.В. бриллиантовый крест на клобук, 1485 руб. В 1896 г., по случаю коронации, панагию, 1322 руб., в 1898 г. назначен митрополитом Московским и Коломенским. В 1900 г. – бриллиантовый крест на митру, 1226 руб., в 1903 г. – посох серебряный вызолоченный с бриллиантами и цветными камнями, 1849 руб.
        ВЫВОДЫ по докладу.
        Рекомендуется введение почетного звания «Поставщика Священного Синада РПЦ» или «Поставщика Патриархии». Требования к присвоению звания должны быть такими же строгими, как и до революции к званию поставщиков Высочайшего двора, с персонализацией этих званий.
         Расширить постоянно действующую экспозиции произведений выдающихся ювелирных фирм в Музее религии и атеизма и расширить подобные экспозиции в других музеях. Выделить раздел «Религиозное искусство» из общего раздела «ювелирное искусство» в таких музеях, как Оружейная палата и Государственный Исторический.
          Переиздать книгу С.И.Вашкова «Религиозное искусство» (М.: 1913 год), главного художника фирмы Оловянишникова.
          Издать каталог панагий и крестов из сокровищницы Троице-Сергиевой лавры.
          Переиздать каталоги дореволюционных фирм, специализировавших на церковных вещах: Оловянишникова, Немирова-Колодкина, Морозова, Журина и других.
           Подготовить к изданию каталог лучщих образцов  религиозного искусства, прошедших последние 30 лет через международные аукционные дома «Кристи» и «Сотбис».  


Валентин Скурлов, консультант-исследователь Рсского отдела Аукционного дома «Кристи» (1996), эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ (2002), научный редактор журнала «Антикварное обозрение» (2000).



      ПРИЛОЖЕНИЕ.

      ПОСТАВЩИКИ Высочайшего Двора (по состоянию на 1914 год), исполнявшие церковные вещи.

Абросимов Дмитрий, серебряные изделия, 1871 год.
Абросимов Петр, серебряные изделия, 1881.
Бутц, ювелир, 1881.
Болин Василий, Москва, серебряные изделия, 1912.
Верховцев Сергей, серебряные изделия, 1871.
Ган Карл, ювелир, 1895.
Генрихсен Эмиль, серебряные и бронзовые изделия, 1896.
Ган Дмитрий (фирма «К.Ган»), ювелир, 1903.
Гурьянов Василий, Москва, иконы, 1912.
Дикарев Иван, Москва, иконостасы и киоты,1914.
Естифеев В., парчевые изделия, 1911.
Епанечников Николай, Москва, церковная утварь, 1913.
Жевержеев Иван, Петербург, фабрика парчовых изделий, 1891.
Зефтиген Леопольд, ювелир, 1869.
Ионов Фю и Естифеев В., парчовые изделия, 1904.
Ионов Ф.С.. сыновья и Ко., парчовые изделия, 1905.
Лихачев Иван с сыновьями, золототканые изделия, 1859.
Любавин Александр, серебряные изделия, 1900.
Любавин Николай, серебряные изделия, 1905.
Мешков Сергей, церковная утварь, 1906.
Мартынов Василий, торговый дом «Микеров», церковное облачение, 1912.
Морозов Иван Екимович, золотые и серебряные вещи, 1881.
Морозов Владимир Иванович, фирма «И.Е.Морозов», 1894.
Морозовы Мария и Сергей Ивановичи, серебряные вещи. 1912.
Овчинников П.В., Москва, серебряные вещи, 1881.
«Овчинникова сыновья», серебряные вещи, 1894.
Оловянишникова П.А. сыновья, иконы, церковная утварь и колокола, 1909.
Постниковы Андрей, Алексей и Дмитрий, серебряные изделия, 1879.
Сазиковы Игнатий, серебряные вещи, 1857.
Соколов Александр, Петербург, серебряные вещи, 1873.
Смирнов Дмитрий, Москва, чеканные оклады на иконы, 1912.
Фаберже Карл, ювелир, 1885.
Фаберже Карл, придворный ювелир, 1910.
Хлебников Иван Петрович, серебряные изделия, 1879.
Хлебников Николай, представитель Т-ва «И.П.Хлебников и Ко», 1898.




     
                                СОДЕРЖАНИЕ.
Посохи…………………………………………………………………………………6
Митры и клобуки……………………………………………………………………   6
Панагии……………………………………………………………………………………25
Кресты на клобуки и митры……..………………………………………………………30
Наперсные кресты с драгоценными камнями……………………..................................33
Наперсные кресты золотые……………………………………………………………….60
Церковная утварь………………………………………………………………………….73
Образа………………………………………………………………………………………78
ИНДЕКС ИМЕН…………………………………………………………………………...95  

                                Л И Т Е РА ТУ РА.


       Игорь Полторак, Валентин Скурлов. «Драгоценный подарок из Кабинета Его императорского Величества». – Журнал «Антикварное Обозрение», № 1, 2001
       Игорь Полторак. «Высочайший подарок – вещь и награда». – Журнал «Антикварное Обозрение», « 2, 20001
        «Панагии». (Автор: Валентин Скурлов).-  Журнал «Антикварное Обозрение», № 2, 2001.
        Валентин Скурлов. «Золотой крест на георгиевской ленте». – Журнал «Антикварное Обозрение», № 1, 2002.
        Игорь Полторак. «Высочайшие подарки». – Журнал «Антикварное Обозрение», № 3, 2002.
        Валентин Скурлов. «Список лиц, получивших подарки из Кабинета Его Величества (1891-1916 гг.)».- Санкт-Петербург, 2002.
         Светлана Честных, Валентин Скурлов. «Список поляков, награжденных подарками из Кабинета Его Величества (1881-1917 гг.)». – Санкт-Петербург, 2004.


Цены на императорские пасхальные яйца Фаберже. СПРАВКА. Текст: В.В.Скурлов, 2007.

Цены на императорские пасхальные яйца Фаберже.
СПРАВКА.
Текст: В.В.Скурлов, 2007.

        В конце 1980-х годов я стал систематически изучать цены на изделия Фаберже, используя материалы Российского государственного исторического архива (в Санкт-Петербурге). В 1997 году эти сведения были опубликованы в книге «Императорские пасхальные яйца фирмы Фаберже», авторы: Татьяна Фаберже, Линнет Пролер и Валентин Скурлов.
       Всего на аукционах КРИСТИ и СОТБИС в 1989-2007 гг. продано 15 императорски яиц и 5 яиц, приравненных к императорским. Крупнейшая сделка состоялась в 2004 году, когда коллекцию из 9 императорских и 3 «похожих на императорские» яиц перешли из собственности семьи Форбс российскому коллекционеру Виктору Венсельбергу (Фонд «Связь Времён»).
       КРИСТИ, Женева, 10.05.1989 - «Кедровая шишка». Яйцо 1900 г.
из коллекции Варвары Кельх. Долгие годы считалось, что это яйцо принадлежало императрице Марии Фёдоровне, что, конечно отразилось на ценообразование. Даже, после установления истины в 1979 году, яйцо воспринималось в массовом сознании как «императорское». Оценка аукциона составляла. Продажа: 3 190 000 $. Я помогал сотруднице КРИСТИ, Нью-Йорк г-же Н. Павловой-Кауфман в подготовке исторической справки для каталога, предоставив материалы из Российского государственного исторического архива.

       КРИСТИ, Нью-Йорк, 19.04.1990. – «Бонбоньерка». Яйцо 1903 года из коллекции Варвары Кельх.

       СОТБИС, Нью-Йорк, 10.06.1992, лот 291 – «Трофей любви». Яйцо 1907 года из коллекци императрицы Марии Фёдоровны. Цена в 1907 году: 9 700 руб.(4 850 $). По курсу 1992 года -  97 000 $.  В 1992 году оценка: 3 000 000 $, продажа: 3 190 000 $, включая премию аукциона.
       КРИСТИ, Женева, 17.05.1994. – «Цветущая яблоня». Яйцо 1901 года из коллекции Варвары Кельх.

       КРИСТИ, Женева, 16.11.1994. – «Зимнее (Ледяное)». Яйцо 1913 года из  коллекции императрицы Марии Фёдоровны. Мною найден счёт фирмы Фаберже на это яйцо. Цена в 1913 году составила 24 600 руб. (12 300 $ в ценах тех лет, что соответствует  246 000 $ по курсу 1994 года). Оценка:    Продажа: 5 579 000 $.

       КРИСТИ, Нью-Йорк, 15.04.1997. – «Цветущая яблоня». Яйцо 1901 года из коллекции Варвары Кельх.

       КРИСТИ, Нью-Йорк.- «Бриллиантовая сетка». Яйцо 1892 года из коллекции императрицы Марии Фёдоровны, цена 4750 руб.  Ранее яйцо было продано 05.12.1960 года на аукционе СОТБИС, Лондон, в комплекте с подставкой, изображающей группу из трёх Амуров. Цена в 1960 году 2 400 ф.ст. Первоначально, яйцо имело сюрприз в виде Слоника из слоновой кости, украшенного эмалью, с погонщиком на спине.

       КРИСТИ, Нью-Йорк, 2002 – «Ледяное (Зимнее)». Яйцо 1913 года из коллекции императрицы Марии Фёдоровны. Продажа: 9 600 000 $.
       СОТБИС, Нью-Йорк, январь 2004 года. Аукцион не состоялся. Коллекция Форбс. Предварительные оценки:
       «Коронационное». Яйцо 1897 года для императрицы Александры Фёдоровны. Оценка: 18-24 млн. $.
       КРИСТИ, Лондон, 28.11.2007.- «Ротшильдовское». Исполнено в 1902 году. Яйцо-часы соответствуют по стилю и качеству яйцу «Петущок», исполненному в 1900 г. для императрицы Марии Фёдоровны (цена 6 500 руб.) и яйцу «Шантеклер», исполненному для Варвары Кельх в 1904 г.

       Факторы, влияющие на ценообразование пасхальных яиц фирмы Фаберже:

1.      Принадлежность к императорской семье. Яйцо Метцгера приобрёл император Александр III, что позволяет причислить его к группе «Императорских пасхальных яиц».
2.      Сложность изготовления и качество работы. В мире осталось очень мало часов, со сложным механизмом Мозера конца XIX. Качество работы по нефриту и исполнения серебряной позолоченной арматуры является эталонным.
3.      Цена во времена Фаберже (архивные сведения). Подарки из Кабинета Его Величества ценою свыше 300 руб. – считались дорогими. Тем более, яйцо - часы по цене 2000 руб. должны считаться сверхдорогим подарком. Цена 2000 руб. за яйцо Метцгера корреспондирует с ценами на императорские пасхальные яйца для Марии Фёдоровны 1887 года – 2 160 руб., 1888 года – 2 100 руб. и 1889 года – 1900 руб.
4.      Сохранность. Сломанные предметы практически не продаются. Даже реставрация резко снижает шансы предмета быть проданным.
5.      Комплектность. Наличие собственного оригинального футляра фирмы существенно повышает ценность предмета, поскольку позволяет лучше сохранять изделие и повысить степень атрибуции изделия.
6.      Фамилии предыдущих владельцев. Яйцом Метцгера владел один из лучших докторов Европы, обслуживавший королевские  и императорские семьи. Яйцо не покидало семьи потомков д-ра Метцгера. Часто предметами Фаберже владели выдающиеся деятели своего времени, в том числе д-р Хаммер, Лансдейл Кристи, Малкольм Форбс, не говоря уже о членах английской королевской семьи.
7.      Участие в выставках и библиография. Яйцо Метцгера отражено в публикациях, ТВ и кино, участвовало в выставке 1992 года в Царском селе.
8.      Цены предыдущих продаж. Аналогия, исторические прецеденты и сложившаяся практика цен на объекты искусства, не только изделий Фаберже. Наиболее показательна продажа на аукционах «Зимнего (ледяного) яйца». На аукционе СОТБИС. Лондон 08.02.1949 оно было продано за 1870 фунтов (с учётом премии 10 %), или 5 236 $ . По курсу 1994 года это означало 45 000 $. В 1994 году это же яйцо продано за 5 587 300 $, а в 2002 году за 9 600 000 $.

9.      Мировая конъюнктура, цены на энергоносители и золото. Цены на нефть резко меняют конъюнктуру рынка Фаберже. До 1979 года важными покупатели изделий Фаберже были родом из Ирана. Цена на нефть до дефорлта 1998 года была 20 $ за баррель. После дефолта в августе 1998 года – 9 $. В начале 2007 года – 60 $ за баррель, а в ноябре 2007 года – почти 100 $. Многие современные российские миллиардеры связаны с нефтяным бизнесом. Цена на золото в 2003 г. была около 300 $ за унцию, в августе 2007 – 680 $, а в ноябре того же года – 825 $.

10.  Конкуренция клиентов. После 2000 года резко повысилась конкуренция на рынке изделий Фаберже. На рынок пришли покупатели из Объединённых арабских эмиратов. Один из них приобрёл в 2002 году «Ледяное (Зимнее)» яйцо и выставил его в музее в Дохе. Он же приобрел более 10 камнерезных фигурок серии «Русские типы», ценою более миллиона долларов каждая. По состоянию на апрель 2007 года в России учтено не менее 250 000 «долларовых» миллионеров.  Количество русских клиентов аукционных домов КРИСТИ и СОТБИС за последние пять лет увеличилось не менее чем в три раза. Только в 2004 году на рынке изделий Фаберже объявился миллиардер Виктор Вексельберг, который авансировал инвестиционному фонду «Аврора» 100 млн. $ на покупку русского антиквариата.
11.  Страховая стоимость. Страховая цена изделия во времена Фаберже соответствовала себестоимости изделий. Страховые кампании не заинтересованы в больших выплатах, поэтому занижают стоимость страхуемых предметов. Именно поэтому, страховую цену в 2 500 000 $ на яйцо Метцгера в 2000 году следует признать минимальной. При определении страховой оценки, кампании, естественно учитывают мировые цены и тренд этих цен на аналогичные предметы.

       Агафон Карлович Фаберже рассказывал Г.Ч. Бэйнбриджу, что стоимость императорcких пасхальных яиц составляла 30 000 руб. Максимальная сумма из найденных счетов, составляет 24 600 руб. за императорское яйцо «Зимнее (Ледяное». 1913 года. Сумма 30 000 руб. относится  к императорским пасхальным яйцам 1914 года: «Мозаичное» и «З00-летие дома Романовых». Фирма Фаберже сразу после Пасхи 1914 года получила из Кассы Императорского двора более 59 000 руб., то есть почти 30 000 руб. за каждое из яиц.
       Яйцо - часы Метцгера невозможно  сравнивать по цене я императорским яйцом «Мадонна Лилия» (1899 год, для Александры Фёдоровны), поскольку  хранится в коллекции Оружейной палаты Московского Кремля и никогда не оценивалось на аукционах КРИСТИ и СОТБИС. Страховая оценка «Мадонны Лилии» представляет коммерческую тайну.
     Можно делать  сравнительные оценки.  Яйцо в 1897 году оценивалось в 6 750 руб.  Двумя годами раньше, в 1897 году, яйцо «Коронационное» по счёту фирмы Фаберже оценивалось в 5 500 руб. В 2004 году «Коронационное яйцо» на СОТБИС получило оценку в диапазоне 18 – 24 млн. $. Следовательно, и яйцо «Мадонна Лилия» могло бы в 2004 году стоить не менее 18 – 24 млн. $. Яйцо «Ротшильдовское» в 2008 году оценено в 12 – 18 млн. $, а в 1902 году оценивалось приблизительно в 6 500 руб., примерно столько же, как яйцо «Мадонна Лилия». Фирма WARTSKI в марте 1979 г. продало в коллекцию Форбса за 2 160 000 $ два яйца: «Коронационное» и «Лилии с тремя портретами» (цена в 1898 году 6 700 руб.).


Яйцо «Метцгеровское» в 1893 году стоило 2000 руб., приблизительно в три раза дешевле, чем яйцо «Коронационное» (1897) или «Мадонна Лилия» (1899) или «Ротшильдовского» (1902). Следовательно, при оценке «Коронационного яйца» в 18 – 24 млн. $ (в 2004 году)  и «Ротшильдовского» в 12-18 млн. $ (в 2007 году), аукционная оценка «Метцгеровского яйца» в 2007 году составляет 6-8 млн. $.

ЦВЕТЫ В ЛИВАДИИ.


(Из книги А.В. Попова «Романовы на Южном Берегу Крыма», Крымское Государственное издательство, 1930, с.59-60)).

      Цветы в Ливадии занимали видное место. Несмотря на обилие цветов в Ливадии, их еще ко времени царского приезда покупали. Так, в последний приезд Романовых в Ливадию (весной 1914 года) было куплено цветов (частью выписано из-за границы) на 3115 руб.10 коп. и еще куплено у татар полевых цветов на 600 руб.
      Император Николай II несколько раз выражал свое удовольствие садовнику и последний «был счастлив» донести по начальству о словах Николая II: «Какие у вас чудные розы, какая прелесть, какая их масса, целое море». Недаром у Николая II сложилось впечатление о Ливадии, как о море цветов, и недаром о вспоминал о Ливадийских цветочках после Февральской революции и хотел попасть в Ливадию «ухаживать за цветами». Его супруга Императрица Александра Федоровна и в этом отношении оказалась более требовательной , заявила, что в Левадии цветов мало, и потребовала, чтобы на видных местах были устроены новые плантации лилий и красных роз, а ниже турецкой беседки плантации ирисов и турецких маков.
        Немедленно по отъезде Романовых *30 мая 1914 г.) садовник выступил с проектом расширения ливадийской оранжереи и просил, ссылаясь на желание Александры Федоровны, ассигнования 3000 руб. на выписку из Германии к осеннему приезду Романовых «замороженной» (?!) сирени и ландышей. Вот своеобразная индустриализация и своеобразный импорт царского времени. Я позволил себе остановиться на этом маловажном обстоятельстве, потому что оно при всей своей незначительности ставит нас в тупик. Ведь это делалось буквально накануне войны. Как этот факт объяснить - совершенной ли неосведомленностью Романовых или - скорее - невероятным их легкомыслием ?

        Интересно, что культ цветов В Ливадии не сразу приостановила и Февральская революция. Садовник запиской от 4 марта 1917 г. доводил до сведения Ливадийско-Массандровского управления, что им получено распоряжение Александры Федоровны от 24 февраля (1917 г.) на устройство новых цветочных клумб в определенных местах. Как перед мировой войной, так и перед революцией Романовы еще думали о цветочках.  

ЦВЕТЫ В ЛЕВАШОВО.

ЦВЕТЫ В ЛЕВАШОВО.

По воспоминаний Александра Александровича Фаберже.

         Александр Александрович Фаберже (1912-1988), внук Карла Фаберже, профессор, доктор биологии. Закончил Кембридж в 1936 г. Легко называет растения и цветы латинскими названиями, в то время как текст написан на русском языке. В 1913-1916 гг. проводил лето на даче Карла Фаберже в Левашово. Не путать с домом Агафона Карловича в Левашово, который находился также в Левашово, в двухстах метрах.
         В записках встречаются:
      ЗЕМЛЯНИКА,   МАЛИНА,  СЛИВА,   РОМАШКА,   ХВОЩ,   ЛУПИНУС,  ФЛОКС,   БЕГОНИЯ,  НОГОТКИ,   СИРЕНЬ,   БУЗИНА,   ВОЛЧЬИ ЯГОДЫ,   ЯПОНСКИЙ ГАЗОН,  ИРИСЫ,  АСПЕРУЛА,  АНЕМОН,  ЧЕРЕМУХА,  ЛАНДЫШ,  ЧЕРНИКА,  БРУСНИКА,  ЖАСМИН,  ИВАН-ДА-МАРЬЯ,  БАРХОТКА,  «МУЖИК»,  ГОРТЕНЗИЯ,  ПЕОН,  НАСТУРЦИЯ,   РОДОДЕНДРОН,  КРЫЖОВНИК,  СМОРОДИНА,  ФУКСИЯ (31 название !) и другие цветы и ягоды. Все это росло  на даче Карла Густавовича Фаберже и в окрестностях Левашово.
         Текст  написан в 1966 году. Озаглавлен он:  «ЛЕВАШОВО-ВОСПОМИНАНИЕ». Хранится в Архиве г-жи Татьяны Фаберже (Женева).

        «...Кухарка Каролина варила варенье из земляники в медной кастрюле. Откуда была земляника ? Была своя. Малина росла в низу сада, между аллеями и канавой. И было несколько рядов белой малины на этой же аллее.
        ...В садоводстве (или Левашовском имении) была куплена молодая слива, которую потом Fimkia сажали, - «от меня» (как опыленье ?)
        ... У Опапа (Карл Фаберже-В.С.) в кабинете были на стене подвешены сросшиеся корни, ветки. И я сам один раз нашел какой-то сросшийся корень, и его отрезал и подарил Опапа. Срезал собственным острым ножиком.
         ... Большая елка, на нижние ветки можно лазать. Лазал тоже и на яблоню.
         ... Были Вера (няня Алика-В.С.), Катя, наверное Воля и еще несколько детей (Арронет ?). Много ромашек... Их собирали, приносили домой букеты.
         .... Ходили в имение князя Левашова (графа -В.С.) Там аллеи хвойных, ветки которых пускают корни.
         Там же: маленький пруд с кустиками на берегах, на которых странные двойные ягодки, - белые или красные. Были Вера и Катя. Осень, - потому то грустно. И тоже были  Funkia (очевидно название цветка ? - В.С.)
          ... Смотрел на какой-то лесной тропинке, куст  Euronimus ciropaeus с фруктами. Кто-то тут же говорил, что означает, что есть вода, можно буравить колодец. Ерунда.
           ... На озере Левашовском: ходили часто. На берегу часто хвощ.
           ... На Левашовском вокзале механические игрушки: куклы танцуют, очень хорошо сделаны. Их для меня пускали (Есть такие, привезенные из России у  Shenberg^a  в  Cambridg^es)
            ...Ходил с Верой на дачу Агафона (наверное только тогда, когда его самого не было). Помню там Лидию Александровну и мальчиков.
         В саду : лупинусы, капли воды на листиках, цветы шуршат, когда их пропускать через пальцы. Много флокса Phlox decumana.  Их запах. Высаживались бегонии. Я сам сеял ноготки Calendula  в клумбе вдоль дома и они цвели. Была целая площадка с маком разного цвета. Говорили, я этого не видел, что один год туда посеяли Gason Japonais , в котором были разные новости. Много спустя в Ментоне Villa Minoussai достали от  Vilmorn Andrien  Gason  Japon  - в котором были  Nemphila Strephsipho  и  Pрocеlia   etс , кажется голубая  Nemophila. Маме нравились. Папа как-то говорил, что ярко красный мак в зелени он не всегда замечает  Однако не был же он дальтоником ? Были тоже около дома, вдоль стены,  Montbrelia   Funkia  Кажется были (наверняка были) ирисы  Iris  germanig. Мама часто устраивала букеты в доме. А любимый цветок Опапа был в лесу   Waldmeis Asperula odorator (Примечание В.Скурлова: я специально ходил в Ботанический сад Академии наук в Петербурге. Оказалось это типичный цветок финских предместий Петербурга, совершенно простой, полевой, не благородный). В лесу раньше были анемоны, Anemone hemorara  которые мама очень любила, а папа презирал: «дешевый цветочек». Была черемуха, много.  Ландыши, наверное, были Conxalaria maiaris - сам их не помню. Были и в лесу: Maianken bifolica  Были посажены близ дома, по листьям.
         ... По поводу цветов: была еще и персидская ромашка,      запах, бледно-зеленые листья хорошо помню Pirethrum perbicum.
          ... В другом лесу (ходили через лес ?) сразу близко много черники, ее ходили собирать, у меня была маленькая корзиночка, Ходили подальше собрать бруснику, на сухих местах
          ...Еще о цветах: было несколько рододендронов. На них осенью ставили приготовленные пирамиды из досок, чтобы предохранить от снега (и холода ?). Это всегда так делалось. Как будто были пеоны ? Их также предохраняли ?
           Были еще гортензии, Hortensia Bauer Их кажется сохраняли где-то зимой. Был «Мужик». Были  бархотка Tagetes  и «Иван-да-Марья» - много. Омама показывала лицо. (Очевидно «Ивана-да-Марьи» - В.С.)
         ...Омама рассказывала, как-то какой-то новый садовник сказал, что умеет разводить шампиньоны, и что он это устроит, чего Омама очень хотела. Навозные кучи были покрыты рогожами и никому не позволялось под них смотреть. Когда пришел срок, садовник позвал Омама, и при ней скинул рогожу: и разбежалось много ящериц, - шампиньонов не было.
        А ящериц было много, - я помню.
        ...Еще о растениях: было много жасмину, то-есть Philadephus serugat   Были часто букеты. Папа запах жасмина не любил.
       Была сирень, и что-то ....(неразб. - В.С.) о персидской сирени   , Syrtnga persica которую Омама не любила. Были настурции. Омама любила кушать хвостики цветов.
       ...Была бузина. Кажется  около моста через канаву. Мне делали трубки (?0 (или я путая с «волчьей ягодой»). Было много волчьей ягоды в лесу. Это наверняка.
        ... Были еще овощи внизу, между аллеей и канавой: была морковка-скороспелка, которую скребли и мне давали есть. Были смородина: красная, черная ( белая ? Не знаю).. И  крыжовник. Редиска ? не помню, но наверное, была. Я любил.

         Был конечно самовар. Помню, как Омама разливала. Топился углями, Было много фуксий. Часть в горшках. Омама любила.»

ЦВЕТОФИЛИЯ и ФАБЕРЖЕМАНИЯ.

ЦВЕТЫ.

    

ЦВЕТОФИЛИЯ и ФАБЕРЖЕМАНИЯ.
29.06.2003

       Уважаемая г-жа  Marilin Pfeifer Swezey !

       Мне сложно было что-то найти новое по цветам Фаберже. Мне кажется, уже все написано. Некоторые замечания Вам посылаю и какие-то  дополнительные материалы, не главного характера.

       Больше всего сведений о цветах великой княгини Марии Павловны (34 изделия). И все - от Фаберже. Не исключено, что Мария Павловна покупала также цветы у Картье. Один из мастеров, работавших на Картье - Фурнье, также работал для Фаберже. Об этом есть сведения в Архиве г-жи Татьяны Фаберже. Федор Агафонович пишет в 1954 году, что в Париже, у сына мастера остались еще незаконченные в работе цветы (каменные), которые исполнялись по заказу и по рисункам Фаберже.
         Возможно все цветы из дворца великой княгини Марии Павловны, после Октябрьского переворота 1917 года перешли во владение известного дореволюционного  антиквара, бывшего ротмистра (кавалерийского майора) Аркадия Константиновича Рудановского (род. в 1872 г.). В мае 1919 года Рудановский был арестован вместе в Агафоном Карловичем Фаберже по обвинению в спекуляции антиквариатом. Агафон Фаберже просидел в тюрьме 16 месяцев. Судьба Рудановского неизвестна, но в Архиве Эрмитажа список изъятых у него вещей. В Списке числятся 34 цветочных композиции. Также известен сейчас «Нарцисс»  в собрании Эрмитажа, как указано - из собрания Рудановского. Но где же остальные 33 цветка ?
         Вообще, «цветов от Фаберже»  не должно быть много.  До приезда в Петербург екатеринбургских мастеров Петра Кремлева и Дербышева, в 1897- 1907 гг. было исполнено фирмой для императриц: Марии Федоровны, Александры Федоровны и императора Николая Второго и великого князя Михаила Александровича только 6 цветков.  И только заметно, увеличение количества цветов, после 1908 года. В 1908-1915 гг. исполнено для этой группы клиентов еще 8 цветков, и 2 проходили реставрацию. Об этом я уже писал в журнале «АНТИКВАРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ», № 3, 2001 г., с. 21. Этот номер у Вас есть. Но там надо сделать дополнения:
30.03.1906 ЦВЕТОК, императрица Мария Федоровна, 275 руб.
22.03.1914 Цветок ЛАНДЫШ - императрица Мария Федоровна, 275 руб.
          Исключить из списка:
18.02.1906 КОЛОКОЛЬЧИК горного хрусталя с гравировкой, 90 руб. - Государь Император.  - Это действительно колокольчик, который звенит, но не Цветок.

         Где-то Евгений Фаберже на письмах Бейнбриджу в 1930-х годах упомянул, что именно Кремлев выполнял цветы, причем многие цветы он делал самостоятельно. Это интересный факт. Я объясняю это хорошей подготовленностью Кремлева к изготовлению именно цветов. Эти традиции «каменного цветоводства» идут от Императорской Екатеринбургской фабрики и от Николая Лагутяева. До сих пор на «Кристи» и на «Сотбис» встречаются работа Екатеринбургских мастеров. Делал ли кто еще цветы, такие как Фаберже ?  Академик Ферсман называет только четыре настоящие камнерезные фирмы: Верфеля, Сумина, Денисова-Уральского и Фаберже. Бирбаум пишет, что больше не надо - достаточно для удовлетворения спроса.. В Москве, Киеве и Одессе не было мастеров по каменным цветам, или вообще по группе «каменных вещей». Очевидно, это - особое, тонкое искусство. Я никогда не видел цветов от Сумина или Денисова.
         Несомненно, у Фаберже были художники, специализирующиеся на цветах. Это Клара Цейдлер, преподававшая «рисование цветов» в Смольном институте. (был такой предмет у дворянских девушек, и многие выпускницы недурно рисовали цветы и вышивали их на подушках своего приданого). Отмечу также художника Ивана Комаленкова, который жил в доме мастера-эмальера Петрова, вместе с  Францем Бирбаумом.  Он еще в Училище Штиглица специализировался на рисовании цветов для тканей. В России было сильное текстильное ситцевое производство и рисование на ткани и было много художников-флористов. Отмечу также двух художниц по эмали: Эву Кордес и Марту Рафаэль, которые работали на Императорском Фарфором заводе и отличались в рисовании цветов.  Но главное было в ремесленном воспроизведении цветочных композиций - не хватало мастеров.
          Эмалевые и каменные цветы хорошо исполняли в Петербурге еще во времена Екатерины Великой. Об этом нельзя забывать. Такие вещи есть в Эрмитаже. Но нет традиций китайского камнерезного искусства. Эти традиции, по Бирбауму, были вывезены в Петербург, во время экспансии России в Северный Китай, в конце 19-го века.
           Итак, по Бирбауму, спрос на каменные цветы возник в конце 19 века. Спрос этот был предопределен общей культурой восприятия цветов в среде аристократии, как родовой, так и финансовой и капиталистической.  Но мы ничего не знаем о цветах, которые покупали у Фаберже такие его знаменитые клиенты как Нобель, Елисеев, Нейшеллер, Кениг или Кельх. Зато, в среде аристократии умение разбираться в цветах считалось вполне естественным и неотъемлемым признаком воспитания, наряду со знанием музыки, иностранных языков, скачками и танцами. Считалось хорошим тоном, если аристократ сам подстригает розы. Знание цветов предполагает и хорошее знание парфюмерии. Например, императрица Александра Федоровна предпочитала цветочные ароматы.
       Помимо аристократии большими любителями и знатоками цветов были артисты. Это в первую очередь балерины. В мемуарах Матильды Кшесинской, Анны Павловой,  Карсавиной, Преображенской, Вязем, Гельцер,  Марии Горшковой (жены скульптора Бориса Фредмана-Клюзеля) встречается немало строк, посвященных цветам. Цветы в жизни этих женщин занимали весьма почетное место. Фотографии интерьеров Матильды Кшесинской или Анны Павловой подтверждают это наблюдение.
            Марию Горшкову, при посещении квартиры Анны Павловой поразило обилие живых цветов, заполнявших все комнаты. Особенно ее удивил «корабль» с цветами. Такие «корабли» выносили на сцену во время бенефиса балерины. «Трудись, и тебе будут приносить такие корабли», учила Анна Павлова молодую балерину, с которой была дружна.
           Матильда Кшесинская на Пасху 1911 года получила от великого князя Андрея Владимировича «большое соломенное яйцо, дешевого вида, а в нем была уложена масса разных пакетиков, завернутых одинаково в бумагу. Среди этих пакетов были простенькие вещи, как-то: карандаши, пепельницы и другие пустяки, а потом я нашла чудесные вещи от Фаберже...». И еще: «Великий князь Владимир Александрович... на Пасху всегда присылал огромное яйцо из ландышей с привязанным к нему драгоценным яичком от Фаберже» (Кшесинская М.Ф. Воспоминания. М., 1992, С.128, 95).
           Хочется отметить, что многие исследователи  считают, что стаканчики для цветов (вазы) исполнялись исключительно из горного хрусталя. На самом деле, мы встречаем   цветочные горшки из поделочных камней. Так, у великой княгини Марии Павловны в коллекции (34 цветка, 1917 год) встречается вазочка «Тиффани», вазочка из нефрита , 4 вазочки из яшмы, одна из которых к тому же на скамеечке из жадеита. На фотографиях цветков из альбома фирмы, хранящегося в Минералогическом музее им. академика  А.Е.Ферсмана почти половина цветов в вазочках не из горного хрусталя.
           Многие авторы, говоря о цветах, цитируют знаменитое интервью Карла Фаберже, данное им корреспонденту журнала «Столица и Усадьба». В этом интервью  корреспондент утверждает, что цветы стоят 2000 рублей. На самом деле это явное преувеличение, едва ли не на порядок. Большинство цветов, которые проходят по счетам императрицы Марии Федоровны, императора Николая Второго и Александры Федоровны, а также Лондонского отделения, показывают, что цена таких цветов была 250-350 руб., редко когда 500 руб. Конечно, 500 руб. - это большие деньги. Один рубль равен сегодня 8 долл. 30 центам., то есть 500 руб.., это 4300 долл.   В начале 1990-х годов «Сотбис» несколько раз предлагал группу камнерезных цветов за цену  в 1500-2500 долл. В том же интервью 1914 года подмечена одна важная деталь. Каменные цветы помогали решить проблему подарка. «Иногда неудобно дарить бриллианты, а такая вещь подходит», считал Карл Фаберже. В композиции - главное - это не цена материалов, а эстетическая ценность и величайшая квалификации ручного труда.

       Цветы в императорских пасхальных яйцах.

       Первым императорским пасхальным подарком от Фаберже, с темой цветов было яйцо «Бутон розы», 1895 года для молодой императрицы Александры Федоровны. Затем последовали «Букет ландышей» (1898 год, Александра Федоровна),  «Анютины глазки» (1899, Мария Федоровна), «Букет белых лилий» (1899, Александра Федоровна), «Букет полевых цветов» -  (1901, Александра Федоровна), «Клевер» (1902, Александра Федоровна), «Трофей любви» (1907, Мария Федоровна), «Букет роз» (1907, Александра Федоровна), «Лавровое дерево» (1911, Мария Федоровна) и наконец, «Зимнее яйцо» (1913, Мария Федоровна).
       Итак, из 52 известных в настоящее время императорских пасхальных яиц (включая последние находки яиц 1917 года), тема цветов использована в 10 случаях, с 1895 по 1913 годы.
        Долгие годы яйцо «Букет полевых цветов» (1901)  считали произведением Бушерона, а в Списках Оружейной палаты 1922 года оно числится как работа Болина. (Это к вопросу об авторстве работ Фаберже).  Можно отметить также, что в яйце «Павлин» (1908, Мария Федоровна), сама птица сидит на цветущем яблоневом дереве.
        Нельзя обойти вниманием выдающее яйцо «Цветущая яблоня», исполненное в 1901 года для Варвары Кельх и яйцо-часы д-ра Метцгера, исполненные в 1893 году Нетрудно заметить, что яйцо-часы д-ра Метцгера предвосхищают идею яйца «Букет белых лилий» 1899 года.
        Из других выдающихся произведений, естественно упоминают «Корзину с ландышами» - подарок от нижегородских купцов на Коронацию 1896 года.
        Могу добавить также «Стакан горного хрусталя с « pensee»  , с открывающимися лепесками, ценою 700 руб. и к нему 5 миниатюр, ценою 375 руб.». Общая цена цветка: 1075 руб. Сейчас он в коллекции Оружейной Палаты. Эту покупку оплатил 11 ноября 1904 года император Николай, предназначая цветок в подарок своей супруге. (РГИА, Ф.468, оп.32, д.1652, л.30).
        Просматривая еще раз счета великого князя Александра Михайловича я обнаружил недавно:
         04.11.1899  Вазочка с фуксиями, 350 руб.,  инвентарный № 5939.
        В записных книжках императрицы Марии Федоровны обнаружена запись:
25.05.1907 № 14335  Glass mit Blume, 325 руб. (себестоимость 170 руб.).
 Информация:
        В счетах Фаберже для вел. княгини Марии Павловны:
07.11.1915 Починка листика у цветка, 5 руб.
      
        Р А З Н О Е:
    15.05.1984, КРИСТИ, Женева, лот 332    Цветы НЕЗАБУДКИ в стакане горного хрусталя, инвентарный № 13721
    В 1980 году на выставке ФАБЕРЖЕ в Хельсинки, под № 2 демонстрировали цветы из коллекции Юсупова, с инвентарным № 13353
    11.06.1998, СОТБИС, Нью-Йорк, лот 332  Цветок, инвентарный № 15414
    16.11.1988, КРИСТИ. Женева, лот 175   Цветы-анемоны, от леди Сакквилл, инвентарный № 416103 . Неверно:      надо № 16103. Под этим номером 16.03.1908 в Лондоне г-жа Сэкквилл Уэст купила  «Цветок японский лотос, цветы - белая эмаль, листочки - нефрит, стебли - золото. Ваза - коричневый орлец и горный хрусталь». Цена 35 фунтов стерлингов.
   
        Всего наилучшего, уважаемая Мэриллин. Успеха в Вашей нелегкой работе,


        Валентин Скурлов..

ФУРШТАДСКАЯ УЛИЦА.

ФУРШТАДСКАЯ  УЛИЦА.

Фурштадская  улица, 20.

 Здесь жил художник фирмы Фаберже Василий Иванович ЗУЕВ

«Весь ПЕТЕРБУРГ, 1901»:

Бауман Александр Егорович, художник, Фурштадская, 20 (тоже 1905 год)
Косяков Владимир Антонович, художник, Фурштадская, 20
Косяков Василий Антонович, коллежский ассесор, архитектор, Фурштадская, 20 (В 1905 году, статский советник, профессор)
Косяков Владимир Антонович, надворный советник, инженер-архитектор, Фурштадская, 20

«Весь Петербург, 1902»:

Ильина Ольга Александровна, художница, Фурштадская, 20
Гоген фон, Александр Иванович, художник-архитектор, Фурштадская, 27

«Весь Петербург, 1904»:

Гаугер Эмиль Карлович, художник, Фурштадская. 27
Косяков Владимир Антонович, художник, Фурштадская, 8
Добровольский Евгений Николаевич, титулярный советник, гражданский инженер, Фурштадская, 44

«Весь Петербург, 1906»:

Ильин Лев Александрович, гражданский инженер, Фурштадская, 9
Косяков Владимир Антонович, статский советник, гражданский инженер, Фурштадская, 8
Паульсон Оскар Александрович, архитектор, классный художник, Фурштадская, 13
Романченко Николай Филиппович, надворный советник, гражданский инженер, Фурштадская, 27

Зейденберг Савелий  (умер в 1942, в блокаду Ленинграда). Фурштадская, 9. Частная студия рисования.

Евгений Фаберже называет себя «учеником Зейденберга». В 1906 году в Петербург приехал поступать в ЦУТР бар. Штиглица Марк Шагал. Его не приняли, не оказалось аттестата.  Марк несколько месяцев посещал Рисовальные курсы Зейденберга.  

ФОР Феликс.

ФОР Феликс.

АЛЬБОМ – подарок Президенту Франции Феликсу Фору от Петербургской губернии. 1897 год.

В июле-августе 1897 г. состоялась серия визитов в Петербург глав государств балканских стран, Германии и Франции. Особенно важное значение имел ответный визит президента Франции Феликса Фора в августе 1897 г. Приглашение президента в Россию произвело , по свидетельству французских газет, «превосходное впечатление». На заседании Палаты депутатов и Сената без прений был вотирован специальный кредит в полмиллиона франков на подготовку к визиту.
     Во Франции готовили подарки для вручения их в России – президент лично отбирал на Севрской мануфактуре самые красивые изделия. Готовясь к визиту, Ф.Фор усердно изучал русский язык – он почти свободно читал газеты и понимал речь, но устно объяснялся еще плохо.
    После согласования даты визита был разработан его церемониал и соответствующие мероприятия: встреча в Кронштадтеи Петергофе, присутствие на больших маневрах и обед в лагере в Красном селе, прибытие в Петербург, завтрак в Эрмитаже, где устраивались апартаменты для Фора, осмотр достопримечательностей столицы, наконец, парадный обед в Елагином дворце.
    На страницах русских газет печатались многочисленные материалы о подготовке к визиту во Франции и в России, сведения о французском флоте и т.п. Сам Феликс Фор был простого происхождения, из семьи кожевенника. Россия ждала наследника престола, но родились к 1897 году только две девочки. Французские газеты писали, что если родится третий ребенок, то Николай II назовет его в честь франко-русского союза Феликсом, а если родится ребенок у Феликса Фора, то его имя будеть Николя или Николь (если девочка). Русские газеты писали, захлебываясь: « К нам едет дядюшка Феликс !», намекая на богатого дядюшку. Все были в ожидании объявления "союза" и вот наконец, на прощальном завтраке 14 (26) августа царь произнес заветное слово «союз». На другой день газеты разнесли эту новость по всему миру.  Необыкновенный энтузиазм французов не знал границ. Праздновать это событие предлагалось так же, как и национальный праздник республики – день 14 июля!

На альбоме клейма, слева внизу на лицевой доске. Клеймо-именник фирмы «В.МОРОЗОВЪ». Над ним, в круге «знак поставщика Высочайшего Двора» - государственный герб. Слева: клеймо-именник мастера "Э.К", принадлежащий Эдуарду Ивановичу Кортману. Рядом, клеймо-двойник Санкт-Петербургского пробирного управления для 1896-1898 гг., с обозначение пробы серебра «84» (соответсвует 875 метрической пробе).
Торговый дом «И. Е. Морозова». Фирма основана в 1849 году в Санкт-Петербурге Иваном Екимовичем Морозовым (1825-1885), в дальнейшем потомственный почеиный гражданин, купец 1-ой гильдии и кавалер орденов. Дело продолжали два сына Владимир Иванович и Николай Иванович, который вскоре вышел из фирмы. Звание Высочайшего поставщика Владимир Морозов подтвердил 15 января 1894 года. Фирма специализировалась на изготовлении столового серебра для Высочайшего двора. Много исполняла золотых, серебряных и ювелирных изделий для Кабинета Е.И.В. Владимир Морозов удостоен звания мануфактур-советника, один из учредителей в конце 1911 г. СПб Общества ювелиров. Магазин фирмы один из крупнейших в Петербурге, размещался на углу Садовой улицы и Чернышова переулка (сейчас Ломоносовская линия). В 1965 году в стене бывшего магазина были найдены замурованные в стену семь слитков золота, весом 114 кг

Эдуард Иванович КОРТМАН, потомственный почетный граджданин, член блатворительного Института Принца Ольденбургского, домовладелец, родился в Санкт-Петербурге, обучался в церковной школе Св.Екатерины на Васильевском острове, состоит в купечестве с 1875 года, наградден орденами СВ. Анны 2 и № степени и Св. Станислава 2 и 3 степени. Содержит граверную и гильошерну. Мастерскю, приобретенну. Им в 1869 году от Бестен, имевшую в то время 8 человек рабочих . К 1900 году в мастерской более 100 рабочих. Мастер воспитал за 25 лет более 400  эмальеров и гильошеров для все предприятий Петербурга. Неоднократно. Поставлял свою продукцию к Высочайшему Двору. Мастерская размещалась в доме 34 по Невскому проспекту  и функционировала до 1918 года.

Фелькерзам1714-1814.

Фелькерзам1714-1814.

НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О С.-ПЕТЕРБУРГСКИХ ЗОЛОТЫХ И СЕРЕБРЯНЫХ ДЕЛ МАСТЕРАХ ЗА СТО ЛЕТ. (1714—1814)
(Старые годы: Ежемеся¸ник для любителей искусства и старины. – 1907. – Январь. – С. 7—13.)
Страница из журнала
За последние двадцать лет на западе неоднократно обращалось внимание на мастеров золотого и серебряного дела и появилось в свет немало о них исследований. У нас теперь имеются более или менее подробные сведения о мастерах былого времени в Германии, Франции, Англии, Дании и т. д. Мы знаем их клейма, можем выяснить роль многих из них в искусстве и степень их таланта. Таким образом, нам возможно за редкими, быть может, исклю¸ениями определить, кем именно исполнены старинные предметы заграни¸ного производства. Пора и у нас заняться этим делом, оставшимся пока совершенно ещё нетронутым, неисследованным и неизвестным. Мы так привыкли смотреть на произведения искусства, как на предметы заграни¸ного происхождения, ¸то по¸ти всегда с¸итаем всё хорошее привезённым из заграницы, если только нет прямых доказательств противоположного. В виду этого все наши музеи и ¸астные коллекции изобилуют примерами неверного определения разных серебряных и золотых вещей, как вещей заграни¸ного производства, между тем как они исполнены в России.
При близком знакомстве с этим предметом, мы не только можем убедиться в том, ¸то и у нас имелись отли¸ные мастера, хотя большею ¸астью иностранного происхождения, но и в том, ¸то немало произведений их рук уцелело и дошло до нас.
В те¸ение шести лет автором этой маленькой статьи, из разных архивов (Министерства Имп. Двора, Мин. Финансов, Ремесленных управ и про¸.), а также и из многих других исто¸ников, собран довольно обширный материал по этому вопросу.

Наиболее то¸ны и полны сведения, сохранившиеся относительно С.-Петербургских мастеров, по¸ему мы и решаемся издать этот материал как первый опыт, надеясь, ¸то найдутся и другие исследователи, которые со временем пополнят то, ¸его пока ещё не удалось установить.
На¸ало серебряного дела в С.-Петербурге восходить по¸ти ко времени основания города, так как Пётр Великий, ещё в самом на¸але XVIII века, выписал в новую столицу из Москвы и из заграницы множество разного рода ремесленников и художников, между которыми были и золотых, и серебряных дел мастера.
То¸ные сведения о последних на¸инаются с 1714 г., когда Император разрешил мастерам из иностранцев соединиться в цех, утверждённый им же в 1721 и 1722 гг. Пётр Великий, впоследствии, ввёл по примеру запада цехи во всей России. Императрица Екатерина II определила более подробно внутреннее устройство русских цехов в "Ремесленном Положении" 1785 г. и, наконец, Император Павел I уже окон¸ательно организовал их в "Уставе Цехов" 1799 г.
Цех составляли мастера, подмастерья и у¸еники. Во главе каждого цеха стояли цеховые старосты, избранные мастерами ремесла, которые одни только пользовались правом голоса. Цеховым мастером становился ремесленник, полу¸ивший аттестат на это звание и принятый в цех, после отслужения не менее трёх лет в ка¸естве подмастерья и после исполнения им "пробной работы" (Meisterstьck).
Мастер пользовался исклю¸ительной привилегией держать мастерскую, подмастерий и у¸еников и приобретать права городского обывателя. Это привилегированное положение передавалось и вдове мастера.
Понятно, ¸то сперва, когда Петром Великим было дано разрешение соединяться в цехи, иностранцы из мастеров, первые, по¸увствовали надобность такого у¸реждения, так как они находились в ¸ужой земле, не знали русского языка и ещё у себя на родине привыкли к законам, требованиям и обязанностям цехового устройства, существовавшего на западе повсюду ещё в средние века.
Итак, золотых и серебряных дел мастера из иностранцев соединились в 1714 г. в цех, который полу¸ил, после утверждения, последовавшего в 1721 г., название: "Das Amt der lцblichen Gold-und Silberarbeiter in St.-Petersburg".
Архив этого поныне ещё существующего цеха, к которому мы обратились, заклю¸ает в себе много интересного и ценного материала для истории серебряного дела. До 80-х годов XVIII ст. книги о внесении у¸еников, о выписке подмастерий и о производстве их в мастера не всегда, однако, велись с достато¸ным вниманием и имеют много пробелов. С 1787 г., благодаря организаторскому таланту тогдашнего старосты, Иоахима Гассельгрена, были заведены новые книги и по возможности пополнены пробелы в старых, были затем у¸реждены цеховые, кассовые книги и т. д., так ¸то с этого года сведения становятся уже полнее.
Первым старостой иностранного цеха был Иоганн Яспер, а со дня утверждения цеха – Готфрид Гильдебранд. Этот Гильдебранд, родом из Дерпта, попал в 1707 г. в плен в Москву и принадлежит к ¸ислу тех первых мастеров, которые были присланы в новую столицу ещё Петром Великим. До времён Императрицы Екатерины II в иностранном цехе было сравнительно немного мастеров, но с тех пор ¸исло их всё более и более возрастает и достигает к на¸алу XIX ст. приблизительно ста пятидесяти.
Вот список первых С.-Петербургских золотых и серебряных дел мастеров иностранного цеха до 1735 г.:
·     1714. Яспер. Johann Jasper. 1718, 1727.
·     1717. Дей. Abraham Dey.
·     1719. Реймер. Johann Reymer.
·     1721. Гильдебрандт. Gottfried Hildebrand.
·     1721. Бейер. David Beyer. 1725.
·     1721. Дом (Дон). Nicolay Dohm.
·     1721. Шнауц. Antony Schnautz.
·     1721. Гольст. Johann Holst.
·     1721. Луд. Jacob Lud.
·     1721. Старк. David Staark.
·     1721. Шульц. Johann Schultz.
·     1721. Удендаль. David Udendahl.
·     1724. Данквард. Joachim Danckward.
·     1724. Фридрихсон. Friedrichson.
·     1724. Кеппинг. Claus Jacob Kцpping. 1741.
·     1724. Шарпинель. Scharpinel.
·     1725. Дункель (Тункель). Wilhelm Dunkel, ‡ 1744.
·     1725. Лис. Charles Lys, ‡ 1746.
·     1726. Бауман. Carl Friedrich Baumann.
·     1726. Бок. Matthias Bock.
·     1727. Джипс. Samuel Gips.
·     1728. Бибо. Cornelius Bibo.
·     1728. Даммер. Jacob Dammer.
·     1729. Друмнен. Drumnen.
·     1729. Кюнстелер. Friedrich Wilhelm Kunsteler.
·     1731. Бэм. Bцhm.
·     1731. Удер. Uder.
·     1731. Дейхман. Zacharias Deichmann.
·     1731. Царт. Johann Heinrich Zahrt. 1745.
·     1734. Нодэ. Pierre Naudй.
·     1735. Каталау. Katalau.
·     1735. Клифман. George Klifman.
·     1735. Мартенс. Johann Martens (Martin).
·     1735. Опман. Heinrich Opmann.
·     1735. Руберт. Niklas Rubert.
·     1735. Шмаль. Johann Schmahl. 1754.
·     1735. Стюлбергер. Sebastian Stuelberger.


Все книги, с¸ета, аттестаты, дела и пр., с самого на¸ала существования иностранного цеха и доныне, велись на немецком языке. Это объясняется тем, ¸то немцы занимали в цехе первое место по ¸исленности. Они переселялись в С.-Петербург не только из Германии, но также и из Курляндии, Лифляндских и Эстляндских городов, из Польши и Москвы, где уже давно существовали немецкие колонии; нередко также они переселялись из Финляндии, где в Выборге, Вильманстранде и Фридрихсгаме тоже, ещё с на¸ала XVII ст., образовались подобные же колонии выходцев из немцев. Второе место по ¸исленности занимают шведы; ¸асть их пришла к нам тоже из Финляндии. За ними следуют французы и финны. Кроме этих национальностей, мы находим между мастерами дат¸ан, англи¸ан, австрийцев, армян, итальянцев и т. д.
Обыкновенно мастера эти брали себе в у¸еники своих же земляков, ¸то особенно заметно у финляндцев и шведов, но нередко и русские поступали в у¸ение к иностранным мастерам. Уже в первой половине XVIII ст. стали делать разницу между золотых и серебряных дел мастерами, потом явились новые группы, под названием ювелиров, гравёров и галантерейных мастеров. Последние выделывали мелкие вещи.
Ювелиры не все с¸итали нужным принадлежать к цеху, и некоторые, как напр. знаменитые Позье (Pauzier) и Бернарди, предпо¸итали занимать положение более свободное и быть скорее купцами-торговцами, ¸ем ремесленниками-мастерами.
Гравёры принадлежали к цеху с самого на¸ала его существования, однако вышли из него в 1842 г. и у¸редили особый цех.
Многие из мастеров не строго держались той или другой отрасли ремесла и были одновременно и золотых, и серебряных дел мастерами, и ювелирами. В нижеследующих списках мастеров мы указываем их специальность, везде где мы могли её установить.
Бывали мастера, которые избирали себе одну определённую специальность и выделывали исклю¸ительно вещи одного рода; таковы напр. мастера Панаш, Кеммерер и Кейбель, из которых первый исклю¸ительно, другие оба по большей ¸асти занимались выделыванием орденских знаков.
Не лишним будет упомянуть о том, ¸то одна группа мастеров русского цеха, которая пока совершенно ещё не исследована, занималась исклю¸ительно выделыванием церковной утвари: окладов для икон, крестов, лампад и пр.
После у¸реждения цеха иностранных мастеров, и русские золотых и серебряных дел мастера объединились в один цех.
К сожалению, по¸ти все дела и акты, списки мастеров и т. п. этого цеха уни¸тожались впоследствии и несколько сот тыся¸ дел было продано – особенно в 1864 и 1871 гг. – как ненужные бумаги, на вес. В архиве С.-Петербургской Ремесленной Управы, пострадавшем кроме того два раза от пожара, нашлись только дела, на¸иная с 1805 г., и восстановление истории русского С.-Петербургского цеха и русских мастеров является мозаи¸ной работой – собиранием повсюду разбросанных, бессвязных и скудных известий. От 1805, 1807 и 1809 гг., существуют книги "выданных мастерам билетов" с тыся¸ами фамилий мастеров всех цехов вместе; однако, ни при одном имени мастера не указано, к какому именно цеху он принадлежал, так ¸то этот материал совершенно непригоден.
От 1804, 1811 и пр. гг. существуют так называемые "Ревизские сказки", в которых каждый мастер давал сведения о своём семействе.
Эти сведения о¸ень скудны и также ни¸его не содержат относительно того, когда он был принят в цех, откуда родом и т. п. Кроме того, и в этих книгах мастера не размещены по цехам, а все вместе, так ¸то отыскивать золотых и серебряных дел мастеров в этой массе имён и фамилий, среди мясников, портных, сапожников, кузнецов, бассонщиков и пр. – весьма трудно.
К первым русским мастерам в С.-Петербурге, которых удалось пока найти, принадлежат:
·     Пазулов, придворный ювелир. 1721, 1723.
·     Самсон Ларионов. 1723, 1724.
·     Сухотин. 1721, 1723.
·     Фёдор Разумов. 1730, 1738.
·     Михаил Юрьеви¸ Бельский. 1736.
·     Иван Либман. 1741, 1762.
·     Тихон Золотарёв. 1743, 1750.
·     Иван Шрейдер. 1745.
·     Иван Золотарёв. 1747, 1753.
·     Иван Вольный. 1753.
·     Иван Евстифеев. 1762.
·     Костылев. 1764, 1767.
·     Никита Иванов. 1768.
·     ´истяков. 1768.


С на¸ала XIX века на¸али строже следить за тем, ¸тобы в цех иностранных мастеров принимались только действительно иностранцы, и неоднократно мастера из иностранцев, принявшие русское подданство, выходили из иностранного цеха, ¸тобы перейти в русский.
В 1793 г. "Цех русских золотых дел мастеров и серебряников" состоял из 44 мастеров, 16 подмастерий и 14 у¸еников, а цех иностранцев – из 59 золотых дел мастеров, 51 серебряника, 27 галантерейных мастеров и 2 гравёров, – всего из 139 мастеров, не с¸итая однако ювелиров, записавшихся купцами.
Прежде ¸ем перейти к спискам всех известных нам за сто лет (1714—1814) С.-Петербургских мастеров, мы должны ещё сказать несколько слов относительно их клейм.
Ещё до основания новой столицы, работавшие в Москве, мастера отме¸али клеймами свои произведения и, естественно, ¸то обы¸ай этот был перенесён и в С.-Петербург, тот¸ас по у¸реждении в нём цехов.
Эти клейма полу¸или название "именников", так как они состояли из инициалов имени и фамилии мастера. Обыкновенно буквы (2 или 3) помещены в продолговатом прямоугольнике, но встре¸аются рамки и другой формы.
В Москве, где обыкновенно помещались в клейме три буквы (имя, от¸ество и фамилия), клейма особенно ¸асто имели форму сердцевидную или трилистника.
К концу XVIII века, во избежание смешения ¸асто повторяющихся одних и тех же инициалов, принадлежащих разным мастерам, вошли в употребление именники с полной фамилией в прямоугольнике или en creux.
´асто мастера, после нескольких лет, изменяли форму клейма, так ¸то мы знаем иногда 2—3 разных клейма, обозна¸ающих одного и того же мастера.
При знании имён и фамилий мастеров и времени их жизни и деятельности, в теории более или менее легко определить, кем именно исполнены предметы, на которых уцелели клейма. Однако, на практикеявляется ¸асто одно обстоятельство, усложняющее разрешение этой зада¸и, это то, ¸то клейма "пробирных мастеров" – тоже "именники" и ¸асто имеют совершенно такой же вид, как клейма-именники золотых и серебряных дел мастеров.
Если на клеймах пробирных мастеров находится кроме инициалов ещё и год, тогда это клеймо легко разли¸ается, потому ¸то год никогда не встре¸ается на клеймах золотых и серебряных дел мастеров, но если оно состоит только из двух букв, то единственное условие возможности определить его – знание всех имён и фамилий тех и других мастеров. Мы даём по этой при¸ине, прежде всего, фамилии и инициалы тех С.-Петербургских пробирных мастеров, которых нам удалось установить с указанием тех годов, к которым, по нашим изысканиям, относится их деятельность:
·     Ф. М = "Фёдор" Милюков, с 1728 г
·     Б. = Букаев, до 1736 г
·     Г. Щ. = 1736, 1737
·     Ш. = Шамшев, 1737
·     В. Н. = 1742
·     И. Ф. = Иван Фролов, 1743–1776
·     Е. Б. = Евграф Боровщиков, 1772–1783
·     Н. М. = Никифор Мощалкин, 1778–1800
·     А. З. = 1795–1799
·     А. Я. = Александр Ильи¸ Яшинов (Яшинков, Яшенков), 1795–1826
·     И. И. = Иван Афанасьеви¸ Иванов, 1805


Из действительных мастеров-ремесленников, коне¸но, только известное ¸исло имеет право на общее внимание, таковы, напр., золотых дел мастера и ювелиры: Pauzier, Bernardi, Ador, Gass, Bouddй, Duс, Bock, Keibel, Godefroy, Hasselgren, и пр., или серебряники: Kцpping, Blohm, Okkerblom, Bredenberg, Dohm, Deichmann, Liebmann, Lundt, Bergstroem, Buntzel, Buch, Hagstadt, Hedlund, Kolb, Palm, Tenner, Unger, и пр.
Целый же ряд пере¸исляемых в алфавите мастеров представляет менее интереса, так как многие из них только короткое время работали в С.-Петербурге, или занимались исклю¸ительно более простой ремесленной работой, как, напр., выделыванием ложек и вилок, гладких тарелок и вообще более дешёвых рыно¸ных вещей.
Выяснить роль каждого из них, зна¸ение которое он имел для искусства, самостоятельность его вкуса, рисунка и пр. – это дело будущего, и мы тут только даём на¸ало последующих исследований. Место, к сожалению, нам не позволяет прибавить к сведениям о мастерах ещё и то, ¸то нам известно относительно предметов их работы, дошедших до нас, и дать описания разных вещей, определённых по документам или по клеймам, как произведения того или другого мастера.
Клейма пока установлены для о¸ень немногих мастеров, так как, кажется, нигде не сохранилось списков с описаниями их или медных досок с оттисками, утверждёнными Пробирной Палаткой.

Antiq.info